Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Глава 2 Проклятое везение

Глава 2

Действительность, что страшнее кошмаров

Выходя из себя, не забудьте вернуться.

Дон-Аминадо

Я что, напилась? Непохоже на меня… Ох, а голова-то как болит!

Перед глазами промелькнул кабинет Вурдалака, «Бергот» и пьяный Кирилл за рулем «Мерседеса». И темнота… Черт! Лучше бы напилась, а так… Похоже, мы в кого-то врезались. Довыступался, придурок!

Тяжело вздохнув, я открыла глаза и равнодушно уставилась в белый потолок. Больница? Интересно, насколько все серьезно? Болит, вроде, только голова. Больше вообще нифига не чувствую. Меня что, обкололи обезболивающими? Стало как-то не по себе. Осторожно пошевелив пальцами рук, ног и согнув колени, с нескрываемым облегчением убедилась, что все конечности на месте и ощущаются вполне себе целыми. И даже не болят, что несказанно обнадеживает. Хочется верить, что бедолаги, в которых мы врезались, тоже не пострадали.

Медленно, стараясь не тревожить ноющую голову, приподнялась на локтях, чтобы осмотреться… и звучно выругалась. Услышь меня мама — учительница в третьем поколении — упала бы в обморок. Но ругаться было от чего — неизвестные «айболиты» сняли с меня всю одежду, позабыв накрыть даже простынкой. Так что в данный момент весь мой небогатый гардероб состоял из пары сережек и крупного коктейльного кольца1. Ну, когда я поймаю этих юмористов — мало им не покажется!

Ох, моя голова… не стоило так резко вставать.

Отдышавшись, осмотрелась по сторонам и не смогла не обратить внимания на некоторые странности данного места. Крошечная больничная палата имела всего один предмет мебели — необычно изогнутую кушетку, на которой я лежала. Сначала мне показалось, что кровать повторяет все контуры тела, но сейчас, когда я с нее встала, она выпрямлялась, медленно возвращаясь к первоначальной форме, оптимистично напоминающей своими очертаниями гроб. Никогда раньше не слышала о такой мебели. Хотя… если говорить откровенно, то и не интересовалась я никогда медицинскими новинками, а сейчас столько навороченных разработок, что может и такие «гробы» появились.

Необычность номер два — если в этой странной «больнице» такая крутая мебель, то почему она стоит в помещении размером с чулан, и где все остальные атрибуты ВИП-палаты? Абсолютно белый потолок, сочащийся равномерным тусклым светом, и четыре гладкие стены без намека на дверь как-то не впечатляли. К тому же, не было ни постельного белья, ни захудалой занавесочки — и захочешь соорудить себе римскую тогу, так элементарно не из чего! Ехидно ухмыльнувшись, я выдернула из чудом выжившей прически все шпильки. Волосы упали тяжелой волной, закрывая меня до талии — фиг вам, а не зрелище!

Ладно, продолжим осмотр помещения. Вообще, непонятно как-то: где дверь, где окна? Медперсонала, капельницы и хитро-пикающих медицинских приборов тоже не наблюдается. Все страньше и страньше, как говорила одна интересная девочка.

Впрочем, спустя всего пару минут все это показалось мне несущественными мелочами…

Да, можете посмеяться, но я занялась банальным простукиванием стен, в слабой надежде найти выход. Ну, ведь как-то я сюда попала! Не просочилась же вместе с гробом-кушеткой сквозь потолок?

Я до сих пор не знаю, что стало причиной — мое страстное желание найти выход, случайно нажатая кнопка или какая-то иная причуда Судьбы, но неожиданно стена под моей рукой пошла мелкой рябью, стремительно темнея, затем слегка просела и начала словно растворяться. Пальцы кольнуло слабым электрическим разрядом, заставляя невольно отдернуть руку.

Отступив от стремительно меняющейся стены, я настороженно замерла, нервно сцепив пальцы. Слишком уж подозрительным было все, что происходило вокруг после моего «пробуждения» — подобное заставит психовать и человека с куда более крепкими нервами. Но теперь мне, кажется, повезло! Неужели это выход?..

Нет, это уже слишком! Этого просто не может быть…

Я закричала и метнулась в дальний конец комнаты, забившись в угол под изголовьем кушетки, а стена продолжала изменяться. Возможные границы даже самых широких дверей давно были пересечены — теперь это было скорее подобие окна во всю стену. Дойдя до углов комнаты, непонятные мне преобразования прекратились, рябь медленно успокоилась, рождая во мне панический, почти животный ужас. Истерика накатывала волнами, утягивая все глубже и глубже, а через странное окно, занимавшее противоположную стену целиком, мне в глаза заглядывала Вечность. И как-то сразу поверилось — это не 3D фильм, не шутка, не кошмарный сон… Господи, куда же я вляпалась?!

