Новинки

"Проклятое везение. Таурин"
Новинка в продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Конкурс фанфиков/стихов/рецензий и проч. 1-30 октября 2016 г.

Работа 1.

Рецензия на книгу «Лейна»

На книгу «Лейна» Елены Петровой в издательстве «Эксмо» я наткнулась весной 2016 года. На самом деле, я пришла в «Читай-город» с подругой и обратила внимание на необычное название. Придя домой, я вспомнила про увиденную книгу и решила поискать её в электронном формате. Начав читать, я не смогла оторваться и опомнилась только где-то на середине. Сюжет произведения невероятно живой, несмотря на кажущуюся банальность задумки: девушка становится «попаданкой» в мире Ларелла и искренне желает вернуться домой. По пути к Мастеру Вероятностей, который, по слухам, сможет отправить её обратно, она собирает вокруг себя компанию из весьма противоречивых нелюдей: полуэльфа, светлого эльфа и двух эльфов тёмных. Ах да, а ещё у неё появляются преданные друзья-демоны: сэльфинг Малыш и гарр’краши Тигр. И всё шло хорошо, пока одному из тёмных не пришла в голову «прекрасная» мысль сделать Лейну, главную героиню книги, своей диали – то ли официальной любовницей, то ли узаконенной возлюбленной. Та попыталась отговорить Триона – так звали этого эльфа – но у неё ничего не вышло. У Лейны остался единственный выход – бежать в Эдем – мир Демиургов.

Прочитав книгу, я осознала, что испытываю три эмоции: дикий восторг, обиду на незаконченность и безумное счастье от наличия продолжения. Захватывающие повороты сюжета, уникальные живые герои, поведение которых просто и понятно любому, невероятный мир, подаренный всем читателям автором – это всё о «Лейне». Во время чтения создаётся иллюзия полного присутствия, полного слияния читателя с главной героиней, это не Лейна, это ты пробуешь в первый раз натянуть тетиву эльфийского лука, это ты чудом избегаешь смерти в доме Мореи Озёрной, ты неспешно беседуешь с прадедом твоего друга Вортоном на крыше королевского дворца в Сартаре… И это чудесная находка автора. Также для меня очень приятным бонусом стало наличие частей, написанных от лица других персонажей: Дариэля и Триона. Это весьма подымает настроение, и так находящееся на заоблачной высоте после очередной забавной ситуации.

Давайте разберём некоторые технические моменты. Начну я, пожалуй, с названия. Итак, «Лейна». Что это значит для самой книги? Многие сказали бы, что это имя главной героини. Это и так, и не так. Да, в названии действительно отражено имя, но каким образом? Автор берёт не «исходное» имя героини – Петрова Елена Владимировна – а то, которое она приняла, которым её нарекли в новом мире. Это символ безвозвратных изменений как в самой героине, так и вокруг неё, тех изменений, которые она принесёт с собой. А ещё это название настраивает нас на нечто необычное, сказочное и волшебное, ведь так может называться только книга, до краёв полная магией.

В целом, книга состоит из 4-х частей: 8 глав в 1-й части и по 9 в трёх остальных. Это деление вполне разумно, т.к. в каждой части есть свой путь, свой отрезок истории Лейны на Ларелле. В первой части – путь из Больших Соток в Тирилон, во второй – из Тирилона в Веллариэль, столицу светлых эльфов и в 4-й – из Веллариэля в Сартар, столицу уже тёмных эльфов. Лейна идёт по дорогам Лареллы, походя меняя историю: раскрывает заговор против Повелителя светлых эльфов, спасает отряд тёмных эльфов, помогает Триону обезвредить Дерейлу – тёмную эльфийку, решившую призвать демона на Лареллу. Сюжет книги изобилует подобными историями, но не переполнен ими. Одно и то же событие рассматривается с точки зрения разных героев, делая его более выпуклым в канве сюжета, более многогранным. Персонажи книги словно списаны с реальности – ни малейшей манерности или неестественности, читатель воспринимает всю книгу как реальную историю. Во многом этому способствует уникальный и неповторимый авторский слог. Лёгкая, нежная, немного насмешливая, но такая родная и близкая каждому читателю речь не вызывает отторжения, а наоборот, мягко обволакивает и погружает в мягкие глубины слов. Читая, ты не понимаешь – текст ли это, написанный кем-то или твои собственные мысли, облечённые в чудесные одежды словес.

Это прекрасное произведение, достойное своего места на полке Вашего книжного шкафа. Главная причина этому – посыл автора, заключённый в ней. Написав книгу, автор создала свой уникальный мир, сама почувствовала себя в роли великого Демиурга – творящего миры. В «Лейне» воплощена своеобразная мечта автора – мир, абсолютно непохожий на нашу Землю. В нём возможно многое из того, чего мы никогда не достигнем здесь. И вписывая в прихотливые узоры сюжета ветви и цветы своей мечты, она словно говорит нам: не бойтесь мечтать, пробовать, создавать! Боритесь, и тогда Ваша сокровенная фантазия расцветёт и даже станет реальностью! В нашем сером, узком, строго поделенном мире мечте тесно и лишь в ваших силах выпустить её на волю, как это сделала для автора «Лейна»!

0_45d71_abe6cb57_XL_22

Работа 2.

Вредное влияние

 

В дом свой супругу вводи,

Как в возраст придешь подходящий.

До 30 не спеши, но и за 30 долго не медли.

Гесиод

 

Лейна дер Сэннет

 

Хорошее дело браком не назовут. Разве что помолвкой. Серебряная, золотая, вольфрамовая… ну и так далее по дереву элементов… Оказалось, этим все Вероятности схожи так же, как и сказками про зачарованных лягушек. На серебряную хорошо погуляли, еще в академии. Не так, конечно, как Тиль с Тайниром, казенная недвижимость осталась недвижимой, но отделка и садово-парковые прелести… да уж… восстанавливали всем курсом, ну ладно, ладно – двумя факультетами. С третьей попытки. Но восстановили же! После раскорчевки зарослей кремнийорганического винограда, переопылившегося с живунцами. Разные семейства? Так для упившегося Творца Жизни-без-границ это мелочи.

А на золотую Кэри подарил первое свое фирменное изделие — перстенек с сердоликом. Долго уговаривала, но ничего, сделал. Тогда мы уже (нас уже) закончили, наконец, академию (из академии). Нет, мы не такие тупые, чтобы за пятьдесят лет не освоить программу, просто много пришлось отвлекаться на Землю. Молодые совсем были, перстенек долго не протянул, только-только до вольфрамовой – которая на сто пятьдесят лет по гномьим традициям.

Кэри… скоро уже и амитеевую будем отмечать – это которая у дроу на пятьсот лет- а все такой же. Уверяет, что и я такая же. Не верю, врет как всегда. Или чего-то недоговаривает, «потом скажу», «не торопись», ну точно такой же. Сопит в спину, щекотно, и не поймешь, спит, или уже нет. Сегодня отправляемся на Лареллу, пора бы и вставать, но лень. Тиль обещала что-то интересное, а что – сюрприз. Значит, безопасно, можно расслабиться и получить от сюрприза удовольствие. И вообще, сплю я.

 

Кэртен дер Сэннет

 

Красивые волосы. И не только волосы, далеко не только, ну в смысле ожерелье тоже ничего так. Второе поколение, навороченное, с индикацией разряда. Со временем камушек за камушком становится из желтого оранжевым, желтых уже меньше. Ну не совсем со временем, не в нем, в общем-то, дело. Сам же не похвалишь, от других не дождешься? Не, не так, от моей… эээ.. да, невесты! – очень даже и дождешься. И не только похвалы, если так и дальше пойдет, поколение два с половиной придется еще до амитеевой помолвки делать. Многофункциональное, с наворотами, в духе земных технологий.

Хорошо научилась закрываться, молодец, и не поймешь, спит или нет. Сколько уже вместе, а друг другу пока не надоели. Нестандартное решение – эта бесконечная помолвка. Только вот именно она и спасает. Страшная штука наши вечные браки при почти вечной жизни. А вечные помолвки как-то не одобряются, но ничего, нам с Ленкой пока сходит с рук, да и дед все понимает, прикрывает от ревнителей традиций. Хотя лучше ее так не называть, даже закрывшись, не угадаешь, улыбнется или разозлится, слишком много связано с людьми, для которых она Ленка-Леночка.

Изменилась ты, подруга, хоть вроде и та же. Ну да в главном точно та же. Как там написал в черновике выпускной характеристики рыжий Вентер, на то время уже пристроившийся в непонятно чьи помощники в академии – «дестабилизирует галактику»? Понятно, дядя приказал, да и впечатления от пребывания в отдельном подвальчике у Торна в качестве неопознанного шпиона несомненно добавили вдохновения. Черновичок удалось стянуть на память, потом пропал куда-то.

