Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Глава 4 Проклятое везение

Глава 4

Жизнь с чистого листа

Многих вещей нет потому,

что их не смогли никак назвать.

Лец С.Е.

— Рассказывай…

Открыв глаза и с трудом сфокусировав взгляд на темной, нависающей надо мною фигуре, я несколько секунд тупо пялилась на нее, а потом завизжала. Точнее завизжал… О нет, только не это! Пусть это будет кошмар! Хочу к добрым докторам в Кащенко!

Пощечина была сильной и болезненной. Голова бессильно мотнулась из стороны в сторону. Однако ударивший меня мужчина своей цели добился — я заткнулась.

— Я не люблю повторять. Но сейчас готов сделать исключение… Рассказывай, что произошло. С самого начала и подробно!

— Дай попить, — тихо попросила я, и, получив вожделенную бутылку с кисловатым шипучим напитком, начала свой рассказ.

Скрывать что-либо было бы глупо. Сидящий рядом с полуприкрытыми глазами мужчина — моя единственная надежда. Он узнал все — об автомобильной катастрофе на закрытой джантэр-карантином планете, двухнедельном заточении наедине с космосом, когда я едва не сошла с ума, попытке побега, рабском рынке и «круге переселения». Последнее заинтересовало его особо — пришлось подробнейшим образом рассказать о своих ощущениях.

— Как говоришь, звали твоего «хозяина»? — уточнил мужчина, представившийся как Дарен Шарт.

— Тенувиль, кажется. Да, пират так и сказал Варт Тенувиль…

— Варт — это не имя, просто вежливое обращение, — отмахнулся Дарен. — На самом деле этого жирного гаденыша зовут Мервиль.

Чуть поколебавшись, осторожно поинтересовалась:

— Ты его знаешь?

— Знаю?! Да, демоны Варры, я имею несчастье знать эту скотину! Он мне денег должен, — прорычал Шарт.

— Боюсь, что шансов получить свои деньги у тебя не так уж и много, — устало отозвалась я. После сегодняшнего сумасшедшего дня безумно хотелось спать.

— Да что ты об этом можешь знать, мальчишка! — фыркнул космонавт.

— Эй, мне, между прочим уже двадцать исполнилось! — мое искреннее возмущение позабавило собеседника.

Но сил на то, чтобы начать отстаивать свои интересы не осталось, и, вздохнув, я устало свернулась в кресле компактным комочком, мечтая отложить все расспросы на потом. Так хотелось закрыть глаза, хоть на минуточку.

— Угу, заметно… — отстраненно отозвался Дарен. — И не вздумай здесь заснуть!

— А где можно? — с трудом приподнялась я. Видимо, выглядела при этом настолько усталой и вымотанной, что логичный ответ «нигде», так и не сорвался с его губ.

— Сначала вымоешься, а потом можешь спать в каюте Дирка… пока он не вернется.

— Хорошо, только покажи мне дорогу…

При попытке встать меня так повело в сторону, что только вовремя среагировавший Дарен не дал мне свалиться на пол. Шарт, вздохнув, легко подхватил меня на руки и понес по коридору. Поворот налево, тихо «чпокнув» рассосалась дверь, еще поворот, вниз на один этаж, дверь справа. «Надо же, — уже засыпая, отстраненно подумала я, — а кораблик-то вовсе не такой маленький, каким кажется рядом с серым соседом».

Когда космонавт занес меня в каюту, я очнулась и слегка запаниковала. Невольно вспомнился двухнедельный плен в полном одиночестве наедине с космосом. Да, понимаю, что глупо… но нервы были просто на пределе. Просьба вырвалась почти без участия сознания:

— Дарен, ты только не уходи, ладно? Пожалуйста…

— Да куда я денусь, — вздохнул мой собеседник.

Засунув меня в очищающий круг, Дарен, не стесняясь, устроился на узкой лежанке уже знакомой мне гробовидной формы. Похоже, кровати на всех кораблях стандартные.

Посвежев и очистившись, как снаружи, так и изнутри, я несколько ожила. Машинально зализывая сочившиеся сукровицей ранки на руках, я осторожно приблизилась к кушетке.

— Дарен, а когда придет твой друг?

— Надеюсь, что скоро…

— Не понимаю?..