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я успокоилась. Блаженный пофигизм, наконец-то, снизошел на меня, и теперь, сидя в позе лотоса перед «окном», до которого почему-то так и не удалось дотронуться — какое-то невидимое препятствие отталкивало пальцы, покалывая слабыми электрическими разрядами, — я безмятежно смотрела на него… Бездонная чернота, сполохи и спирали, разноцветное сияющее конфетти. Бесполезно пытаться описать его красоту и глубокую, пугающую безбрежность. Только тот, кто видел — поймет. Забавно… Как оказалось, космос вовсе не такой уж и безжизненный, да и звезды не белые — они разноцветные. Раньше я слышала об этом, а теперь видела собственными глазами. Да, как бы по-идиотски это ни звучало, но все мои логически выкладки приводят к парадоксальному результату — я попала на космический корабль. И далеко не в качестве почетной гостьи. Есть о чем подумать, верно? Мне вот почему-то сразу Кащенко вспомнился. Палаты с мягкими стенами, санитарки размера XXL, рубашки с длинными рукавами… Вот только окружающий «бред» казался слишком уж реальным: пол, на котором сидела, — теплым и чуть пружинящим, «оконное» покрытие отзывалось легкими электрическими укусами, когда я предпринимала очередную попытку дотронуться до «стекла», а еще мерзли ладони, которые я машинально согревала дыханием. Сравнивать мне не с чем, но полагаю, что для галлюцинации это несколько слишком!

В общем, не знаю, как долго я просидела в позе лотоса, бездумно любуясь открывающейся картиной мироздания, прежде чем услышала за спиною скрип и тихие шаги.

Оборачиваться не хотелось. Почему-то казалось — пока я не повернулась лицом к действительности, все еще можно изменить, переделать, вернуть, как было. Глупо и наивно, но в это так хотелось верить! Мне давно не пятнадцать лет и на подвиги как-то не тянет. У меня устоявшаяся, интересная и вполне счастливая жизнь, куча планов на будущее, семья и работа… Мне не нужны приключения! Я домой хочу. Сесть с кружкой горячего какао в любимое старое кресло, завернуться в клетчатый плед, привезенный папой из Шотландии, и, жмурясь от удовольствия, вспоминать странный и немного пугающий сон — про окно, распахнутое в космос. Нарисовавшаяся картинка показалась столь реальной, что на секунду я в нее поверила. И так захотелось там оказаться! Вот только вряд ли заинтересуются моими желаниями хозяева летучей «больницы», кем бы они ни были…

На плечо осторожно опустилась рука. Я медленно, превозмогая себя, подняла голову и встретилась с настороженными темно-серыми глазами. Мужчина. На вид не старше сорока. Лицо — вполне себе человеческое: длинноносое, тонкогубое и скуластое, прическа под «ноль» и очень темный загар. Резкие черты лица, поджарая, спортивная фигура, утянутая в странное серое трико с кучей каких-то встроенных приборчиков и кармашков, и незримая аура власти. На мгновение всколыхнулась безумная надежда на то, что это просто дурацкий розыгрыш. Сейчас выскочит ведущий и, указывая в сторону скрытой камеры, будет долго высмеивать мой испуг. Но интуиция подсказывала, что окружающая меня действительность реальна.

— Дес тарэ… — глубоким, чуть хрипловатым голосом произнес подозрительный гость, внимательно глядя мне в глаза.

Наверное фантастические герои набросились бы на «инопланетянина» и парой ударов скрутили его в бараний рог, выпытав попутно всю информацию, захватив корабль и вернувшись домой победителем… Но я, к сожалению (или к счастью), героиней не была, драться не умела и в любом транспорте предпочитала пассажирское сидение. А выглядеть дурой не хотелось, ибо логика подсказывала — от того, как я себя поведу, во многом будет зависеть отношение ко мне похитителей, и злить их раньше времени просто неразумно. Значит, сейчас надо затаиться. Смотреть, запоминать, учиться… и выжидать. Что-что, а притворяться я умею, спасибо работе. Приняв решение, спокойно встретила взгляд мужчины, будучи уверена, что любое проявление агрессии или истерии в моем положении говорило бы о невысоких умственных способностях.

Хмыкнув, он осторожно поднес к моему лицу какую-то серебристую ажурную фигню, размером с пятирублевую монетку, и, жестко зафиксировав второй рукой мой подбородок, быстро прикрепил ее на левом виске. Ощущения были не слишком приятными, даже болезненными. Казалось, что непонятный прибор пытается пустить корни внутри моей головы. Но хватка у «гостя» была железная — не вырвешься.

— Ну, теперь понимаешь, что я говорю? — усмехнулся посетитель, отпуская мой подбородок и делая шаг назад.

— Понимаю, — отозвалась я, с удивлением ощущая, что действительно поняла сказанное… хотя прозвучавшие слова были совершенно не знакомы.

— Универсальный переводчик, — вежливо пояснил мужчина, усевшись на край кушетки и очаровательно улыбнувшись: — Я не стал крепить его, пока ты была без сознания. Снять с себя незнакомый и, вероятно, опасный предмет — вполне нормальная реакция, но при этом ты могла повредить прибор… или пораниться. Правда, за все надо платить — пока он приживается, у тебя, возможно, будут довольно сильные головные боли.