 

Лорин дер Сэннет

 

Прапрадед уже собрался, скоро уходим. Интересно, сработает или нет? Ждать потом все равно долго, но интересно, сработает? Заметить вроде не должны, но это только «вроде». От таких предков можно ждать чего угодно – и это здорово. И черновичок как-нибудь пристроим на стенку в рамочку, надо только придумать что-нибудь позаковыристее. Ну а пока – юнгой с прадедом – оно поспокойнее по пиратским морям походить, чем ждать, заметят или нет. Не прибьют, но что-нибудь веселое наверняка придумают. Это ж не консервную банку на хвост Шаарти повесить.

 

Лейна дер Сэннет

 

Хороший у нас мальчишка, одна беда – весь в нас. Как будем в академию отдавать, не представляю. Но это еще не скоро, ему только пятьдесят недавно было. До сих пор толком не привыкла к такому счету времени, когда у самой возраст пошел за пятьдесят, временами жуть брала – вот проснусь завтра благообразной такой дамой, пополневшей, с седыми волосками в косе. После вольфрамовой помолвки стало легче – столько все равно не живут, бред какой-то пополам с фантастикой, так почему бы и не побыть молодой.

Родился Лори года через два после гибели одного из моих самых первых друзей за пределами Земли – так что с именем для меня вопроса не было и Кэри сразу согласился, благо в роду дер Сэннетов нет особых правил на этот счет. Друга забрал очередной конфликт между Ледойрой и гномьей Федерацией. Будь я человеком двадцати с чем-то лет – злилась бы на гномов всю оставшуюся жизнь, а вот для Демиурга, разменявшего четвертую сотню, все прошло как-то… не знаю как, но по-другому. И Лорина-старшего жалко, и на гномов зла не держу.

А еще здорово погуляли, когда у Лори Дар прорезался, для Демиурга это, считай, второе рождение. У кого как, а наше малолетнее чудо привязало к хвосту папиной боевой кошки старую добрую жестяную банку с Земли. И ведь запомнил чьи-то рассказы про такие шуточки, и банку прихватил, где нашел только! – таких уж лет триста не делают. Самое главное – чем привязал! Нитью Силы, бантиком. Я как увидела, сразу вспомнила Торрена, смеялась до слез. Потом, правда, стало не до смеха, Шаарти как-то неправильно восприняла гремучую смесь из банки с Нитью, минут десять ее успокаивали, а животинка не самая маленькая, опять ремонтом пришлось заниматься. Учим пока парня в семье, Кэри даже говорит, что я сильно на него наезжаю. По мне, так в пятьдесят надо бы и знать, и мозгов иметь больше, наверное, человеческие корни сказываются.

Все-таки я иногда благодарна Дарину за его планы в отношении меня и Харона. В какой-то момент я вдруг увидела отношение Кэри к этому проекту… и еще долго изображала из себя невесть что, впрочем, не слишком долго. Ну и Эдем не без добрых людей, помогли.

 

Кэртен дер Сэннет

 

За что боролись, на то и напоролись. Это точно про Тибру дер Крестэр. Отомстить она Лейне надумала, не понравилось, видите ли, быть овощем, ну в смысле лианой. И подловила же, зараза, когда у меня была еще одна наша сокурсница. Ну была, была, не виноватый я, она сама пришла, ну не совсем сама, ну пообещал с заданием помочь, ай, не важно, короче. Ну и Лейна что-то нарыла у Гроххе’шэнна, не вспомню уже, что и прилетела делиться радостью и информацией. Не в медитационный круг, куда я как бы собирался, а сразу ко мне. Это ей Тибра подсказала, да при этом вроде как и не ей – Лейна еще и не поверила бы — а так это мимоходом своей подружке, дескать посмотри на парочку, и найти-то друг друга не могут. Поделилась… Сокурсница откровенно струхнула, я, глядя на невесту, молча растягиваю защитную сеть (сначала сеть, разговоры потом) а Лейна тихо так интересуется, не слишком ли сильно помешала Творцу жизни творить жизнь и уходит. Неделю не разговаривали, а потом она позвала меня к себе и еще пару дней не разговаривали, и без разговоров хорошо было.

И до сих пор хорошо. Как пить дать не дотянет ожерелье до юбилея. Браслетик, что ли, следующим соорудить? С парой сережек, чтоб было два с половиной. В сережки камушки с полосками, красиво, и дополнительный функционал естественно вписывается – одна полоска, две полоски. Пожалуй, браслетик и сделаем, а то ожерелье один раз неудачно под руку подвернулось, порвалось-рассыпалось, ну и получите. Лорин, конечно, парень прикольный, весь в папу-маму, но как-то рановато, попозже планировали.

Ну и ладно, пускай растет, уже вон собрался с Торном в море, а там скоро и в академию. Ничего, отремонтируют.

И что тут у нас с камушками, раз уж висят перед самым носом? Три–один-семь-два-пять… стоп… было шесть! Темных в этом месте было шесть!

 

Лейна дер Сэннет

 

— Лейна, это что?

— Ну чего там? – какой-то очень серьезный он сегодня спросонья.

— Лейна, это совсем не шутки, зачем?

— Что зачем?

— Камушек перекрасила зачем? Темный в светлый?

Ничего не понимаю, но Кэри явно не до смеха. — Темный в светлый? Зачем? – Ели наоборот, то понятно – быстрее обновка будет, но ее и так можно выпросить! До жениха начинает доходить, что я тоже не шучу, он смотрит на причину своих волнений уже внутренним взглядом и очень знакомо меняется в лице. – Одевайся, может, успеем!

По-быстрому наколдовываю какую-то тунику и еще успеваю взглянуть на камушек, та-ак, давненько не драли задницу подрастающему поколению, какое-то оно тихое было последнее время, можно было и сообразить, что это не к добру с такой то наследственностью.

Две молнии (и вопль «Это зачот! » моего му…, тьфу ты, жениха!) еще успевают влететь в рассыпающийся портал, но достали ли они вышеупомянутую задницу, уже непонятно.

— Какой еще зачот? Опять ребенка учишь непонятно чему!

— Лейна, от иллюзии Брадоса еще никто не пострадал!

— Я про «зачот», перестань коверкать язык. И насчет Брадоса – это очень спорно! – не отдышавшись толком, я уже начинаю улыбаться.

Кэри ржет, обнимает меня и тянет к дому. – Да перестань, малыш владеет русским не хуже меня, со всеми диалектами. Просто хорошо воспитан, мама про это и не знает.

— Это про хорошее воспитание? Да уж точно, не знает, даже не догадывается.

— Я тоже, но иллюзия реально хороша. Не успела оценить? Запитка от соседних светлых бусинок, еще и разряд ускоряет, и отследить сложнее, и через пару дней отпечатки стерлись бы. И лет так через… ну как стараться будем…, — рука Кэри ненавязчиво спускается с моей талии куда-то пониже, -понадеялись бы мы с тобой на последнюю светлую. Настоящий Демиург растет, никуда не торопится.

 

Лорин дер Сэннет

 

Торн потирает свою пятую точку, на лице явственно читается желание добавить приятных ощущений моей. Молнии в угасающем портале сбились с привязки ко мне и поделились по-честному, то есть поровну.

— Опять накосячил ? – заниматься моим интенсивным воспитанием в Нарет’те в сотне шагов от моря прапрадеду уже не хочется. Поэтому просто рассказываю ему про знакомство с друзьями родителей на Ларелле, про Триона и Торрена, про подслушанную как-то маленькую тайну маминого ожерелья.

— Братика захотел? – прапрадед уже не злится, задумчиво смотрит на меня, потом читает краткую лекцию по демографическим традициям Эдема, добавляет пару слов про вредное влияние Лареллы и Земли. Да знаю я это все, что торопиться не принято, некуда и незачем. И про вредное влияние как-то не всерьез, знаю уже его голос. Но все равно завидно младшему поколению д’Орсвит, наверное, какой-то неправильный из меня получается Демиург. Ладно, подождем. Куда они денутся?

0_45d71_abe6cb57_XL_22

Работа 3.

Вредное влияние-2

— А это что за ягода?

— Черная смородина.

— А почему вот тут одна красная?

— Так это она еще зеленая!

NN

Кэртен дер Сэннет

Лейна утихла довольно быстро – то ли из-за сборов на Лареллу, то ли оценила успехи сына, то ли решила вернуться к вопросу позже. Судя по мечтательному выражению лица, с которым она пробурчала себе под нос «светлая, темная, светлая, темная… а потом попа» – третий вариант. Позже, так позже – успеется, сейчас не забыть бы чего-нибудь.

— Пару бородавок на носик?

Лейна шипит, но видно, что на дежурную шутку не обижается:

— А пивное брюшко на пузик?

Как-то в очередной визит к Тиль, когда Триону в очередной раз могло прийти в голову попытать счастья, Лейна не придумала ничего лучше, чем изменить внешность. Да не рожки-ушки, как у балбесов и балбесок в эдемской академии, а накинула себе лет тридцать по земному счету, в виде сантиметров, килограммов, морщинок… хоть и самой противно было. Да и мне стало здорово не по себе, когда увидел. Вот только на Творца-универсала, сотню лет тренировавшего новообретенные способности, это не подействовало, рассмотрев, что там внутри, он попросту наложил поверх этого маскарада еще одну иллюзию и продолжил свои поползновения.