— Он ушел, чтобы получить остаток денег за перевозку товара с одного нашего общего знакомого, и пока не вернулся. И маячок, что на нем стоит, кто-то блокирует…

— Пираты? — уточнила я.

— Вряд ли у них есть такая техника, — отмахнулся Дарен, чуть подвигаясь и давая мне возможность устроиться рядом с ним на кровати. — Скорее всего, просхи глушат все сигналы. Еще бы — такая добыча…

— Кто? — похоже, что это какой-то жаргонизм. По крайней мере, переводчик его не опознал.

— Просхи, они же Силы Правопорядка. Ты их еще «серыми» назвал, — спокойно пояснил Шарт.

А до меня наконец-то дошло, что он вовсе не спокоен. Это видимость. Дарен был напряжен как струна, вслушиваясь в звуки корабля. Да он же с ума сходит от беспокойства за своего друга! И болтает со мной, чтобы хоть немного отвлечься. Возможно, и из корабля не выкинул именно по этой причине — я не давала ему зациклиться на мысли о возможной гибели этого Дирка.

— Ложись спать, ребенок, — усмехнулся Шарт, уловив мою неуверенность. — На «Летящей» никто тебя не обидит.

— Прости, из меня сегодня фиговый собеседник, — виновато выдохнула я, устраиваясь на мощном бицепсе и без стеснения прижимаясь к горячему, как печка, Дарену. Я так устала, что меня ничуть не беспокоила мысль о том, что я доверчиво засыпаю на руках у самого настоящего инопланетянина. Глаза закрылись сами собой.

— Скажи лучше, что делать планируешь? — тихо поинтересовался он, накидывая на меня невесомый прозрачный покров, заменяющий здесь одеяла.

— Дарен, у меня сейчас просто нет сил, чтобы что-то решать. Я подумаю об этом завтра.

— Ну, спи…

Рано утром меня разбудили осторожные попытки Дарена вытащить из-под моей щеки свою руку. Проснулась я мгновенно, при первом же его движении. Странно, обычно, чтобы прийти в себя мне требуется минут пятнадцать. Видимо, это реакция моего нового тела. Кстати, я наконец-то стала его ощущать. Хотя это и не радовало, ибо «ощущались» в основном вчерашние ссадины и ушибы.

— Уходишь?..

— Проснулся? — ответил вопросом на вопрос Дарен. Судя по его лицу, он принял какое-то решение.

— Проснулась, доброе утро, — осторожно потянувшись, улыбнулась я.

— Я бы посоветовал начать привыкать к тому, что ты парень. И думать, и разговаривать о себе, как о существе мужского пола.

— Тебе легко рассуждать, а мне до сих пор не верится в то, что произошло…

— Попросить виртал предоставить тебе зеркало? — ухмыльнулся Дарен.

— Спасибо, не надо… — вежливо отказалась я.

— Отлично. Значит, половой вопрос закрыли, — еще шире разулыбался Шарт.

— И что дальше? — осторожно поинтересовалась я, подтягивая колени к груди. Думать о себе, как о «существе мужского пола» как-то не получалось.

— Дальше? Сейчас я найду тебе какую-нибудь одежду, потом мы позавтракаем и введем твои данные в виртал корабля. А после этого я отправлюсь искать Дирка… Вопросы есть?

— Да, есть. Куда ты введешь мои данные?.. — все же переводчик оказался довольно несовершенным устройством.

— Виртал… Это искусственный интеллект, управляющий «Летящей во тьме». Вчера я не мог вас познакомить — почти все ресурсы корабля были задействованы в процессе проверки и тестирования оборудования.

— И второе — ты уйдешь искать своего друга, а что будет со мной? — опустив голову, я ждала ответа. Дарен был хорошим человеком. По крайней мере, он не выкинул меня наружу, хотя, будем откровенны, большинство людей, оказавшись в подобной ситуации, не стало бы заморачиваться чужими проблемами. Возможно, мне повезет…

— Пока останешься здесь, — улыбнулся космонавт. — Да не бойся, я не собираюсь тебя выгонять. Раз уж Судьба подкинула тебя на «Летящую», нам о тебе и заботиться. На Варрэе тебе оставаться не стоит, но у меня много друзей в разных портах — возможно, кому-то из них нужен ученик. Да, и еще: подумай пока над своим новым именем — прежнее не годится…

Легко сказать «подумай». Если я начну думать обо всем, что со мной произошло, начиная со вчерашнего дня, то элементарно спячу.