— Могу я задать вам пару вопросов? — осторожно поинтересовалась я, разворачиваясь и стараясь незаметно прикрыться волосами. То, что мой собеседник явно недоговаривал, было видно невооруженным взглядом. Но сейчас, пока он вполне благодушен и явно чем-то доволен, попробуем прояснить свое положение.

— Ну, попробуй, — заинтересованно отозвался мой «гость». ((либо снова усмехнулся, то есть сознательный повтор, либо надо менять. Поменяла, а то многовато усмешек))

— Где я, как сюда попала, и что вы планируете со мною сделать? — четко, спокойно, стараясь не срываться на истерику, произнесла я.

— Ого, а ты неплохо держишься, — голос мужчины, казалось, излучал симпатию, хоть и звучал немного покровительственно. Почему-то его взгляд не смущал меня. Наверное, потому, что, в нем не было ни грамма похоти. Так геолог рассматривает найденный золотой самородок. Оценивающе и немного мечтательно…

— И все же?

-Ну, что ж, почему бы и нет… На часть вопросов я отвечу. Ты должна была погибнуть в автокатастрофе. Мы решили изъять тебя. Шансы на то, что это получится, были примерно один к трем, то есть очень неплохие. Никаких следов и никаких доказательств. Видишь ли, девочка, твоя планета на джантэр-карантине. Примерно сто лет наблюдатели Совета будут собирать данные о вашей цивилизации, и анализировать их. Кстати, если я не ошибаюсь, то половина времени уже прошла. К сожалению, любые контакты во время карантина категорически запрещены, но иногда нам везет и удается кого-нибудь вытащить. Чаще всего смертников, чье исчезновение никоим образом не повлияет на ход истории… и не будет зафиксировано приборами.

— А второго… смертника вы тоже изъяли?

— Нет, второго спасти не успели, — сочувственно улыбнулся гость.

Ха, они что, за дурочку меня держат? Не успели, как же… Похоже, Кирилл был им просто не нужен. А вот я зачем-то понадобилась. На мгновение печально всколыхнулось мое безмерное любопытство — видимо, мне так никогда и не удастся узнать, почему чертов поклонник вел себя так странно. Ужасно хотелось обвинить во всем случившемся Кирилла, но… папа очень давно вбил в мою голову одну простую мысль: все, что с нами случается — результат наших собственных решений и поступков.

— Уважаемый, простите, не знаю вашего имени… — не выдержала я, — вы пытаетесь меня убедить, что действуете исключительно из благородных побуждений?

— Откуда столько цинизма в такой юной девушке? — фальшиво изумился мой собеседник. Затем обезоруживающе улыбнулся: — Знаешь ли, такие случайные подарки Судьбы, как ты, нам достаются нечасто!

— А подробнее?..

— Ты нетерпелива. Хотя мне и нравится, как ты держишься, но не думай, что ты имеешь здесь какие-то права. В том числе и право задавать вопросы…

Все мои инстинкты с самого начала «светской беседы» в голос вопили, что я влипла. И очень, просто о-очень глубоко!

Блин, ну за что мне столько счастья в одни руки?

Я напряженно наблюдала за тем, как мужчина поднялся и подошел к светящемуся контуру двери. Все же мне стоило начать «простукивание стен» с другой стороны от кушетки… хотя, что бы это изменило?

— Вы пираты? — невольно вырвалось у меня. Да, вопрос поразительно глупый, не спорю, но своей интуиции я доверяю.

— Что ж, можно сказать и так, — неожиданно ответил мой визитер.

— А… зачем вы пришли ко мне? — удивленно уточнила я.

— Любопытство. И скука… Долгие путешествия могут быть поразительно скучными, — равнодушно отозвался похититель, прекращая играть в «доброго полицейского». — Возможно, я зайду к тебе еще. Позднее…

Больше он не пришел.

Я отсчитывала дни по тому, как часто появлялась пища — странные белесые пакеты треугольной формы, наполненные жидким практически безвкусным содержимым. Причем до меня далеко не сразу дошло, что это еда. Почти все остальное время я проводила сидя в позе лотоса напротив «окна» и бездумно наблюдая за космосом. Все чаще казалось, что я начинаю сходить с ума.

А еще в первый же день моего заточения, повезло найти местный санузел, когда я от скуки продолжила прощупывание стен. Видимо, нажала на отпирающий механизм. То, что это именно санузел удалось выяснить опытным путем. Крошечное помещение с выдавленным на полу кругом подарило мне букет неповторимых ощущений, потому что я, открыв проход, без долгих размышлений шагнула внутрь. Вдруг удалось бы выбраться из камеры? Но, увы, вместо возможности сбежать меня просто вымыли. Шагнув в круг, я почувствовала, как меня окружают жаркие потоки воздуха. Понимание того, что с меня «счищают» грязь и отмершие чешуйки эпителия, было весьма шокирующим. Но, как ни странно — совсем не болезненным. Позднее я почти научилась получать от этого некоторое удовольствие. Гораздо более смущающим было осознание того, что чистят меня не только снаружи. Видимо круг заменял одновременно и ванну, и, простите, туалет. В общем, вывалилась я оттуда красная от стыда.