Лейна дер Сэннет

Ну да, конечно, бородавки. Хватит одного раза. Как вспомню, так вздрогну. Трион все-таки жутко упертый. Чего он тогда тискаться полез, от упертости разве что – «мое и все тут»? И надоело уже, и приятно, что уж там, и оттого еще больше надоело, и обижать неохота. Ну слишком уж обижать. Пока отнекивалась-упиралась-хихикала – появился Кэри, увидел нас, сделал круглые глаза, заулыбался и исчез. Я от его действий (а равно бездействий) тихонько офигела, чем неслабо помогла настырному кавалеру добиться некоторых успехов в доступе к стратегически важным объектам. Потом, ясное дело, нашла женишка и потребовала объяснений, чего это он внаглую все пустил на самотек, не остаться ли мне годков на сто-двести у дроу, если ему уже не интересно меня ревновать, в общем – постаралась. Кэри долго не мог понять, что меня завело, если он меня даже не видел, а видел успешно наладившего личную жизнь Триона с новой пассией. Причем в том же самом месте, где я на него и нарвалась. К тому времени мы уже прилично чувствовали друг друга, разводить дальнейшие подозрения не стали и пришли к выводу, что видел он иллюзию поверх иллюзии — пухленькую блондинку с темными очками на лбу. Я сначала восхитилась находчивостью неугомонного принца, но тут Кэри довольно-таки зло начал прохаживаться насчет того, что дроу изменяет мне со мной же, а маскировка ему и не требовалась, разозлил заодно и меня, хотела прибить дроу за такие фокусы, да вспомнила про страшную месть Сирину – обошлось, посмеялись. Заодно появилась мысль насчет Триона. В ближайшую встречу с Тором и Синтой завели разговор насчет популярности старой моды земных дамочек на Ларелле, Синта сидела, улыбалась и молчала, поглядывая на мужа, Тор… ну, таким смущенным я его еще не видела. Оказалось, действительно появилась у его старшего братца новая дама сердца, и опять земляночка, и опять не судьба ей постоянно быть на Ларелле, по крайней мере в тот момент. Только об этом мало кто знает, прячет ее братец, то ли от друзей-родных, то ли от себя. Смешно, грустно и так далее. Тор их как-то застукал вместе, но это же Тор, дальше Синты информация не ушла. Вот такая вот оговорочка-маскировочка по Фрейду вышла.

Триона отыскали немедленно, на тренировке с Сирином, помахали им ручкой и сели ждать окончания. Надолго ожидание не затянулось – кронпринц, понимая, что разговор ожидается один из самых интересных в его жизни, авансом сорвал злость на Cоветнике. Сирин, пропустивший пару ударов, которые для большинства людей оказались бы последними, сумел подняться, подтянуть пояс кимоно, поклонился противнику, как после выяснилось – впервые добившемуся такого результата, и нам, не упустив при этом из виду наши ну очень многообещающие взгляды в сторону Триона. И всем своим видом дал понять, что без очень внимательного и очень ехидного зрителя дело не обойдется. После этого разговор с Трионом закончился, не начинаясь – поиграл он со мной в гляделки, поклонился в том же самурайском стиле и ушел. Мы его потом не доставали, он меня – тоже, в общем – остались друзьями.

Так, что там осталось взять, темные очки?

Кэртен дер Сэннет

Как-же, как-же, без очков-то? Можно подумать, не умеет понижать чувствительность глаз… Хвала нам, собралась, уже входим в портал.

И выходим. Сколько раз тут выходил, а все как-то то зима, то непогода, то строй лучников с оружием наготове. Или все вместе. А вот сейчас занесло летом. Здорово, хоть и бывал раньше в горах, и не раз, все равно здорово. Синее небо, яркое горное солнце, впереди и сзади — пологие спуски в долины, одна из которых ведет к Сартару, а вторая куда-то в южную Ледойру, к далеким хребтам за легкой дымкой. А справа и слева – ближние горные отроги, с которых солнце вытапливает ледники. И стекают эти растопленные ледники ручейками на плоскую-плоскую седловину, разливаясь на десятки, если не сотни, шагов по сплошной россыпи мелких камешков. Вода течет по этой россыпи, как будто во все стороны одновременно, отражая солнце бесчисленными мерцающими бликами по всей ее ширине. Короче, одна из тех картин, на которые можно смотреть бесконечно.

Стоим и смотрим, Лейна держит меня под руку и тоже восхищается, а потом со слегка завистливым вздохом говорит: «Учиться, учиться и учиться». Я припоминаю, что это кто-то успел сказать до нее – кто-то из древних земных мудрецов. Невеста смеется, садится на Тигра, и пускает его галопом к входу в долину.

М-да… Все-таки есть вещи, которые не меняются!

— Леррах, тар’pен фэн драш’ниир..! — перед тем местом, где тропа начинает ощутимо спускаться, нас приветствуют Оллеро Дро’Шанети и старший по блокпосту. На этот раз дроу немного, с десяток, в камуфляже, c автоматами, зато безо всякой настороженности.

— Что-то случилось? – и, увидев вопросительный взгляд Оллеро, добавляю: — Такое большое начальство…

— Проверка постов, — сохранять невозмутимый вид начальник дворцовой стражи, разумеется, может, если хочет.

— Раньше этим кронпринц любил заниматься, — и вот надо Лейне хоть во что-то, но влезть, да еще и при подчиненных большого начальства.

Оллеро молчит, еле заметно уклончиво улыбаясь, то ли встретить приехал, то ли действительно проверка по графику.

Лейна дер Сэннет

Смена деятельности, конечно, вещь хорошая, и свежий взгляд – тоже, но раньше как-то этими проверками занимался Трион. Хоть и сомнительно, что он один, страна большая, и дел у кронпринца по самое не могу, и Оллеро при его должности не обязан быть разговорчивым. Случилось что?

— Все нормально? – при всех заморочках со своим несостоявшимся не знаю уж как это называется – диалем ? – вовсе не хочется узнавать о неприятностях.

— Нормально, — дроу улыбается чуть сильнее, и, если не ошибаюсь, совсем чуть-чуть подмигивает. Ааа… вот и чудненько, похоже, опасаться того, что Трион возьмется за старое, не придется!

Второй телепорт за день – это не слишком много, но и не так чтобы совсем уж ничего. В общем-то можно было уходить с горной тропы сразу за блок-постом, но тяжеловато, да и проехаться по летним горам хотелось. В результате на Скорос мы попали к вечеру. Небольшой островок в южном море давно был тайной резиденцией Тиль, но знал об этом, пожалуй, один Вортон. И совсем не удивлюсь, если еще и Сирин.

Тиллиринель д’Орсвит

Мелочь, но приятно. Сколько уже веков прошло, как шлифовала перевал Нарр’таш, чуть ли не на спор с Рани, заявившей, что таких мест в горах не может быть. И вот опять кто-то оценил, на этот раз пара малолетних Творцов. Не совсем уже малолетних, сынишкой обзавелись, но все такие же. Вот и посмотрят, как быстро поменялся мой мир после появления Лейны. Не упрекаю, надо же было ей как-то обзавестись местной валютой и рекомендательными письмами, вот и продала гномам ножик с винтиками и про железную дорогу рассказала. Да это мелочи – и так бы со временем бородатые мастера пришли к тому же. А вот после истории с Землей… Результат – да видела его Лейна, видела, еще до того, как стала Лейной, видела – и в прогрессоры, верю, не рвалась. Просто как-то так все получалось. А про плантации кофе и какао на южном материке так уж и быть, не будем… что одни заросли, что другие… вот допью чашку и пойдем, покажу молодняку островок. А с утра прогуляются к гномам, в Тес’Орт для начала.

Лейна дер Сэннет

На площади перед обкомом голубые ели. И не только ели, но и пили. Это было первым, что пришло в голову после выхода из портала. На площади перед академией голубые ели, пили и говорили. Закусывали каким-то местным фастфудом, чем запивали – трудно понять, а говорили громко и душевно. Красивое светло-синее полотнище, перечеркнутое полоской радуги, помогало собравшимся обозначать свою принадлежность и цели.

— Мы хотим, чтобы наш мир был голубым! – ну понятно, мир, и желательно весь. Вот только парень, оглашавший лозунги своей организации, не вписывался в мои представления о данном направлении жизнедеятельности разумных двуногих. Вполне нормальная и чисто мужская манера держаться, мегафон в крепкой руке.

— Присоединяйтесь к голубому движению! – оратор развернулся и пошел вглубь группы своих товарищей, то ли на перекур, то ли на передых. К нему подскочила девушка, ухватила за шею и что-то зашептала в ухо. Вторая крепкая рука, свободная от ораторских приспособлений, тут же оказалась на ее талии и продержалась там существенно дольше, чем продолжались перешептывания, еще сильнее укрепив мои подозрения в какой-то неправильности происходящего. Сирина в роли экскурсовода, впрочем, нимало не смущавшего. Привык, что ли? Та-ак, сейчас как спросим что-нибудь про орков!