Ладно, успокоимся и посмотрим, что же мы имеем?

Первое — мы имеем чужое тело. К тому же — мужское, точнее мальчишеское. Кажется невероятным, что за вчерашний день я ни разу не обратила внимание на произошедшие изменения, но по большому счету мне было не до того — выжить бы… Да и не чувствовала я их — вообще ничего «ненормального» не чувствовала, даже боли не ощущала! Теперь-то, немного придя в себя, понимаю, что мое «бесчувственное» состояние как раз и было совершенно ненормальным. Но, тем не менее, основную поставленную задачу я выполнила — мне удалось выжить. Только… Нет, ну надо же было так влипнуть?! Не удержавшись, воровато покосилась на основное доказательство, зажатое между ног, чувствуя, как запылали уши. Просто чудесно! А уж если вспомнить о прелестях взросления, ожидающих меня в ближайшем будущем…

Пункт второй плавно вытекает из первого — с таким телом я просто не могу вернуться домой. Даже если удастся уговорить Дарена высадиться на Земле, что я там буду делать? Бродяжничать? Без документов, без дома, без семьи. Потому, что я просто не в состоянии придумать, как объяснить родным, что меня забрали «инопланетяне» и вернули в таком виде! Родители-то — закоренелые материалисты и в «сверхъестественное» не верят. Мда, скорее меня разберут на образцы в какой-нибудь засекреченной прозекторской.

Ну и третий неутешительный вывод — в данный момент я целиком и полностью завишу от доброты Дарена Шарта. Только его обещание отделяет меня от возвращения на рабский рынок. Да, я понимаю, что получила уникальный шанс на вторую жизнь, но… начинать-то ее придется с нуля! Я ничего не знаю об этом мире и ничего не умею. Все навыки, полученные мною в прежней жизни, скорее помешают, нежели помогут.

Что ж, рассмотрев все вышесказанное, невольно приходишь к мысли о том, что самоубийство это не самый плохой выход из ситуации. И почти жаль, что когда-то давно меня отучили сдаваться и пасовать перед трудностями.

«Будь смелой, бельчонок…».

Я постараюсь, папа…

— Ну, о чем задумался? — раздался над головой голос Дарена. От неожиданности я подпрыгнула.

— Размышляю о смысле жизни!

— И как? — искренне заинтересовался космонавт.

Неуверенно пожала плечами в ответ, не зная, что и сказать. Не делиться же с ним сделанными выводами.

Шарт хмыкнул и протянул мне серебристо-черный сверток:

— Не смотри на размер — комбез сядет по фигуре, когда ты его наденешь.

— Спасибо…

— Угу, одевайся, и пойдем есть.

Сориентировавшись в подаренном шмотье, я быстро надела на себя обтягивающую одежду, которая действительно подтянулась по фигуре и, пошатываясь, отправилась вслед за Дареном. Теперь становилось понятным то, что так поразило меня вчера. Координация движений у меня была вовсе не нарушена. И на ногах я «не держалась» совсем по иной причине — из-за разногласий между телом и разумом, если можно так выразиться. Ведь у женщин и мужчин различается местоположение центра тяжести. И сейчас, стараясь об этом не задумываться, я отдавала контроль телу и привычке, что позволяло не падать на четвереньки при каждом шаге.

Кстати, интересно, Дарен тоже будет кормить меня той белесой бурдой, что и пираты? Как же она мне опостылела за две недели… Но на столе, развеивая мои нехорошие подозрения, лежали вполне узнаваемые продукты. Ломтики мяса, разнообразные то ли овощи, то ли фрукты, нарезка чего-то, напоминающего на вид брынзу, и пара стеклянных бутылок с уже знакомым мне шипучим кисловатым напитком.

— Дарен, а можно вопрос? — не выдержала я, усаживаясь на пеструю помесь пуфика и низкой табуретки.

— Ну, задавай! — усмехнулся космонавт, накладывая мясо в низкую овальную тарелку.