Что еще сказать — комнату, а точнее каюту свою я осмотрела целиком и полностью. Даже потолок не поленилась простукать, старательно перетаскивая гробовидную кушетку из угла в угол. Полагаю, что невольным наблюдателям мои экзерсисы доставили немало приятных минут. В то, что за мной никто не следит, мне как-то не верилось. К сожалению, никаких иных выходов или смежных помещений найти не удалось. Даже контура двери, через которую ко мне в гости заходил «пират», не получилось нащупать. Похитители на мои телодвижения отреагировали с королевским пофигизмом, то есть никак, косвенно подтвердив тем самым, что выбраться из камеры по методу аббата Фариа не получится.

За пару дней активных поисков я как-то даже привыкла к своей странной палате с «панорамным окном», хотя до сих пор не могла понять, почему на белых стенах нет никаких пометок. Даже кнопку, открывающую вход в «санузел» мне приходилось каждый раз искать на ощупь. И только много позже я узнала, что варрэнты, которым принадлежал корабль, просто видят иначе — и для них стены вовсе не были однотонно-белыми.

Спустя две недели, если судить по моему отсчету, на стене выдавился контур двери и давешний знакомый зашел в каюту в компании чудаковатого лысого коротышки. Одет тот был довольно странно — в шаровары, чувяки и подобие пестрого халата, подпоясанного ярко-синим, почти ультрамариновым кушаком, за который были заткнуты кривой ятаган и странный пистолет из темно-серого металла с непривычно широким дулом. Рядом с загорелым космонавтом, облаченным в свое скучное серое трико, он выглядел настоящим попугаем. Я была так ошеломлена нелепым видом «гостя», что без малейшего испуга или смущения принялась его рассматривать, гадая, что же ему от меня нужно и совершенно забыв о том, что я, простите, голая. Об отсутствии одежды мне напомнил маслянисто-оценивающий взгляд толстяка, после которого возникло острое желание прикрыться руками. Впрочем, слабо верится в то, что это поможет, вздумай они воспользоваться ситуацией. Да и раздражать странных визитеров не хотелось. Пока…

— Вы правы, варт Дантер, она подходит, — наконец изрек владелец маскарадного костюма.

— Я знал, что девушка вам понравится, — жестко усмехнулся пират. На мгновение мне показалось, что в его глазах плеснулась жалость. — Вставай, варт Тенувиль покажет тебе твой новый дом.

— Временный дом, очень временный… — захихикал толстяк, словно оценивая какую-то только им известную шутку.

— Могу я узнать, что происходит? — мягко уточнила я, медленно поднимаясь с кушетки.

— У тебя появился новый хозяин, — спокойно пояснил пират, но в его голосе прозвучало столь явное предостережение, что устраивать сцену я не решилась.

— У вас распространено рабство? И как оно уживается с высокими технологиями и полетами в космос?

— Забавная девочка, — дробно рассмеялся толстяк. — Чудесно уживается, просто чудесно! Идем…

Решив сначала осмотреться, молча отправилась вслед за новым «хозяином». На собственную наготу я уже не обращала внимания — привыкла за две недели, да и не до стеснения сейчас было, так что даже не стала расплетать косу, пытаясь прикрыться волосами. От напряжения меня слегка потряхивало и приходилось прилагать немалые усилия, чтобы скрыть это от сопровождающих мужчин.

Проведя меня по узким извилистым коридорам с уже привычно белыми стенами, толстяк нажал на что-то невидимое, находящееся на уровне его груди, и в стене продавилась очередная дверь. На этот раз — наружу. От остроты ощущений закружилась голова. Меня словно ударил аромат степных трав, одновременно близкий и такой чуждый, запах нагретой солнцем земли и отдаленный гул каких-то машин.

Плюнув на свое желание разобраться в ситуации, я оттолкнула толстяка, не ожидавшего от жертвы подобной прыти, выхватила у него из-за пояса странный пистолет, оказавшийся легким, словно детская пластмассовая игрушка, и выскочила наружу, не дожидаясь подачи узкого трапа. Перекатилась по сухой ломкой траве и почти успела подняться, когда пришла боль… Огненными волнами распространяясь от виска с «универсальным переводчиком», она охватила все мое тело, скрутив в позу эмбриона. И тогда я закричала, срывая голос. Это было громко… и долго. Очень долго. Наверное, это длилось целую вечность.

— Значит, универсальный переводчик?! — хрипло уточнила я, отдышавшись и с трудом приподнимая голову, чтобы увидеть своих «хозяев», безмятежно стоявших рядом. Пистолет давно вернулся к своему владельцу.