— Лейна, — от приятных воспоминаний и многообещающего взгляда на дроу меня оторвал жених: — А помнишь у нас в ареале планетку, мрачненькую такую, в системе красного карлика?

— Брр… — да уж, мрачненькую, не то слово. Какой-то эксперимент времен молодости (и раздолбайства) моего свекра с багровыми небесами и экосистемой на основе бурых водорослей.

— Представляешь, через много-много лет выходим там из портала, а навстречу вот примерно такие же – «этот мир должен быть красно-коричневым!»

— Эээ.. это ты о чем?

— Премудрая, ты читать, часом, не разучилась? – Сирин, кажется, решил первым открыть счет.

— Василиса была премудрая, а я на Ларелле никакая, оно мне надо? И что читать?.. но уже и сама заметила – плакатики тоже присутствовали. «За голубое небо и синее море!» Трэш, Бездна их задери! — Это что, зеленые?

— Нет, зеленые – это у твоего любимчика Линиэля! Причем все и сразу – под цвет знамен. А это – голубые! — Советник просто сияет от возможности подколоть сразу полмира. И это тоже не меняется, — Пошли уже, скоро начнется.

Через полчасика, стоя в первых рядах толпы в вестибюле академии (в дословном переводе «Высшей школы горна и молота» – какое отношение к факультету АСУ имеет молот? — «традиции, сэр!») начинаю тихо звереть и подумывать о срыве этого самого академического двухсотлетия. Словно почувствовав мои намерения, ректор делает паузу и совсем уж торжественное лицо, после чего подходит к задрапированной стене и объявляет: — В завершение нашей встречи позвольте представить вам историческую картину «Лейна Премудрая открывает старейшинам гномов секрет железной дороги», — дергает за какой-то шнурок, драпировка падает… Вовремя вспоминаю, что все трое изменили внешность и как-то сдерживаюсь. Вот точно, кто не успел, тот опоздал – надо было раньше устроить что-нибудь этакое, веселое – и быстренько в портал… Сделано, конечно, красиво – мозаика из чего-то разноцветного – то ли камушки, то ли стекло-керамика, но это же не я! Это какая-то смесь портрета Марии Кюри из моих старых учебников и плаката «Пятилетку – за три дня!» И чертить тогда пришлось вовсе не на школьной доске… Крепко их тут прохватило соцреализмом.

— А почему на статую не похожа? – наивно-удивленному лицу Советника можно позавидовать – столько лет тренировался, можно даже и поверить.

— Какую статую? – в свое время пришлось неслабо повоевать с почитателями, чтоб не утруждались увековечиванием, теперь еще и тут, что ли, началось?

— Да ладно, это у них теперь расхожая фраза – вместо приветствия девушке например, если прическу поменяла.

— Да-да, твой жених совершенно прав, — Советник искренен до невозможности, — никаких таких статуй!

— Одни мозаики… ну и что у нас там дальше по программе?

— Да ничего особенного на сегодня, отдыхайте, продолжение завтра на побережье.

Кэртен дер Сэннет

И чем она недовольна? Сама же избегает лишней публичности, хотя с такими характерами, как у нас, ее избежишь, как же. И статуи для подражания, скорее всего, у них действительно не было. Ничего так получилось, монументально, и не слишком похоже. Значит, продолжение завтра? Куда сегодня идем? Ну, кто куда, а я в одно общеизвестное место, чего и остальным желаю. Остальные не против, в конце пустого по случаю праздника коридорчика расходимся, мальчики направо, девочка налево. Обстановка тут как и все у гномов – основательная, даже дверки кабинок из массивного дерева, как же по-другому. Приятно открыть…: — Трэш!!

Сирин Ро’Шерр

Ооо… вот это бонус к запланированной программе! Кто-то из местных архаровцев сделал мой день. Я, конечно, справлюсь, но с определенным трудом – не заржать в голос – натягиваю на лицо маску умеренного возмущения, и, как оказалось, вовремя.

— Сирин, это уже, наверное, слишком! – парень определенно сел на коня и надо как-то выходить из положения.

— Кэртен, я тебя мочегонным не поил, — спокойствие, только спокойствие…, — и мысль зайти сюда не внушал.

Кажется, поверил…

Лейна дер Сэннет

— А почему! На статую! Не похожа?!

Давненько я суженого таким не видела. И чем он недоволен? Ну вот так сильно недоволен? Я тут очень даже привлекательная! Тут – это на сорванной с петель дверке кабинки из общеизвестного места, которая сейчас украшает пол ректорского кабинета. «Лейна Прекрасная поднимает старейшинам гномов (замазано) капэдэ». Ну и графика соответствующая – Я Прекрасная сижу на краешке стола в мини-юбочке и мини-топике и, грациозно изогнувшись, катаю по столу паровозик игрушечной железной дороги. Пара старейшин тоже присутствует, и, судя по их взглядам, что-то вроде настроения у них определенно поднимается. Ну и следом за ним капэдэ. Еще хорошо, что неизвестный художник не знал об отсутствии в реальной истории стола! А так – если сложить и поделить два изображения, почти похоже. На втором так даже и портретное сходство посильнее, откуда только взялось?

— Дорогой, давай не будем брать автограф у автора, его еще искать надо, я эту дверку и так сохраню в коллекции! – Бездна с ним, с автором, пусть живет без рогов, глаза на пятой точке и рук из той же точки, а то ведь Кэри все это запросто устроит.

— Лейна, я все думаю, что будет, если Лори доберется до твоей коллекции? И так от рук отбился!

Укоризненный взгляд немного гасит родительский пыл жениха, нашел где выяснять семейные отношения: — Я на нее поставлю маркировку «100+», магическую, не доберется!

— — — —

Следующий день – следующий сюрприз. Большой-пребольшой сюрприз! Первый на Ларелле атомный ледокол «Лейнин» благополучно спущен на воду на верфи в Тор-Клете. Ну и ладно, пусть себе ходит по морю, не переименовывать же. Пропуск на верфь организовал Сирин, маскировку, снятую вчера в кабинете ректора академии, восстановили утром, еще до входа в портал, так что ходим потихоньку, смотрим на ледокол, хотя лично я больше на море – сюрпризы уже успели надоесть.

— Кэри, ну что тут смотреть – большой мощный корабль, первый раз что ли?

— Ты же знаешь Торна, когда узнает, где мы были, обязательно заинтересуется.

Это да, все что связано с морем, прапрасвекра заинтересует наверняка, и по крайней мере Кэри надо быть готовым обо всем рассказать, и с приличным количеством подробностей.

— Иди для начала на нос посмотри, там должны быть обводы специфические, а остальное (зевок) уже потом?

— Это точно – начни с начала. Ну а я с вашего позволения откланяюсь, — Сирину что, тоже надоело? Или дела? Все равно правду не скажет, да и откланялся очень быстро, уже растворился среди собравшихся.

— Да пошли вместе, недалеко ведь! «Мы — народ артельный, Дружим с топором. В роще корабельной Сосны подберём….» (1)

Нахватался суженый на Земле у бардов, и напевает как всегда фальшиво, сколько ни говорила – «поставь голос» – успеется, как-нибудь потом, и так хорошо… Ну очень хорошо, у меня и то лучше выходит, хоть и не всегда. Два сапога, чего уж. Но помогать не буду, еще за скоморохов примут.

— Пришли, любуйся.

Заинтересованный взгляд Кэри ползет вверх по форштевню, -«Девку с голой грудью Я изображу. Медную орудью Туго заряжу…» Заряжу… ох, счас кому-то заряжу…

— Что там еще такое? – тоже смотрю вверх. Ага, вот теперь точно приплыли. Очень похожа. И именно на статую. Которая из песни.

(1) Городницкий А.М. «Песня строителей Петровского флота»

0_45d71_abe6cb57_XL_22

Работа 4.

Лена красива и умна.

Очутилась в сказке, подумала она.

Проснулась и поняла, что не в сказку,

А в мир иной попала .

Вселенная была перед ее глазами.

Пыталась выжить как могла

И домой вернуться на Землю.

А мир был не прост,

Магия, Демиурги окружали ее,

Что давали усомниться в ее возвращении домой.

По пути сложному шла,

Имя Лейна, да друзей приобрела.

Оказалось не все так просто.

Земля закрытой и далекой,

Да забытой показалась.

Но Лейна смогла, и координаты нашла,

На землю родную.

Семья ждет, а Лейна пытается.

Что же будет далее с ее судьбой?

Даже Демиурги отгадать не пытаются.

0_45d71_abe6cb57_XL_22

Работа 5.

В бездумье фраз пишу тебе,
А скука подгоняет.
Когда прижму тебя к себе?
Вопрос одолевает.

Какие же твои мечты?
Меня увидеть? Иль забыть?
Не убежать нам от судьбы
И дальше остается жить.

Жить год и еще год…
В разлуке каждый час считая…
Ждать, что произойдет,
Лишь о тебе мечтая…

Пройдут года и встречу вновь
Найду, сыщу свою любовь
В мир демиургов я ворвусь:
Что б увидеть снова твой образ и глаза,
И волосы твои, что ветерок колышет
И губы алые твои…

Ты скажешь мне, а я услышу,
Услышу я твои слова,
Что любишь, как любила
И время что прошло тебя не переубедило!!!