— Скажи, почему все так странно — у Тенувиля помимо пистолета на поясе висела самая настоящая сабля. Сейчас мы пьем из стеклянной посуды и едим мясо, хотя пираты кормили меня каким-то концентратом в белых треугольных пакетах, космические полеты и рабство… это же анахронизм!

— Ну, по поводу еды все довольно просто — она местная. Согласись, было бы глупо питаться корабельными запасами, если можно купить свежую пищу. А рабство… Понимаешь, ребенок, просхи же стараются не вмешиваться во внутреннюю политику планет. Так что, по большому счету, после вхождения в Федерацию в мире мало что меняется. А Варрэя адаптирована всего лет пятьдесят назад. Здесь еще старые порядки. Конечно, со временем, все изменится… но далеко не сразу. И не принудительно. В этом закон полностью на стороне Молодых миров. Если тебя интересуют подробности — запросишь эту тему в виртале.

— Но ты так безбоязненно ешь местную еду. А ведь на каждой планете свои болезни, можно же что-то подцепить! Никто не гарантирован…

— Малыш, не говори глупостей, — рассмеялся Дарен. — Не забывай, что каждая вновь открытая планета проходит джантэр-карантин. За сто лет, помимо наблюдений за аборигенами, на всех уровнях изучается биология мира. Я не знаю подробностей, не интересовался, но во время карантина помимо всего прочего составляются прививки для тех, кто будет посещать новый мир. Это единственное правило, которое не рискуют нарушать даже пираты. Весь экипаж получает прививку от болезней той планеты, на которую планируется совершить посадку.

— Ты хочешь сказать, что те, кто наблюдает за нашим миром, уже имеют информацию о том, как лечить наши болезни? СПИД, рак…

— Скорее всего, да, — безмятежно отозвался космонавт.

— Но они же могли бы…

— Могли бы, — перебил меня Дарен. — Но правила есть правила. Поверь, малыш, их не просто так придумали. Далеко не все миры после карантина получают предложение вступить в Федерацию. Некоторые, не представляющие интереса, просто оставляют. А бывает так, что какую-то планету закрывают, если сочтут ее обитателей опасными. И возвращаются к ней через пятьсот лет для повторного карантина. Но за последнюю тысячу лет было всего три таких случая.

— Угу, Земля будет четвертым, — пробурчала я. — Ладно, замяли тему…

— А насчет сабель и космических полетов. Понимаешь, это же окраина. Недавно открытый мир, который изначально был не слишком цивилизованным. И таких — большинство. На Варрэе, в отличие от Центра, колюще-режущее оружие вовсе не анахронизм. Не ритуальный предмет или деталь костюма — это действительно оружие, которым его владелец умеет пользоваться.

— А смысл? Все равно, что выходить с каменным топором против ружей, — не удержалась я.

— Современное оружие требует правильного ухода, боеприпасов, иногда ремонта и калибровки. К тому же далеко не каждый может себе это позволить, — ответил Дарен, явно думая о чем-то другом. — Ты наелся?

— Да, спасибо.

— Отлично, тогда иди за мной, — скомандовал он. Так, если я правильно помню план-минимум, то сейчас меня ждет знакомство с вирталом корабля. Видимо так называются местные компьютеры.

Я послушно отправилась вслед за Дареном, следуя по смутно знакомым поворотам. Хоть и тащили меня вчера в состоянии «полутрупа», но что-то все же запомнилось. Так что, если не ошибаюсь, мы идем в переднюю часть корабля. Пустячок, а приятно — я заранее предполагала, что виртал находится в рубке. Интересно, насколько он близок по управлению к нашим компам? Может хоть в этом мне повезет?

Узкая консоль, украшенная полудюжиной кнопок с различными пиктограммами и странными контактами для ладоней, не обнадежила. Не похоже, что команды вирталу отдаются с клавиатуры. Я с опаской покосилась на Дарена, чей задумчивый взгляд в сторону моей скромной персоны вызывал нехорошие подозрения.

— Что?..

— Скажи-ка, малыш, каков уровень развития вашей планеты? — ласково поинтересовался космонавт.