— Помимо всего прочего, — мило улыбнулся пират. — И кстати, не пытайся его снять — еще хуже будет. Девочка, ты же не думала, что отсюда так просто уйти?

— Ну, попытаться стоило, — невесело хмыкнув, отозвалась я. По телу до сих пор колючими, острыми волнами прокатывались отголоски боли.

— Поднимайся и иди за нами…

Как ни странно, никаких дополнительных репрессий не было. Не хотят портить товар?

Честно скажу, времени, да и возможности, полюбоваться окрестностями не было. Каждый шаг отзывался в измученном теле новой порцией боли. Меня пошатывало от пережитого «урока», выжженная солнцем трава неприятно колола непривычные к босым прогулкам ступни, отвлекая все внимание на себя, а «хозяева» шли очень быстро. Не желая снова корчиться от незабываемых ощущений щедро даримых «переводчиком», я старалась от них не отставать, успев всего пару раз мазнуть взглядом по окружающему миру.

Вокруг расстилалась степь. Воздух, напоенный ароматами трав, дрожал от жара. Вдалеке, в предзакатном мареве плавились горы, а примерно в полукилометре слева от меня высились какие-то куполообразные строения. Но что это: жилые дома, склады или здание аэропорта, понять было невозможно. Оглянувшись, я наконец увидела наш корабль — каплевидно-округлый, серебристый, чуждый. Вопреки ожиданиям, трава под ним вовсе не была выжжена — похоже, здесь использовался совершенно иной принцип, нежели в наших ракетах, да и торможения с посадкой я не почувствовала.

Задумавшись, едва не ткнулась носом в спину купившего меня работорговца. Осторожно выглянув из-за плеча толстяка, поняла, что мы дошли до транспорта — низкой, практически лежащей на траве машины без малейшего намека на колеса, с тремя рядами сидений и матово-белым пультом перед местом водителя. Никакой крыши, колпака или иной защиты от плохой погоды не было.

Толстяк, вытащив ятаган, устроил его справа от белой консоли, сел на водительское сидение, тут же подстроившееся под его габариты, и пробежал пальцами по абсолютно белой поверхности, отчего транспортное средство приподнялось над землей и загудело, словно рассерженный шмель. Мой бывший владелец невозмутимо плюхнулся на соседнее место в первом ряду сидений и повелительно махнул рукой. Пожав плечами, я молча пристроилась сзади, оставив между нами ряд пустых кресел. На мою попытку дистанцироваться никто не обратил ни малейшего внимания. Машина приподнялась над землей примерно на полметра и плавно тронулась с места. Я устало прикрыла глаза и, неожиданно для себя, моментально провалилась в сон. Это нервное — слишком много всего случилось…

— Идем, — пробуждение было не из приятных — пока я дрыхла, машина заехала в какое-то темное помещение, и сейчас надо мною стоял толстяк и тряс за плечо.

— Да… а я долго спала? — всегда замечала, что спросонья задаю особенно глупые вопросы.

— Недолго, — отрезал мой новый хозяин. — Иди за мной и не делай глупостей.

Похоже, мои неприятности продолжаются…

Послушно пробираясь за толстяком по темным переходам, я анализировала его поведение, и приходила к выводу, что у нас немного иначе устроено зрение. Слишком уверенными были его движения в густом полумраке. А еще, судя по полному отсутствию окон, мы находимся где-то под землей. Хотя, кто знает? Может, окна открываются от прикосновения к стене, как на корабле…

— Стой! — скомандовал коротышка, заставив меня оторваться от размышлений.

Мы находились в большом зале, чьи истинные размеры скрывал уже привычный полумрак. Осмотревшись, толстяк уверенно направился налево. Пройдя метров сто, я услышала слабый разноголосый гул. Похоже, мне, наконец-то, доведется встретиться с обитателями этих странных подземелий… Вот только почему-то не очень хочется!

Очередная дверь продавилась внутрь и словно растеклась по сторонам, открывая неожиданно ярко освещенное помещение — я даже зажмурилась. А когда открыла глаза, невольно уронила челюсть — больше всего окружающее меня пространство напоминало помесь невольничьего рынка и гарема какого-нибудь султана, что только подчеркивалось полудюжиной лысых дебелых охранников, одетых в том же восточном стиле, что и мой новый «хозяин».

В ряд было выстроено полтора десятка обнаженных девушек и трое парней. На вид примерно лет пятнадцати — восемнадцати, все миловидные, даже красивые и безумно испуганные. Последним в цепочке стоял даже не парень, а странно сосредоточенный мальчишка лет восьми-девяти — смуглый, зеленоглазый, с длинной растрепанной черной косой.

Мой хозяин молча кивнул, и я пристроилась в самом конце — рядом с ребенком. Больше всего хотелось забиться в истерике, упасть в обморок, потребовать объяснений или просто оказаться как можно дальше отсюда, но приходилось держать себя в руках. Помощи ждать было неоткуда.