И снова я взгляну в твои зеленые глаза,
Лейна, ты моя мечта, моя судьба…
Всех милей и краше в мире!
Ты как песнопенье лира!

Ты как роза без шипов
Что б описать твою красу не нахожу я слов…

Никогда никому не в чем не откажешь
Всегда поможешь и подскажешь
Умеешь хранить секрет
И дашь всегда верный совет.

Добрая, ласковая, милая,
Лейна, ты будешь счастливая!
Жизнь твоя была не сладка,
Но в этом есть какая то загадка.

После пережитых тобою бед,
В твоей жизни будет свет!

0_45d71_abe6cb57_XL_22

Работа 6.

Сознание возвращалось постепенно, медленно проступая сквозь такую уютную и теплую темноту…

—  Вставай! Я сказал, вставай! Ну проспишь же! Нет, ну вы только посмотрите на неё!!

Кто там ещё глотку себе надрывает? Да сколько можно! Даст бедной выпускнице кто-нибудь поспать, или нет? В конце концов, я заслужила.

—  Ну ты же проспишь вручение дипломов!

Ничего, я потом за ним зайду… Стоп. ЧТО??

—  Эй, Полин, больно же!

—  Прости…

Я бешено заметалась по комнатам, приводя себя в порядок.

—  Прости в карман не положишь! Стараешься тут, будишь всяких, а они тебе… макушкой в челюсть!

—  Всё потом, Рем, всё потом! Если я опоздаю на официальную часть, с меня же потом не слезут! И хорошо если отец, но если мама решит повоспитать…

—  Это да, это тогда даже я тебе не завидую. От тёти Лейны мало кто в добром здравии уходил.

—  Кстати о нём. Как самочувствие Адель? Скоро твоя сестренка обрадует нас своим появлением на свет? – прокричала я из ванной.

—  Со дня на день. А матушка в порядке, даже и не скажешь, что на последнем месяце беременности, если бы не живот.

—  Ну и замечательно! Она сегодня будет?

—  Скорее всего. Отец, правда, не хотел отпускать…

—  … но кто ж его спрашивает?

—  Как-то так. Ну всё, я свой долг выполнил, дальше сама. Увидимся позже.

—  Ага.

Рем исчез в вихре золотистых звёздочек, оставив меня наедине с моей проблемой. Какой? Несомненно, первостепенной проблемой всех девушек, обычно формулирующейся примерно как «Что надеть?!». Диплом об окончании Академии Миров всё же не каждый день дают. Да и мероприятие официальное, тут в лосинах не получится. На ум пришли мамины воспоминания о школьной форме, в которой она училась. Коричневое платьице с пришиваемым воротничком и манжетами, белый праздничный и черный ежедневный фартучек. Вместе смотрится весьма мило и вызывающе-у-преподов-одобрение. А если слегка модифицировать?..

Да, именно то, что надо. Я в последний раз окинула себя взглядом, дабы убедиться, что ничего не забыла. Темно-синее кружево платья складками уходило в пол, верхняя его часть сидела идеально по фигуре. Воротник-стоечка и длинные рукава оканчивались белоснежными нашивками. Аккуратно, но свободно забранные вверх волосы и золотой кулон на недлинной цепочке довершали образ. И конечно бархатные туфельки. Туфли… ну, ради такого дела можно и потерпеть.

Надо же, это действительно конец. Закончились бесконечные лекции, сданы экзамены, уже завтра в мои комнаты придёт новый владелец. Не будет больше тусовок с однокурсниками. Хотя нет, ещё одна будет. И всё. И сбылась детская мечта! Я – и официальный Творец Миров! Сцена из далёкого прошлого сама всплыла в памяти.

—  Так как же создаются новые миры? Мама? Ну мааам! Ты же обещала рассказать мне сегодня!

—  Полли, что такое мир?

—  Мир? Нуу… круглый кусок почвы — минералов, прикрытый атмосферой, на котором живут и развиваются формы жизни…

—  Ты пересказываешь книгу. Но ты сама задумывалась над этим вопросом?

—  Нет…

—  Мир – это мыльный пузырь, солнце.

—  Мыльный пузырь?

—  Именно. Смотри, — взмах рукой, и в воздухе закружились несколько десятков пузырей, — каждый ребенок, несомненно, знает, что это, откуда берется и куда исчезает. Сначала ты аккуратно выдуваешь его, стараясь, чтобы он получился большим и крепким. Но ведь чем он больше, тем быстрее лопнет, верно? Мастерство создавать огромные и стабильные пузырики приходит со временем и опытом, согласна? Однако и в малых есть своя прелесть. Посмотри, как легко и непринужденно они проводят свои минуты. Но вернемся к главному. Вот ты израсходовала запас воздуха в легких, и оглядываешься, чтобы рассмотреть результат. Такие красивые, чистые, перламутровые шарики. Ими можно долго любоваться. Пузырьки летают вокруг. Какие-то – сразу определили свой путь и твердо плывут по нему. Другие поднимаются вверх в надежде разглядеть, что там. А некоторые падают… но ведь куда красивее они смотрятся на фоне солнечного неба, их красота удивительно отражается в нем. И ты начинаешь пытаться направить их вверх, создавая руками воздушные потоки. И опять эти непокорные шарики не находят единого мнения: одни с радостью принимают твою помощь и стараются следовать вверх. Вторые и рады бы, но чем-то им приглянулась сторона света, и они следуют туда, куда, как им кажется, ведет их Судьба. Увы, они не замечают, что с каждой секундой опускаются всё ниже. Ну а третьи… третьи неумолимо падают. Ты не успеваешь ничего поделать, как они доходят до точки невозврата и, подарив нам мгновение ослепительного фейерверка, исчезают навсегда. Ты вновь поднимаешь глаза к небу и с радостью и гордостью смотришь на смельчаков, летящих ввысь. Один не выдержал. Лопнул, рассыпавшись яркими осколками. Горечь. Несмотря на твою помощь и его желание, он не смог. Не выдержал. Но вон тот… ему осталось совсем немного, чуть-чуть и… и у него получается. Он не просто поднялся, он превознесся. А Творца заполняет гордость.

Мама замолчала. Мимо проносились стайки мыльных пузырей. Первые, взрываясь, разбивались о землю. Другие просто плыли по ветру. А третьи прокладывали себе путь вверх, к солнцу.

—  Мама, но как же понять, что шарик достиг вершины? Есть специальные нормы, границы?

—  Границы? Границы у нас в голове, котенок.

Оглушительно взревел колокол. Пора. Я подняла взгляд на зеркало. Отражавшаяся в нём юная леди ответила мне насмешливым взглядом.

—  Итак, дамы и господа, первая часть Марлезонского балета.

Через мгновение в комнате неслышно кружил вихрь золотистых звёздочек.

0_45d71_abe6cb57_XL_22

Работа 7.

Дарен обещал, что позволит мне самой заниматься погрузками, когда я сдам Пэйну экзамен на карго. На спокойных участках пути приемный отец разрешал мне, под его присмотром, конечно, порулить «Летящей», что приводило меня в совершенно щенячий восторг. Все три раза «Летящую» с грузом на Корен-Та сажала я. Наша ласточка была удивительно послушной в управлении. Но на Грайне, с его сумасшедшим движением, Дарен пока все делал сам.

Так и проходили спокойные дни. И то утро ничем не отличалось от других.

Мы были на пути с Грайна на Корен-Та. Я проснулась как обычно, привела себя в порядок и пошла искать Дарена для утренней разминки. Мой отец еще вчера планировал запустить плановую диагностику систем связи «Летящей» и как раз должен был закончить проверки. Но Дарен нашелся в отсеке управления и с очень странным выражением на лице.

— Дарен, что-то случилось? У тебя вид, будто ты получил письмо с того света. Дарен поднял на меня взгляд и мне стало не по себе.

— А знаешь, Джен, ты почти угадал.

-Это как?

— Пока я работал с системой связи, я поймал очень интересный сигнал. Такие волны мы использовали в армии в нашем отряде, когда нужно было передать важное сообщение так, чтобы посторонним оно показалось обычным фоновым шумом.

-Дарен, а ты уверен, что это именно сообщение?

-Да.

-И оно точно адресовано тебе?

-Не совсем.

И Дарен замолчал. А я по его молчанию вдруг поняла, что точно знаю, для кого было это сообщение.

— Дарен? Это сообщение было для Дирка?

— Да, оно было отправлено на «Летящую» с меткой Дирка. А Дирк никогда на долго не покидал этот корабль.

— Но это значит, что тот, кто его отправил,  не знает что Дирк… Дарен, а что было в сообщении?

Дарен молча занимался каким-то мелким ремонтом, но поняв, что избавиться от моего внимания у него не получится продолжил:

— Оно очень короткое: «Ты мне нужен». Координаты и дата.