— Ну, как тебе сказать?.. — Я лихорадочно соображала что ответить. Уверена, Дарен не имеет информации о Земле, да и вряд ли будет проверять мои слова. Стоит ли говорить о реальном уровне развития моей родины, или намекнуть, что мы также едва вышли из Средневековья, как большинство вновь открытых миров? Впрочем, я еще ни словом ему не солгала, зачем начинать? — Думаю, тебе будет понятнее, если я скажу, что первая ракета на спутник нашей планеты ушла лет пятьдесят назад. А сейчас готовится экспедиция к ближайшей планете, куда уже несколько лет летают беспилотные аппараты. Вирталов у нас еще нет, но попытки создать искусственный интеллект уже были. Извини, я не слишком в этом разбираюсь, так что все, что могу сказать — это информация на уровне обывателя.

— М-да… — ошарашено выдал Дарен. — Знаешь, когда я вернусь, мы поговорим о твоем мире более подробно. Возможно, имеет смысл поиграть с просхами в прятки и наведаться на твою родину. А сейчас сядь в кресло и положи ладони так, чтобы пальцы касались контактов. Да, вот этих голубых овальных кнопок. И ничего не бойся…

А я уже летела. Перед глазами кружили разноцветные вихри, свиваясь в воронку и затягивая меня внутрь…

— Добро пожаловать, малыш, — тонкий, чистый и какой-то бесплотный голос приветствовал меня словно со всех сторон сразу.

— Кто ты? — я не успела это сказать, только подумала.

— Я виртал. Виртал «Летящей во мгле»… но ты можешь придумать мне имя! Если хочешь…

— А ты всегда такой дружелюбный? — не удержалась я.

— Нет, просто я очень рад, что ты одна из хэири. Понимаешь, далеко не все могут общаться с нами так открыто. А некоторые — не хотят.

— Не понимаю…

— При общении с вирталом можно сойти с ума, — спокойно и вежливо пояснил нежный голосок моего визави.

— Что?! И Дарен так спокойно…

— Тшш… Тише, малыш, не торопись с выводами, — прозвенел серебряными колокольчиками смех моего невидимого собеседника. — Ночью я взял у тебя образцы крови, снял данные о биоритмах мозга и провел еще несколько исследований, о которых могу подробнее рассказать чуть позже, если тебе это будет интересно.

— И что? — подозрительно уточнила я.

— С девяностопроцентной вероятностью ты относишься к тем, кто имеет возможность общаться с нами напрямую. Рад, что это подтвердилось…

— Слушай, а ты вообще-то показаться можешь? А то ощущение, словно я беседую с собственной шизофренией!

— Мм-м… Так легче? — чуть хрипловато уточнил блондинистый подросток лет шестнадцати с насмешливыми серыми глазами, удобно расположившийся на вылезшем из земли корне старого дуба. Голос собеседника существенно изменился, видимо для соответствия внешнему облику.

Окружающий нас белесый туман продолжал развеиваться, открывая глазам странно знакомую картину — небольшую, почти идеально круглую поляну с высокой, непримятой травой, украшенную старым дубом в центре. По периметру нас окружал густой смешанный лес, а сверху безмятежно глядело безбрежное летнее небо. Я готова была прозакладывать свою голову за то, что это Земля.

— Но как?..

— Вытащил из твоих воспоминаний, — улыбнувшись, пояснил мальчишка. И довольно ехидно добавил: — а я — образ собирательный, ты же всегда была неравнодушна к блондинам.

— Ну, не к малолетним же хамам! — невольно вырвалось у меня.

— Зато это помогло тебе немного прийти в себя! — ничуть не смущаясь, заявил бесстыжий пацан и неожиданно тепло улыбнулся. — Ну что, продолжим знакомство?

— Угу, продолжим, — подтвердила я. — Только сначала поясни, какой такой «харей» ты меня обозвал?

— Хэири, — хихикнул пацан. — Вообще-то это долгая история…

— А я никуда не спешу! — фыркнула я, устраиваясь на траве напротив своего визави и вытягивая ноги. Стоп! Ноги… Голые ноги. А я, между прочим, еще не страдаю провалами в памяти и отлично помню как натягивала… то есть натягивал комбез!

Опустив взгляд, я ошеломленно замерла: во-первых — никакой одежды не было и в помине, а во-вторых — я была в своем теле. В своем настоящем теле — женском!