Через пару минут вошли четверо. Полагаю, что они были людьми, но я видела только силуэты, скрытые сияющей жемчужной пленкой — даже пол не определишь. А вот двигались они странно. По крайней мере, трое из них. И только когда они дошли до меня, стало ясно, в чем странность — так осторожно и медленно передвигаются только очень старые люди. Четвертый же, не раздумывая, указал на стоящего рядом со мной мальчишку и, убедившись, что его поняли верно, стремительно вышел из помещения. Вырывающегося, шипящего от ярости пацана уволок охранник.

Одна из оставшихся трех фигур также определилась, и, указанная ею темноволосая девушка лет пятнадцати на вид, забилась в тихой истерике. А затем застонала и изогнулась от боли, обхватив голову руками. Только после этого я обратила внимание на серебристый диск «переводчика», прикрепленный на виске жертвы. Выбранный вслед за ней белокурый подросток, обреченно опустил голову и сам отошел к стене, куда «человеколюбивые» охранники чуть ранее отнесли потерявшую сознание от боли девчонку.

Третья фигура долго ходила по рядам, рассматривая живой товар со всех сторон, и, наконец, остановилась рядом со мной. Не знаю, по какой причине ее выбор пал именно на меня. Возможно, сыграло роль то, что кроме уже отобранного парня, я была единственной блондинкой, а может, ее не устраивало то, что оставшиеся рабы были слишком молоды. Я не могу дать ответа… Покосившись на приведшего меня сюда толстяка и уловив довольный кивок, молча отошла к отобранной ранее парочке.

И что дальше? Нет, жить я, конечно, хотела, но разницу между жизнью и существованием тоже отлично осознавала. Ведь не просто так оставшиеся рабы смотрят на нас с искренним облегчением и жалостью. Выбрали не их!

Покосившись на своих спутников, поняла, что задавать вопросы нет никакого смысла — они полностью погрузились в свое горе. Черт! Ненавижу находиться в информационном вакууме. Но ажурная сеточка «универсального переводчика» на виске и еще свежие воспоминания о причиняемой за непослушание боли, перевешивали желание сделать какую-нибудь сногсшибательную глупость. Что ж, остается одно — ждать…

Пара охранников отконвоировала нас в большое помещение, вызвавшее странное, иррациональное желание сбежать и спрятаться. И, видимо, не только у меня, потому что темноволосая девушка, медленно бредущая на пару шагов впереди, попятилась и тихонько завыла. Надсмотрщики напряглись, внимательно наблюдая за нами — одно неверное движение, и мы получим очередную порцию непередаваемых ощущений, стоит только активизировать «переводчик». К счастью, мазохистов среди прочих конвоируемых не оказалось.

Меня трясло от страха и непонимания. Не знаю, что с нами собираются сделать, но мне это явно не понравится. Мне это уже не нравится. Происходящее не было похоже ни на что из прочитанного когда-то о рабстве на Земле. Чертовщина какая-то…

Ладно, рискнем!

— Что с нами будет? — тихим шепотом спросила я у более вменяемого белобрысого парня.

Тот шарахнулся в сторону, а потом уставился на меня с искренним изумлением, пробившимся даже сквозь пелену страха.

— Мы в Отерр’нат, обряд переселения… — договорить он не успел, получив тычок в спину от охраны.

Я от греха тоже заткнулась, усиленно размышляя. Какие обряды?! Как космические технологии могут соседствовать с обрядовой магией? Пистолеты с саблями и рабством… И о каком переселении идет речь? Переселение куда? Нас собираются отправить на новое место жительства? «Очень временное», как говорил купивший меня толстяк. Что это может быть? Явно что-то опасное. Какая-то планета с хищным зверьем? Шахты? Гладиаторские бои? Но какой смысл выбирать для этого молоденьких девчонок и ребенка? Нет, я явно в чем-то не права… И, кстати, почему те, кто знал, что нас ожидает, так напуганы этим «обрядом»? Черт, что же не успел договорить стоящий рядом со мною парнишка? Голова кругом от вопросов и предположений…

Вздохнув, постаралась незаметно осмотреться по сторонам и оценить возможные пути бегства. Нет, я понимала всю бесполезность своих действий — пока на виске прикреплен ажурный «не-только-переводчик» совершить что-либо «героическое» не представляется возможным. К тому же здесь для меня было слишком темно, хотя глаза потихоньку и привыкали к полумраку. Так что обстановку, пусть и без подробностей, уже можно было разобрать. Мы находились в большом помещении — размером с хороший ангар для «Боинга», оснащенном несколькими рядами высоких тонких колонн, поддерживающих свод, и куполообразной крышей, украшенной в центре узкими витражами из темного стекла. Собственно, пробивающийся сквозь них слабый свет и служил, с моей точки зрения, единственным источником освещения зала. Что в свою очередь доказывало — из-под земли мы выбрались. Аккурат под витражами находилось странное каменное сооружение, похожее на стилизованный цветок с восьмью лепестками, примерно в полтора раза выше человеческого роста. Почему-то именно оттуда я ощущала исходящую угрозу.