Мы замолчали. Каждый думал о своем. Через минуту я подошла к своему отцу, села рядом с ним и тихо попросила: Возьми меня с собой…

Дарен ответил так же тихо: А у меня получится оставить тебя на Корен-Та?

Я только отрицательно помотала головой. Дарен вздохнул и кивнул. Если бы тогда я хотя бы догадывалась, что нас ждет…

Этим же вечером я попыталась потрясти Пейна на предмет возможного автора письма и того, что именно этот доброжелатель хотел от Дирка. Но оказалось, Что Пейн ничего не может узнать. Он провел весь день в сети в поисках хоть какой-то информации о координатах или дате, указанных в сообщении, но ничего не нашел. Дарен, хоть и согласился взять меня с собой, но больше ничего не рассказывал ни о прошлых военных хитростях ни о своих предположениях. Что ж, придется нанести визит лично и узнать все самой.

За несколько дней до назначенной даты мы подходили к нужным координатам. На первый взгляд этот сектор космоса ничем не выделялся. Единственное, он был достаточно далеко удален от основных транспортных путей. Небольшая планета – очередное захолустье из недавно открытых миров – встретила нас тишиной. Ни новых сообщений, ни каких либо других знаков не было. Дарен и Пейн просканировали весь сектор и ничего не нашли. После некоторых размышлений было принято совместное решение остаться в этих координатах до указанной в сообщении даты.

В день Х на орбите планеты появился маленький кораблик, который сразу связался с «Летящей». На экране появился мужчина. И это был действительно Мужчина с большой буквы М. На вид ему было от 40 до 50лет. Очень правильно сложенная, подтянутая, накаченная фигура и парадная военная форма сразу бросалась в глаза. Когда я посмотрела ему в глаза, то в них отражался тлеющий огонь сражений. Там были ярость битв и непоколебимая уверенность в победе. Вот только было такое ощущение, что он очень устал. Мужчина посмотрел на Дарена и произнес:

-Привет, Дарен! Сколько лет мы с тобой не виделись? Я рад, что ты жив и здоров. Но мне срочно нужен Дирк. Где он?

Дарен ответил спокойно, но сдержанно:

-Привет Корэл. Дирк не сможет ответить на твое послание. Его убили несколько месяцев назад. Но он был и останется моим другом. Его долг верну я.

Незнакомый Корэл помолчал, а собравшись с мыслями, наконец сказал:

-Мне жаль. Зная тебя, думаю мне нет необходимости говорить, что виновные в его смерти понесут достойное наказание. Мне действительно жаль, но мне нужен был именно Дирк Корс. Гениальный пилот, живущий полетами.

На этот раз Корэл молчал гораздо дольше.

-Хотя, можно попробовать. В любом случае я ничего не теряю. Только ребенок останется на планете.

-Нет. Это мой сын и он пойдет со мной.

-Дарен, это очень важное дело. Я не буду втягивать ребенка. Ты полетишь со мной на моем корабле. А твою «Летящую» пока оставим на планете. И не смотри на меня так – у них вполне приличный космодром. К тому же твой сын приглядит за кораблем.

-Я уже сказал – нет! Или мы  летим вместе или не летим вообще.

— Дарен, ты забыл, с кем говоришь?! – Корэл повысил голос.

-Нет, я прекрасно помню, первый рыцарь. Но сейчас другая ситуация. Не нам нужна твоя помощь, а тебе наша. И условия буду ставить я. Я не забыл, что в тот раз ты спас Дирка. Именно поэтому я готов выплатить его долг. Но Джен останется со мной.

— Ты упрям, как и раньше. Ну, хоть что-то не меняется – Корэл почти улыбнулся. Хорошо. Будь по-твоему. Но никто и никогда не должен узнать о том, где вы окажетесь в ближайшие несколько дней, и что ты будешь делать. Если информация станет известна еще хоть кому-то – вы оба умрете в тот же день. Ты меня знаешь.

-Да, первый рыцарь.

— Хорошо. У вас 2 часа на то, чтобы сдать «летящую» на хранение. Расчитывайте на 10 дней. Через 2 часа жду от вас сигнал о готовности продолжить путешествие на моем корабле. Это все.

И он отключил связь. Я так и стояла с выпученными глазами, толком не понимая, что это сейчас было. В голове кружились сотни вопросов. Почему Дарен настоял, что бы я пошла с ним, хотя обычно старается оставить где угодно, только бы не втягивать в приключения? Что это за долг, который Дарен готов отдавать даже после смерти Дирка? И вообще, кто такой этот Корэл?

Я посмотрела на Дарена, но не смогла произнести ни слова. Мой отец смотрел на меня так, что я молча развернулась и  пошла собирать вещи. «Летящую» на планету Дарнен сажал сам. Через час мы были полностью готовы. Корабль был оставлен на стоянке, оплату Дарен произвел на 14 дней вперед. Пейн присмотрит за «Летящей». С момента разговора с этим Корэлом Дарен не сказал мне ни слова. Все мои попытки узнать у Пейна, хоть что-нибудь о Корэле ни к чему не привели – Пейн молчал как будто у него все файлы памяти вмиг стерлись. Но кое какие выводы я могла сделать и сама: Первое: Корэл очень влиятелен и опасен, раз Дарен не решился с ним спорить. Второе: Дирк был должен Корэлу и даже после его смерти этот долг придется возвращать. И третье: мы опять куда-то влипли!

Кораблик Корэла оказался очень шустрым. Мы летели всего пару часов. Вот только все это время я провела одна в запертой каюте. Как только мы с Дареном оказались на борту, моего отца сразу же позвал к себе Корэл. А мне вежливо намекнули, что у них взрослый разговор и детям там нечего делать. И самое обидное, что связи с внешним миром тоже не было! Связаться с Пейном у меня не получалось, выйти на наш портал тоже. Хотя это и было вполне предсказуемо, но все равно обидно. После того, как мы приземлился, за мной зашел Дарен и так же молча повел наружу. Оказывается, мы сели на астероиде. На нем было несколько маленьких построек – видимо, для местного персонала. А вокруг был бескрайний космос. Звезды, рассыпанные со всех сторон, блестели маленькими искорками на фоне мрачной черной пустоты. Рядом не было вообще ничего: ни планеты, ни звезды, ни других астероидов. Но все это я воспринимала как-то отстраненно, отдельной частью сознания. Все мое внимание оказалось приковано к небольшому кораблю, который стоял рядом. Я в жизни не видела ничего подобного! Этот корабль был меньше «Летящей», но явно больше нашего нынешнего транспорта. Его корпус был почти прозрачным. Казалось, что через него можно увидеть звезды. Модель корабля была мне незнакома, но даже когда он просто стоял, казалось, что он движется. Во всех его линиях было столько, ну не знаю, жизни, стремления, свободы. У меня даже дух перехватило. К нам подошел Корэл.

-Дарен, у тебя 10 дней.

-Я понял.

-Пойдем, я покажу вашу комнату.

Наша комната больше напоминала маленькую каюты на корабле. Вся ее обстановка состояла из одной кровати, стола и тумбочки для вещей. Только когда дверь в комнату закрылась и мы остались одни, Дарен наконец заговорил со мной.

-Джен, ты остаешься в этой комнате и никуда не выходишь.

-Но Дарен! Почему? Ведь я хочу помочь! И что вообще происходит?

— Джен. Чем меньше ты знаешь, тем будет проще. Я совсем не уверен, что у меня получится сделать то, что от меня хочет Корэл. Чем меньше тебе известно, тем в большей ты безопасности. Прошу, поверь мне.

Дарен замолчал, а я только и смогла, что кивнуть. Ума не приложу, куда делась моя решимость. Наверное что-то такое было в голосе Дарена, что я подчинилась без споров. Дарен еще раз попросил меня ждать его в комнате и ушел.

С тех пор прошло 2 дня. Дарен не возвращался, а я больше так не могла. Я не могла просто сидеть и ждать непонятно чего. Судя по последним словам Дарена, мы оба в большой опасности. Я больше не могла ничего о нем не знать, я больше не могла вообще никуда не выходить (ведь мне даже еду приносили в эту проклятую комнату и очищающий круг был за занавеской), я больше не могла ничего не делать! От различных мыслей, версий, догадок и просто бреда становилось тошно. Все, хватит! Я должна хотя бы узнать, что с Дареном все в порядке! И точка. И у меня не выходил из головы тот прекрасный корабль…

Поздно ночью, хотя на астероиде это понятие относительное, я выбралась из комнаты и потихоньку стала пробираться в сторону необычного корабля. Мне почему-то казалось, что все наши беды связаны с ним. Ведь, по сути, на астероиде кроме этого корабля ничего и не было. Мне удалось подойти незамеченной достаточно близко и занять удобную позицию для наблюдения за парой ящиков. Долгое время ничего не происходило, а потом неожиданно я почувствовала, что за мной наблюдают. Отвлекшись от корабля, я перевела взгляд в сторону и чуть не закричала. На меня из-за угла преземистого здания смотрел молодой парень. Поняв, что его обнаружили, парень сделал несколько шагов мне на встречу и дружелюбно поздоровался:

-Привет!