— Но как?! Это же… Я вернулась? А обмен?..

— Мне жаль расстраивать тебя, малыш, но это только видимость. В виртале ты видишь себя таким, каким ощущаешь. Хотя, станешь поопытнее — сможешь менять внешность, как захочешь… но до такого мастерства тебе еще о-очень долго учиться! А сейчас, хоть ты и получил новое мужское тело, но по-прежнему воспринимаешь себя как девушку — поэтому и выглядишь здесь именно так, — спокойно пояснил парень. И именно это спокойствие не дало мне скатиться в банальную истерику. Подтянув колени к груди и обхватив их руками, я устало признала свое поражение:

— Значит, это навсегда. И мне никогда не стать собою снова. И все же… Неужели нет никакого выхода?

— Что именно навсегда? Смена пола? — уточнил виртал.

— Да. Слушай, вы ведь развитая цивилизация — в космос летаете и вообще… Я не верю, что у вас нет необходимых технологий для этого!

— Ну почему же нет, есть, — спокойно отозвался пацан. — И не одна…

— Что? Как?.. Так, спокойно, все хорошо, не надо истерить, — с трудом уняв нервную дрожь, я пристально уставилась на белобрысый «собирательный образ». — Как я могу вернуть себе свое тело?

— Это невозможно, — отозвался виртал. — Если я правильно помню, то твое тело погибло. В идеале, можно было бы, конечно, взять пробы и попытаться создать клона, но я советую тебе сразу забыть об этой идее. То, что попало в руки Силам Правопорядка, считай, пропало. А тебе, при любом раскладе, лучше держаться от них подальше. Чтобы им даже в голову не пришло связать мальчишку-хэири с тем, что произошло на Варрее. Тенувиль сбежал, остальные мертвы… так что есть надежда, что просхы до тебя не дотянутся. А по поводу твоего вопроса: остается только один вариант — сменить пол нового тела. Только здесь есть свои сложности…

— Ну не тяни, рассказывай! — не выдержала я.

— А что рассказывать? В разных мирах Федерации и способы различны. Кто-то достигает изменений хирургическим путем, кто-то, вмешиваясь в ДНК, есть старинные технологии «истинной сущности», ровесники Отерр’нат, да мало ли вариантов? Но, не думаю, что сейчас тебе это подойдет…

— Почему нет?

— Да потому что ты еще ребенок! Твоему телу всего девять биологических лет. Сейчас можно изменить тело только хирургическим путем, но это всего лишь видимость — отрезать и пришить не значит снова сделать тебя девушкой. Это тебя просто искалечит! А прочие способы — только для совершеннолетних. Так что, пока тебе не исполнится хотя бы семнадцать, даже не думай об этом. Во-первых, это незаконно, а во-вторых — элементарно опасно для здоровья. К тому же полноценная, а не косметическая, коррекция пола, весьма недешевое удовольствие. Где ты собираешься брать деньги на эту операцию?

— Но это возможно? — уточнила я.

— Да, — спокойно подтвердил виртал.

— Ладно, отложим этот разговор и вернемся к нашим баранам…

— К кому? — прифигел пацан напротив.

— К этим твоим харям, тьфу, то есть Хэирям. И, кстати, почему ты такой эмоциональный? Разве это не странно для искусственного интеллекта?

— Ну, мне всего сорок циклов, — смутился мальчишка. — Это примерно как твои пятнадцать биологических лет…

Я вообще-то имела в виду совсем другое — способность искусственного разума чувствовать и выражать эмоции. Но возможно, здесь это в порядке вещей… В конце концов, это далеко не самый животрепещущий вопрос. Отложим на потом.

— Хэири! — напомнила я.

— Ага, хэири. Даже не знаю, с чего и начать, если честно. Ну, попробуем так… Много тысячелетий назад один из миров, входящих в Федерацию, начал экспериментировать со своим геномом. Точнее началось это как подбор наилучшего спутника жизни. Потом отбор стал более жестким, где пожелания будущих супругов не учитывались вообще, а затем очень аккуратно начали вмешиваться в ДНК, стараясь получить потомство с заранее заданными характеристиками. Как ты понимаешь, ничем хорошим это не закончилось, но некоторые эксперименты оказались на диво удачными. Собственно именно те, кто выжил и составили в итоге элиту нового мира. Со временем их потомки расселились по всем мирам Федерации, и хэири стали вполне обычным явлением.