Охранник подтолкнул меня, указывая на «статую», и отправился к центру зала. Мы послушно посеменили вслед за ним к непонятному каменному цветку. Ледяной пол обжигал босые ступни, слегка отвлекая от сумбура, творящегося в голове. Когда мы прошли уже более половины пути, в противоположном конце помещения также наметилось движение. Интуиция завопила благим матом, требуя немедленно убраться отсюда подальше… еще бы подсказала, как это сделать, и цены бы ей не было! Ох, чую не к добру все это.

Уже виденные ранее зыбкие фигуры, спрятанные под жемчужной пленкой, медленно шли нам навстречу. Собственно, к местному произведению искусства мы подошли практически одновременно. И да, оно действительно было каменным. Вот только при ближайшем рассмотрении выяснилось, что скульптура оказалась весьма своеобразной, а говоря более прямо — «с душком». Как бы объяснить? Ну, представьте, что узкую каменную лежанку, стилизованную под лепесток, поставили под углом в сорок пять градусов… и все бы ничего, но по краям болтались наручники, намекая, что народ укладывается сюда далеко не добровольно. А на одном из лож уже был пристегнут давешний мальчишка. Хотя, в его случае «пристегнут» — это громко сказано. Видимо размеры «посадочных мест» были все же рассчитаны на взрослого человека, и до колец наручников ребенок просто не дотягивался. Вариантов было два — застегнуть злополучные наручники, оставив пацана болтаться в воздухе, поскольку в этом случае ногами до пола он бы точно не доставал, или зафиксировать его иным способом. Что собственно и было проделано — ребенка крепко прикрутили к лежанке обычной, вполне себе земной, веревкой.

Меня пристегнули слева от мальчика. Затем — почти одновременно — защелкнулись наручники на руках оставшихся двух рабов. Напротив нас было четыре пустых ложа, в которые неторопливо забирались молчаливые радужно-жемчужные фигуры. Хотелось бы мне знать, что же все это значит?!

Самое поразительное началось, когда четверо напротив нас устроились в своих каменных лежбищах — подошедшие охранники равнодушно защелкнули наручники на несопротивляющихся людях. А потом прошлись по кругу, отключая какие-то приборы в районе пояса у тех, кто лежал напротив нас. По крайней мере, теперь мы могли рассмотреть наших… хозяев?

Я оказалась права — трое из них были так стары, что практически утратили признаки пола. Столь дряхлых людей я не видела ни разу в жизни. Хотя, если можно было бы дать им характеристику — я бы сказала, что это «ухоженная старость». Кем бы ни были эти ходячие мощи, они явно не бедствовали. Четвертым был зло улыбающийся мужчина, относительно молодой — лет сорока-сорока пяти, темноволосый и откровенно некрасивый. Он со странной, почти болезненной жаждой, смотрел на привязанного рядом со мной мальчишку, словно тот был ключом к исполнению его самых заветных желаний. В общем, судя по виду — законченный маньяк и псих… Не повезло мелкому.

— Итак, позвольте мне повторить… — вышел вперед толстый коротышка — мой «хозяин». — Отерр’нат — древнее сооружение и контролировать мы его не можем, только настроить и включить руны переноса. Дальнейшее зависит только от вас — от вашего желания жить, от воли к победе. Гарантировать результат мы не можем. Вы подписали документы с отказом от любых претензий, но вы еще можете уйти с Круга переселения. Деньги не возвращаются…

— Короче, — прорычал черноволосый.

— Короче, так короче, — не стал спорить толстяк. — Когда загорятся руны, зафиксируйте взглядом выбранного вами носителя и старайтесь не отвлекаться. Перенос душ — весьма болезненная процедура. К тому же носитель наверняка попытается сопротивляться…

Минуточку, о чем это он? Перенос душ?! Что за бред?

Я в ужасе уставилась на древнюю старуху, прикованную напротив меня. Если мои догадки верны, то обладательница этих рассыпающихся мощей собирается переселиться в мое тело, тогда как я стану владелицей этих мумифицированных прелестей?! Я… я не согласна! Вот только спросить мое мнение почему-то забыли…

Между нами закружились черные вихри, выстраиваясь в странные фигуры, смутно напоминающие древние руны. Из-за спины шагнули тени надсмотрщиков, снимая с наших висков «универсальные переводчики». Видимо, этот «Круг переселения» несовместим с иными приборами. Сволочи, до последнего момента ведь ждали!

Впрочем, по-настоящему меня волновал вовсе не «переводчик», а сказанное толстяком. Неужели он действительно имел в виду..? Но как же так? Это же ужасно! А ребенок, прикованный рядом со мной — ему же не больше девяти лет… И этот уродливый ублюдок напротив собирается занять его тело?! Не может быть…

Извернувшись, я посмотрела в сторону ощерившегося, словно волчонок, мальчишки, а потом провалилась в странный черный туман.