Я лихорадочно соображала, что же мне делать. А парень легко продолжил.

-Ты, наверное, Джен Шарт? А меня зовут Аарон.

— Откуда ты меня знаешь?

-Ты единственный ребенок на станции. Это несложно узнать. Тебе нравится этот корабль?

Я просто растерялась. По идее, когда меня обнаружили, меня должны были сразу схватить и представить на ковер к Корэлу. Ведь это закрытая, секретная база! Здесь куча важной информации и ребенку вообще не положено на ней находиться, не то, что бродить без присмотра. Так что же происходит? Пока я думала, Аарон заговорил вновь

— Можно тебя попросить об одолжении? Можешь передать своему отцу: Спасибо!

-За что? – Я просто остолбенела.

-Когда-то давно он спас мне жизнь. А у меня так и не было возможности поблагодарить его.

-Х-хорошо.

-Ну вот и славно! А теперь тебе лучше уйти. Скоро здесь должна пройти охрана. Думаю, они очень обрадуются возможности получить небольшую премию за тебя.

Меня словно ветром сдуло. Я вернулась к себе в комнату, но так и не смогла успокоиться. А утром вернулся Дарен.

Он выглядел очень уставшим. Сел на кровать и закрыл лицо руками. Я села рядом. Я ведь знаю, что информацию из него клещами не вытянешь, Дарен может только рассказать сам – когда сочтет нужным.

-Прости, малыш. Кажется, на этот раз мы не выкрутимся. Если бы Корэл хоть что-то рассказал заранее, я бы оставил тебя на «Летящей». А сейчас уже ничего не изменить.

-Дарен, ты расскажешь мне, что происходит?

Дарен поднял на меня тяжелый взгляд

-Пожалуй больше нет смысла ничего скрывать. Я договорился с Корэлом, что в счет уплаты долга я подниму в воздух тот корабль, который ты видел когда мы приземлились.

-Дарен, так в чем же проблема? – я почти рассмеялась. Ведь мой отец может починить что угодно!

-Все не так просто, малыш. Это особенный корабль. Он создан другой цивилизацией. Сейчас от мертв. Все его приборы обесточены, виртал молчит. Я по нескольку раз проверил все цепи и соединения – корабль должен был завестись! Но он молчит… И я не знаю, что еще можно сделать.

Я смотрела на Дарена и ничего не понимала. Если так нужно просто завести корабль – зачем было отправлять сигнал на «Летящую»? Ведь нужен был Дирк, а он гораздо хуже Дарена разбирался в технике. Эту мысль я и озвучила своему отцу.

— Ты прав, но Дирк был гениальным пилотом. Корэл уверен, что сдвинуть с места этот кусок железа сможет только особенный пилот. И чтобы я не делал, я не смогу стать таким как Дирк.

Я попыталась понять ход мыслей Дарена, но у меня ничего не получилось. Мне очень не хватало информации. Может Дарен все же поделится со мной этой историей?

-Да-ре-ен? А почему Дирк оказался в долгу перед Корэлом? И почему ты так хочешь отдать долг Дирка?

Дарен вздохнул, но начал рассказывать с самого начала. Если сократить его рассказ до удобоваримой формы, то получалось следующее. Дирк летал так, как никто не мог. Он привык создавать правила и менять законы. Но в один злосчастный день он нарушил военный закон – пресек границу запретной военной зоны. Его вычислили и должны были казнить. Но тут появился Корэл и смог, как у нас говорили «отмазать» Дирка. Уже в то время у Корэла были большие связи и он добился изменения обвинения. Дирк отделался крупным штрафом, а Корэл поимел с Дирка обещание вернуть должок когда-нибудь потом. А сейчас Дарен не смог отказать Корелу в возврате долга за друга, т. к. Корэл стоит очень высоко в военных кругах. Отказ в этом случае мог привести к очень печальным последствиям для Дарена. Ведь Дарен и Дирк  — неразлучные друзья и всегда отвечали друг за друга.

-Ну вот и вся история.

А я не придумала ничего умнее, чем спросить у Дарена:

-А можно я попробую?

-Что попробуешь? – не понял мой отец.

— Ну, попробую завести этот корабль? Ведь я столько летала по мнемам Дирка. И ты сам говорил, что у меня есть талант. Ну пожалуйста! Ведь хуже уже точно не будет!

Дарен задумался. Прошло, наверное, минут 5 прежде чем он ответил.

-Может ты и прав – хуже уже просто некуда. Хорошо, сегодня пойдешь со мной. А там видно будет. Я все таки уговорила Дарена немного отдохнуть. К кораблю мы отправились ближе к вечеру. Меня как и прежде завораживало это чудо техники. Внутри этот корабль оказался очень похож на «Летящую». Те же коридоры, переходы, небольшие каюты. Дарен показал мне двигательный отсек и отсек, где находился спящий виртал. На этом корабле даже было оружие – пара устройств, напоминающих лазерные пушки. Но когда мы зашли в центр управления нас ждал сюрприз. Имя этому сюрпризу – Аарон.

— Ты все еще пытаешь с ним договориться? – Дарен был абсолютно спокоен.

-Да, Корэл обещал не трогать виртал, пока у тебя не закончится время.

-Понятно. Аарон – это мой сын, Джен. Я хочу кое-что проверить. Ты можешь пока пойти перекусить.

-Хорошо. Я надеюсь, твоя идей сработает. У нас остается слишком мало времени. Удачи вам! – и с этими словами Аарон вышел из центра управления.

-Дарен, а кто это? – меня съедало любопытство.

-Это – Аарон. Он пилот этого корабля. Точнее станет им, если корабль «оживет».

-И это все? Ты больше о нем ничего не хочешь рассказать?

-А я практически ничего о нем не знаю. Его назначил на это место Корэл. Этого достаточно, чтобы держаться от него подальше и не задавать лишних вопросов. А ты хотел завести этот корабль. Или уже передумал?

— Нет, конечно.

-Тогда смотри. Управление стартом почти как на «Летящей». – Дарен быстро показывал мне последовательность кнопок. Можешь пробовать до тех пор, пока не вернется Аарон. А мне пора. Попробую изменить конфигурацию вспомогательной и резервной цепей – может что-то получится.

С этими словами Дарен вышел и оставил меня одну.

Я сосредоточилась и повторила комбинацию кнопок, которую только что показывал Дарен. Результат был ожидаем. Точнее его не было вообще. Следующей  моей идеей было применение возможностей сиа тен. Я попыталась увидеть энергетическую ауру корабля или отдельных его частей, выложилась по полной, но не получила ничего, кроме головной боли. Я даже пыталась думать как Корэл. Если ему нужен был Дирк, то есть что-то, что может сделать только он. Наверное, у гениального пилота есть какое-то свое ощущение полета, свое единение с кораблем. Ведь когда я управляла нашей «Летящей» я испытывала совершенно непередаваемые ощущения. Попытавшись сконцентрироваться на них, я снова запустила протокол старта. К сожалению, результат ничем не отличался. Я пробовала снова и снова в разных комбинациях использовать концентрацию сиа тен, «чувство полета» и последовательность запуска, но результат оставался неизменным. Когда я совсем выбилась из сил вернулся Аарон. Посмотрев на меня оценивающим взглядом, он протянул мне какой-то травяной отвар и пару бутербродов неизвестно из кого.

-Ну, как успехи?

-Никак.

-Вот и у меня не выходит. Возможно, теперь это никому не под силу.

-Почему «теперь»? А раньше?

-Раньше? Думаю, Дирк Корс справился бы за 2 минуты. – Аарон мечтательно улыбнулся. – А ты выполнил мою просьбу?

-Еще нет, не было возможности… А почему ты думаешь, что Дирк бы справился. Да еще и так быстро. Что в нем особенного?

-Не знаю, но уверен, что он нашел бы способ.

-Ты знал Дирка?

-Лично – нет. Просто я видел как он летает. Ведь он и Дарен спасли мне жизнь…

Меня разрывало любопытство. Впервые за долгое время у меня появилась возможность узнать еще что-то о Дирке. Ведь Дарену тяжело вспоминать о своем друге.

-Расскажи мне! Пожалуйста!..

Аарон усмехнулся.

-Ну, хорошо. Это случилось лет 25 назад. Я со своими родителями и старшим братом жил на окраине сектора на небольшом фермерском астероиде — Найрисе. На нас напали,  все военные нас бросили. Остались только двое. Они были нашей единственной надеждой. Один переправлял жителей, а второй сражался, прикрывая отступление. Только потом я узнал, что одного пилота звали Дарен Шарт, а другого Дирк Корс.  Я так и не успел сказать им «спасибо» — они быстро улетели. Но я никогда не забуду, как летал этот Дирк. Именно благодаря ему я решил во чтобы то не стало выучиться на пилота. Вот, собственно, и все.

Я смотрела на Аарона и с трудом сдерживала слезы. Эту история Дарен рассказывал мне в тот день, когда убили Дирка.

Аарон вздохнул и продолжил.

-Это дела прошлые. А сейчас нам нужно сделать все возможное, чтобы такого больше не повторилось.