— А я-то здесь при чем?

— А ты — хэири, — безмятежно пояснил мой белобрысый собеседник, который ну никак не воспринимался «искусственным интеллектом».

— Спятил? — ласково поинтересовалась я.

— Не-а… — безмятежно отозвался пацан. — Я же твое тело проверял, а не разум. Тело, по всем признакам, принадлежит одному из хэири. Хотя, колер необычный…

— Так, а поподробнее об этом можно? — сдерживаясь из последних сил, вежливо попросила я. Больше всего хотелось завизжать. Ага, громко и от души…

— Да ладно, не психуй, все равно уже поздно. В общем, тебе досталось тело хэири. Кстати, не советую распространяться об этом или посещать «историческую родину» — в их мире тебя вполне могут счесть преступницей и никакие «обстоятельства» не спасут. Ну, это так, для общей информации. Из плюсов: повышенная регенерация, содержащийся в слюне сильный коагулянт, который поможет очень быстро заживить любые раны и ожоги, особое строение глаз, благодаря которому ты можешь видеть почти всю линейку цветового спектра — вот это действительно редкость даже для аристократов Хэр’рии. И, как ты заметила, у тебя теперь темные волосы, смуглая кожа и зеленые глаза. Тогда как практически все хэири — светлокожие голубоглазые блондины. Могу предположить, что пацана растили как разведчика-диверсанта… или дипломата.

— В девять лет?! — не выдержала я.

— Ну, на Хэр’рии по-прежнему не запрещены генные эксперименты, — пожал плечами виртал. Движение вышло столь же естественным, как и мимика — не отличишь от человека. — Собственно, я не удивлюсь, что именно эти способности ребенка и стали причиной его похищения и отправки на обряд Переселения Душ. Я и сам заподозрил, что он — хэири, только из-за удивительной живучести да длинной косы.

— Подожди, а что, длинные косы — это один из признаков жителей Хэр’рии?

— Не жителей, а аристократической верхушки. Чем длиннее волосы, тем выше род…

— Анахронизм какой-то, — пробормотала я, машинально перебирая собственные пряди. — Слушай, а ведь когда меня на Отерр’нат вели, у меня тоже коса была…

Виртал совершенно невежливо заржал:

— Голубоглазая блондинка с длинной косой… Я готов собственную память поставить на то, что тебя и продали как хэири. Даже если при этом тебя обозначили как полукровку, то кому-то такая покупка обошлась весьма недешево! Думаю, пираты неплохо повеселились по этому поводу…

— Шикарно… — простонала я. Но, по крайней мере, стало понятно, почему «благородные разбойники» решили рискнуть и поиграть с просхами в прятки, вытаскивая меня с Земли. А также, почему рабы блондинистого колера пользовались особым вниманием.

— Не понимаю, чем ты недовольна? Шанс прожить вторую жизнь дается далеко не каждому. Тебе сказочно повезло! К тому же, уж прости за откровенность, исходные данные у твоего нового тела гораздо лучше…

— Да, если не считать что оно мужское! Но насчет везения ты прав. Просто сложно смириться с тем, что моя жизнь так резко изменилась.

— Кстати, тебе лучше обрезать волосы…

— Вот еще! — возмутилась я. — Только не говори мне, что с длинными волосами никто кроме этих генномодифицированных аристократов не ходит!

— Нет, конечно. Но зачем тебе такая шевелюра — неудобно же, — заинтересовался виртал.

— Зато красиво! — отрезала я. К тому же это было хоть что-то привычное в моей столь радикально изменившейся внешности.

— Дарен вернулся, — неожиданно напрягся мальчишка.

— Что? — тупо переспросила я.

— Выходи…

Уже знакомая пестрая воронка закружила, выбрасывая в реальность, и я жалобно застонала, пытаясь повернуть жутко затекшую шею. Осторожно выбравшись, а точнее неловко скатившись с кресла, прислушалась к шагам. Одиноким шагам. Дарен вернулся один.

Мои друзья:
23
Подпишитесь