Темные вихри кружили и сбивали с ног… С ног? Но у меня нет ног. И рук… Кажется, у меня вообще нет тела! Ужас захлестнул с головой, заставив испуганно заметаться в непонятном густом тумане. Что происходит? Где я? Неужели теперь так будет всегда?

Неожиданно мимо, заставив отшатнуться, ликующим бордово-серым вихрем промелькнуло что-то живое, обдав отвратительным смрадом. Да, это определенно ощущалось, как живое существо. Неужели? Похоже, это та самая старая карга, что лежала напротив меня в «круге перемещений». В отличие от некоторых она внимательно слушала толстяка и не пялилась по сторонам, а держала зрительный контакт с моим телом, как и говорили на инструктаже.

А мне что теперь делать?! Я не хочу в ее тело!

Странный мир темных вихрей существенно тряхнуло. Это еще что за дела? Коротышка не предупреждал о «землетрясениях»! Я испуганно метнулась влево, чтобы тут же отшатнуться от клубка из пары терзающих друг друга сущностей — кроваво-алой и изумрудно-синей. А чуть левее драки в темном тумане светилось что-то такое… невыразимо желанное и безумно притягательное. Объяснить это ощущение почти невозможно. Оно включало в себя чувство дома, мамины объятья и аромат осенней антоновки, тепло наполненной горячим какао любимой кружки в руках, папин смех и знакомое с детства: «будь смелой, бельчонок…». Меня тянуло туда со страшной силой и сопротивляться совсем не хотелось. Впрочем, какой у меня выбор? Будь, что будет…

Меня снова тряхнуло, но на этот раз «землетрясение» сопровождалось грохотом, ощущением падения и ударом… обо что-то весьма твердое. То есть материальное! Черт, да что происходит-то, в конце концов? С трудом открыв глаза, я с изумлением уставилась на огромную дыру, пробитую в стене помещения и украшенную парой полуобвалившихся колонн, образовавших над отверстием шаткую неровную арку. Прямо мне в лицо, с трудом пробиваясь сквозь пыльную взвесь, тускло светило алое закатное солнце. Затем пришли звуки — крики команд на непонятном лающем языке, шорох осыпающихся камней и стоны раненых. Я лежала на расколотом лепестке «круга переселения», с изумлением рассматривая творящийся вокруг беспредел. Похоже, что на «мирных работорговцев» напали какие-то нехорошие люди. А это значит, что у меня есть шанс сбежать! Так чего же мы ждем?..

Осторожно приподнявшись, я огляделась по сторонам, стряхнула с себя остатки веревок, сползла с каменных обломков и с ужасом посмотрела на изуродованные руки. В густом полумраке зала, где единственным источником света было закатное солнце, заглядывающее в пролом стены, с трудом удалось рассмотреть сбитые костяшки, царапины и синяки. Здорово меня приложило… даже странно, что боль совершенно не чувствуется. И не только боль — ледяной холод каменного пола тоже не ощущался, а ведь отлично помню, как мерзли ступни, пока мы шли к «статуе». Я покосилась на обломки своего ложа. Ничего не понимаю… При падении меня нехило должно было ударить, но никаких неприятных ощущений нет. Как ни странно это звучит, но я вообще не чувствовала своего тела. Это из-за обряда? Нет, что-то со мной явно не так, но разбираться с этим будем позже, а сейчас главная задача — выжить в этой заварушке и выбраться незамеченной!

Очередное «землетрясение» заставило меня снова упасть на пол, зарываясь разбитыми, посеревшими от грязи и каменной пыли руками в ближайшую кучу щебня. Черт! Ну что у меня за привычка впадать в раздумья в самый неподходящий момент? Осмотревшись, я поднялась и, не удержавшись на ногах, снова упала на четвереньки. Просто чудесно! То, что я не чувствую боли, конечно, здорово, а вот то, что стоять самостоятельно, похоже, пока не в силах — весьма фигово! Впрочем, сейчас не до гордости… Осторожно переползая от колонны к колонне, стала пробираться к дыре в стенке, любезно проделанной нападающими джентльменами. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

Я почти выбралась, когда случилось страшное. Здание в очередной раз вздрогнуло, и ажурный купол из темных витражей с прощальным звоном мириадами сверкающих слез осыпался на «круг перемещения», погребая под собой семь прикованных фигур и обломки «лепестка», покинутые мною пару минут назад. Я неверяще смотрела на братскую могилу, в которой могла оказаться и сама, случись последний взрыв немного раньше.

В голове крутилась идиотская мысль: «Говорят, что у кошек девять жизней. Кажется, только что началась моя третья».

Да уж… Вот и не верь после этого в Удачу и Судьбу!

1 Крупное, яркое кольцо с большим драгоценным камнем, или несколькими (размером почти во всю фалангу). Обычно, кроме него, других колец не надевают.

Мои друзья:
23
Подпишитесь