-В смысле? Аарон, ты знаешь что происходит?

-Знаю. По данным разведки на границы сектора готовится нападение. И мы не сможем защитить жителей окраин, если не заведем этот корабль. У армии просто не хватит ресурсов  для этого.

-А у одного корабля получится это сделать?

-Джен, ты ведь тоже видишь, что этот корабль особенный. В нем скрыты огромные возможности. Только нужно пробудить его виртал.

И мы пустились в обсуждение возможных вариантов, которое затянулось до самого утра. Утром я нашла Дарена и рассказала ему все, что мне стало известно от Аарона. И выполнила обещание. В том смысле, что передала «спасибо» от Аарона. Дарен покачал головой и задумался. Единственное, что он сказал: «Это меняет дело». После чего он опять с головой ушел в работу.

С тех пор я жила на этом необычном корабле. Дарен все время был занят только изредка выбираясь, узнать как у меня дела. Я почти всегда была вместе с Аароном. За то время, что прошло с нашего первого разговора – а это почти 5 дней- мы с ним стали настоящими друзьями. Он оказался веселым парнем, очень не глупым и добрым. Он рассказывал разные истории из своей жизни и делал это так здорово, что я забывала о наших насущных проблемах. А еще он относился к кораблю как то по-особенному. Я долго не могла понять, что меня смущает в его поведении. А когда поняла, то была просто шокирована. Он относился к пустому кораблю как к ЛЮБИМОЙ ДЕВУШКЕ! Это не укладывалось у меня в голове. Ведь он военный пилот! А этот корабль сейчас просто груда металлолома! Я даже озвучила Аарону свои наблюдения. Он рассмеялся и сказал, что я, наверное, права – он действительно так ощущает этот корабль. Но это невозможно, потому что всем известно, что вирталы бывают только мужского рода. Корэл в наши исследования не вмешивался. Только иногда напоминал, что времени осталось очень мало. Но даже Корэл не мог все рассчитать. Наше время закончилось неожиданно.

В середине восьмого дня нашего с Дареном пребывания на астероиде, раздался резкий оглушительный вой. Почти сразу прогремело несколько взрывов. Я как обычно была вместе с Аароном в рубке управления. Он подскочил и уже на ходу бросил: не успели. Аарон вылетел в коридор как ураган, а я так и осталась стоять на месте. Через несколько секунд появился Дарен.

-Джен! Бери кораблик, на котором мы прилетели сюда, и улетай!

-Дарен, что случилось? А ты?

-Я должен защитить этот корабль. Корэл прав. При нынешнем раскладе другого способа защитить границы нет.

-Дарен, ты с ума сошел? Я тебя не брошу!

Дарен не стал со мной спорить. Он просто поймал меня в охапку и я почувствовала укол шприца. Последнее, что я запомнила был голос Дарена, звучавший словно через вату: Прости, малыш. Удачи!

Пришла в себя я в отсеке управления маленького кораблика. Как ни странно, чувствовала я себя хорошо и, даже отдохнувшей. Я посмотрела в космос и о моего хорошего самочувствия не осталось и следа. Меня как будто сжало в маленький комочек от боли и страха. Рядом со мной разворачивалось настоящее поле боя. Около 20 незнакомых кораблей нападали на базу. Защищали же ее не больше десятка истребителей. Я была уверена, что в одном из них Дарен. Я рванула управление корабликом, но он меня не слушался. На экране показался введенный курс движения и скорость. Я рычала и скулила одновременно, понимая, что Дарен заблокировал управление. Нужно что-то сделать! Я не могу бросить Дарена. Если я не могу изменить программу управления кораблика, то ее нужно уничтожить! Мой кайрес все еще был со мной. Выдав изрядную очередь из парализатора прямо по панели управления я с удовольствием осознала, что кораблик больше не подчиняется заложенной программе. И вообще больше не подчиняется! Сквозь дикую головную боль я поняла, что теперь все в моих руках. Но хоть как-то помочь Дарену я могла только одним способом.

Возвращение на астероид и посадка в ручную заняли еще 10 минут. К этому времени численность наших кораблей сократилась в половину. Я бежала, задыхаясь от страха. Сейчас наш единственный шанс спастись – это разбудить спящий корабль. Влетев в центр управления кораблем, я попробовала завести его еще раз. Сердце бешено колотилось, и казалось, что оно вырвется из груди. Я не могу просто сдаться! Я не могу бросить Дарена! Я не могу сбежать! Яркая вспышка отвлекла мое внимание. Через обзорный экран прямо перед глазами, я видела, как по кривой дуге падал горящий самолет.

-Нет…

В памяти всплыли отголоском последние слова Дарена: Прости, малыш… Я даже не заметила как слезы начали капать на приборную панель.

-Нет!

Я должна что-то сделать! Я должна сдвинуть эту посудину с места!

-Дарен!!! – Я кричала от бессилия, глядя в космос передо мной. Мой отец может погибнуть, а я ничего не сделала для его спасения.

-Дарен!!!

-Аарон…

Ну почему у меня ничего не получается! Почему я не могу справиться с обычным кораблем! Еще один взрыв прогремел совсем рядом

-Дарен! Дарен!

-Аарон…

Мне послышалось? Это галлюцинации? Голос был еле слышен.

-Кто здесь? – я орала во все горло.

-Ты меня слышишь? – голос стал чуть заметнее.

-Кто ты?

-Я Сельвана. Почему ты меня слышишь?  Мне столько времени никто не отвечал.

И ты не мой пилот.

Мысли бежали бешенным галопом. Этот голос мне совершенно незнаком. Я была уверена, что слышу его в первый раз. А это может означать…

-Ты виртал корабля?

-Да, люди назвали бы меня так. – голос виртала становился громче с каждым словом.

-Так чего ты ждешь!? Запускай двигатель и взлетай! Мы должны им помочь.

-Это невозможно. Я могу летать только со своим пилотом. А мой пилот – Аарон.

-Это невозможно! – я была в бешенстве. – Если ты не взлетишь, Дарена убьют. И Арона тоже!

-Ты не понимаешь. – голос Сельваны стал очень печальным, но с каждым словом он продолжал набирать силу. — Я не могу взлететь с другим пилотом. Я принадлежу Аарону, а он мой пилот. Только Аарон сможет запустить мои двигатели и я могу летать только с ним.

Черт! Думай Джен! Ну, неужели совсем ничего нельзя сделать!? Должно же быть хоть что-то!

Похоже, последние слова я произнесла вслух.

-Кое-что я могу сделать без своего пилота. – сказала Сельвана.

-Что?

-Я могу стрелять.

-Что!?

-Я могу стрелять. Дарен починил все контрольные цепи. И у меня достаточно энергии. Только я не смогу сама навести оружие. Мне нужно, что бы ты зафиксировал цели для атаки.

-Что я должен делать? –а  перед глазами уже стояла лазерная наводка на стремительные истребители в смертельном бою в открытом космосе. Видимо выражение лица у меня было очень красноречивое.

-Все не так страшно. Видишь экран перед собой. На нем видно перемещения всех кораблей в этом районе. Просто коснись пальцем тех кораблей, которые нужно уничтожить. Только не промахнись. Отменить метку сейчас будет невозможно.

Я быстро подошла к экрану. По сути, это было большое стекло через которое был прекрасно виден бой. Я стала тыкать пальцами в нападающие на нас корабли. После прикосновения к стеклу, кораблик менял свой цвет на красный. Куда бы он дальше не летел, красный цвет никуда не исчезал. Меньше чем через минуту все чужие корабли стали красными.

-А теперь, держись!

Я подумала, что настал конец света. Или, по крайней мере, конец отдельно взятого астероида. Вокруг меня все грохотало и сверкало ярким огнем. Не знаю как и что делала Сельвана, но через пару минут вокруг нас не осталось ни одного «красного» корабля.

Пейн заметил нас издалека. После того, как мы покинули секретный астероид, глушение внешней связи исчезло. Дарен  был серьезно ранен в плечо – его истребитель задело одним из последних выстрелов. Хотя он сам говорит, что это просто царапина. Дарен был счастлив, что нам удалось выбраться живыми. Корэл отпустил нас с условием, что мы никогда и никому не расскажем о том, что нам пришлось узнать за последние 10 дней. Сельвана отправилась на свое первое задание с Аароном. Только Аарону удалось завести двигатели Сельваны и сдвинуть ее с места. Когда они летали, они были частичками единого целого. Казалось, что они нашли, наконец, свой особенный мир. Перед отлетом мне удалось поймать Аарона и спросить, почему все получилось. Почему Сельвана проснулась? Аарон полагает, что в тот момент я и Сельвана отчаянно хотели одного и того же: спасти тех, кто нам дорог. Именно это стремление помогло взломать последний барьер и я смогла услышать голос Сельваны.

В общем, на этот раз все обошлось. Кажется… Вот только Корэл о-очень мной заинтересовался. И даже собирался устроить меня учиться в какую-то элитную академию. Возможно, я рано расслабилась? И мои проблемы только начинаются..?

Мои друзья: