Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Глава 5 Проклятое везение

Глава 5

Третий не лишний, третий — запасной

Скрипнут колеса древней телеги времен.

Что-то вернется, что-то — растает как сон.

«Древние Боги», Иллет.

— Дарен? — Я осторожно коснулась плеча замершего в кресле космонавта. Он до дрожи пугал меня своей бледностью, неподвижностью и пустым взглядом. Но когда он заговорил — стало еще хуже. Хриплый, усталый голос словно принадлежал другому человеку:

— Знаешь, малыш, мы с Дирком познакомились на одном из Новых миров — Тиу’шерре, когда были зелеными новобранцами. Два желторотика, вступивших в Армию Маркеша по идейным соображениям. Свобода, равенство и… приключения — мы были такими идиотами! Везучими идиотами. До сих пор поражаюсь — как нам удалось выжить? Демоны Варры, тридцать лет прошло, а я все помню, как будто это было вчера…

Плохо… Все очень-очень плохо! Случилось что-то непоправимое, я чувствовала это, и было безумно жаль человека, спасшего мою жизнь, а также незнакомого Дирка, который, похоже, больше никогда не вернется на «Летящую». Но я не знала, чем могу помочь… поэтому просто слушала, давая Дарену возможность выговориться.

— …А мы ведь сначала терпеть друг друга не могли. Постоянно устраивали разные каверзы. До сих пор помню, как этот мерзавец вылил мне в сапоги содержимое одного из переносных ватерклозетов и накрыл нано-пленкой, чтоб никто запаха не почувствовал. И в чем только дотащил, сволочь? А ночью нас подняли по учебной тревоге… Ох и орал же наш сержант! С его легкой руки ко мне и прилепилась кличка «Скунс». Правда, я жестоко отомстил — взломал сеть и дал объявление от имени Дирка: «Ищу активного друга…» хмм… впрочем, тебе это рано знать, малыш. Но прозвище он тоже заработал! — Дарен поразительно ехидно ухмыльнулся. Воспоминание явно было приятным. — Скажи нам кто тогда, что станем лучшими друзьями, и мы бы долго ржали, предварительно набив шутнику морду.

Я, не сдержавшись, тихонько хрюкнула, представив «нежную дружбу» пары новобранцев. Им явно карцер был родным домом, с такими-то шуточками.

— А вот летал он здорово… Уже тогда Дирк был лучшим. Переворачивал все правила с ног на голову, и казалось, что он рожден в небе, что там для него нет ничего невозможного. А я ночами сидел на тренажерах, пытаясь его превзойти. Наверное, с этого и началась наша дружба — с уважения. А потом была битва при Найриссе. И выяснилось, что свободу можно купить, а равенство — привилегия для избранных. Маркеш, старая плешивая крыса, сдал свою армию с потрохами, как только ему предложили куш поаппетитнее. А наше отделение, плюнув на приказ, осталось защищать фермерское поселение на небольшом астероиде. Ведь стоило нападающим снять «гламур»1, и все жители небольшого поселка погибли бы моментально. Бой был жарким… но, в конце концов, монархисты решили не тратить силы и оставили нас в покое — в стратегическом смысле небольшой астероид не столь важен, а потери были значительные. К тому времени, когда они вернулись с подкреплением, мы успели эвакуировать население. Мы… Я и Дирк. Больше никто не выжил. Я же говорил — везучие идиоты…

— Дарен, его убили, да?

— Да, малыш, его убили. И когда я найду эту скотину Тенувиля, у меня будет с ним долгий разговор… и, поверь, он очень пожалеет, что просхы не добрались до него первыми!

— Буду рада тебе помочь.

— Не вмешивайся в это, ребенок, — тихо попросил Дарен. — Месть убивает и мстителя…

— Не буду спорить. Вот только и ты вспомни — я давно не ребенок. И причины для мести у меня тоже есть. Слушай, ты, может, кушать хочешь? Или пить?.. Принести что-нибудь?

— Не нужно. Забыл сказать, просхы сняли карантин, мы можем взлетать. Вирт, начинай предполетную подготовку.

— Куда летим? — уточнил призрачный голос.

— На Ненею. Обычно именно там собираются беглые преступники. А впрочем… сначала на Кардос, потом на Ненею.

— А на Кардос зачем? — подозрительно уточнила я.

— Ребенок, я же не могу брать тебя в бандитский притон…

— Можешь! Одному тебе лететь нельзя — слишком рискованно. А я ребенок только внешне… не думаю, что меня сочтут опасной. Дарен, возьми меня с собой, ты не пожалеешь!

— Да чем ты мне поможешь, глупый ре… — космонавт вздохнул и потрепал меня по волосам, — Евдженья?

— Научи меня стрелять, пока мы летим. В рукопашной я, конечно, не помощник, но спину прикрыть смогу. И зови меня Женей. Же-ня, — повторила я по слогам.

— Думаешь, что так легко кого-то убить?

— Дарен, не смеши меня! Даже в нашем мире есть парализующее оружие. Неужели у вас такого не бывает?

Космонавт тихонько хмыкнул, признавая свое поражение, и окинул меня оценивающим взглядом. Судя по тому, как блеснули его глаза, меня ждет какая-то пакость.

— Если за время пути научишься выбивать десять из десяти, то возьму тебя с собой. Иначе — запру в корабле. Понял, Джэнья?

— Договорились! — усмехнулась я, лихорадочно прикидывая, насколько сильная отдача у местного оружия. Если вспомнить мои подвиги в «шутерах», то стрелок я отменный… но вот в тире от меня пользы — как от козла молока. К сожалению, в реальности существует такая неприятная штука, как отдача. Она уводит ствол вверх и вправо, да напрочь отбивает плечо, оставляя на моей чувствительной коже «долгоиграющие» синяки. А руки у меня слишком слабые, чтобы удержать винтовку… были слабые.

— Хм-м… что-то ты больно самоуверен. Ладно, после взлета посмотрим, на что ты способен…

— Это что, шутка такая? — неуверенно уточнила я, ошеломленно рассматривая предложенное к употреблению оружие.

Зеркало ехидно отражало мое вытянувшееся лицо, оскорбительно украшенное самыми натуральными рогами. Точнее изогнутыми рожками, чьи острые кончики смотрели строго вперед, как у быка с древнекритской фрески Кносского дворца. Хороша, красотка! Одно слово — корова! Точнее, с поправкой на новый пол и возраст, — молодой бычок…

Я с трудом подавила желание оглянуться в поисках матадора с красной тряпкой.

Вздохнув, еще раз осмотрела прикрепленный Дареном «парализатор». Собственно, материал, из которого неведомые мне умельцы с извращенным чувством юмора сделали «рожки», напоминал переводчик, по-прежнему вживленный в мой висок. Длиной не более четырех сантиметров, из тончайшей черной филиграни, они довольно агрессивно торчали из уголков моего лба, слегка заходя на линию волос. И крепились столь же неприятно… словно прорастая тончайшими корешками прямо в голову.

— Почему шутка? Очень удобное оружие. К тому же довольно редкое и дорогое! — повысил голос предполагаемый гуру, увидев, как сузились мои глаза, а руки машинально потянулись вверх, дабы избавить себя от украшения, достойного доверчивых супругов.

— Дарен, я не стану носить это… это безобразие! — возмутилась я. Правда, руки опустила: с учетом того, как крепится эта гадость, срывать странное устройство с головы было бы не слишком умно.

— Ясно… Вирт? — спокойно произнес Дарен в пространство.

— Да, капитан?

— Курс на Кардос…

— Подожди, что значит «на Кардос»?! — подскочила я. — Ты же обещал!..

— Дженья, я объясню тебе один раз и повторять никогда не стану — на «Летящей» есть только один капитан. Это я. И либо ты беспрекословно подчиняешься, либо высаживаешься в ближайшем безопасном порту. Я не собираюсь позволять тебе спорить или обсуждать приказы.

— Но…

— Никаких «но». Решай прямо сейчас. Я не желаю тратить свое время и силы напрасно…

— Прости, Дарен. Конечно, я подчинюсь. Просто в нашем мире… ну, это вроде как насмешка была. Рогоносцами называли мужей, у которых жены гуляли…

Космонавт как-то странно на меня посмотрел и хмыкнул:

— А как ты думаешь, почему, несмотря на свое удобство в управлении, подобный вид оружия так и не стал популярным?

— Ну, ты же сам сказал, что он дорогой и редкий…

— Угу. И это тоже…

— Дарен? — настороженно уточнила я.

— И в нашем «мире» есть ревнивые мужья и неверные жены! Поэтому, невзирая на все плюсы миниатюрного парного оружия, закрепленного на голове и управляемого напрямую, от этой разработки отказались2. Вообще-то парализатор, доставшийся тебе не просто редкий — это пилотный образец, созданный в единственном экземпляре. Возможно, позднее я расскажу тебе историю его приобретения, она довольно забавна. А теперь встань по центру каюты и расслабься.

— Шика-арно! — прошипела я, закатывая глаза. Тяжко вздохнув, бросила последний взгляд на хмурого малолетнего рогоносца, отразившегося в зеркальной стене, и потопала в центр небольшого круглого зала, расположенного на нижней палубе «Летящей». По словам Дарена в ближайшем будущем, ну, по крайней мере, до прибытия на Ненею, это помещение станет мне родным домом.

— Ну что ж, начнем! Дженья, для того, чтобы сделать выстрел, надо просто отдать мысленный приказ… Впрочем, не попробуешь, не узнаешь, — непонятно добавил Дарен, окинув меня насмешливым взглядом.

Пожав плечами, я отправилась выполнять полученное ранее распоряжение, прикидывая, где же спрятаны мишени. Но не успела дойти до центра зала, как помещение подернулось голубоватой дымкой, а затем, резко, без малейшего перехода, я оказалась в странном тропическом лесу. Удивительно красивые высокие алые пальмы покачивали тяжелыми резными, словно у лесного папоротника, ветвями. Густой влажный воздух, насыщенный непонятными, а потому пугающими ароматами, ударил в лицо, словно теплое мокрое полотенце. Вокруг меня раздался предупреждающий об опасности, возмущенный хриплый крик пестрых полуптиц-полуящериц, чей покой нарушило мое появление. Какофония паники ввинтилась в уши, словно визг тормозов, заставив меня непроизвольно поморщиться.

Неужели это шуточки виртала? Поляна, на которой мы с ним беседовали, выглядела удивительно реальной. Хотя… не стоит сбрасывать со счетов и вариант того, что меня действительно каким-то образом забросили в этот лес. Ну, и что мне теперь делать? Попытаться подстрелить мельтешащих среди ветвей крикливых «ящерок»?

Я неуверенно осмотрелась по сторонам. Блин, Дарен хоть объяснил бы толком, как эта штука действует, прежде чем отправлять меня «на тренировку».

Словно отвлекая меня от размышлений, слева раздался приглушенный треск, а вдалеке качнули растрепанными верхушками красно-бордовые пальмы. Кто-то очень немаленький двинулся в мою сторону. Похоже, хозяин здешних мест решил проверить, что за самоубийца посмел нарушить границы его владений.

По спине пробежал холодок. Если это не иллюзия, наведенная вирталом, то у меня крупные… судя по звукам очень крупные, проблемы! Невольно попятилась от источника шума и уперлась спиной в подозрительно реальную шершавую кору пальмы. Блин, неужели и, правда, настоящий лес? Ну, Дарен… Если выберусь отсюда живой, то ты узнаешь о себе очень много нового!

Спрятавшись за самую упитанную пальму, я настороженно ожидала явления разгневанного начальства местного масштаба. В принципе, вариантов всего два: дождаться зверюгу здесь, спрятавшись за деревом, и постараться подстрелить из засады, или попытаться удрать. Но во втором случае надо учитывать «лесную сигнализацию» и то, что, скорее всего, к тому моменту, когда эта тварь меня нагонит, я буду усталая и без прикрытия. Поразмыслив, решила, что бежать от неведомой опасности не имеет особого смысла — вездесущие крикливые ящерки моментально выдадут мое месторасположение. А, судя по тому, с какой скоростью ко мне приближается неизвестная животина, удрать от нее мне все равно не удастся. Внимательно рассмотрев окружающие меня пальмы, пришла к неутешительному выводу — залезть на эти деревья не получится. Красно-коричневая кора стволов была шершавой, но не более того. Ни сучков, ни боковых веток. Даже сильно наклоненных деревьев, по которым, при некоторой сноровке и достаточно весомом клыкастом стимуле, можно было бы забраться наверх, в пределах видимости не наблюдалось. А жаль…

Наконец, покачнувшись, покорно разошлись в стороны высокие пальмы аккурат напротив меня, выпуская из сумрака леса… Боже, что это?!

Лет пять назад мы всей семьей ездили отдыхать в Тайланд. И на одной из экскурсий катались на слоне. Погонщик, неплохо говорящий на английском, рассказывал, что послушный Томуд, легко несший сдвоенное «кресло», на котором сидели мы с папой, в период гона превращается в злобное кровожадное чудовище, к которому побоится подойти даже его хозяин. И что в это время слона приковывают цепями к паре мощных пальм, во избежание убийств и разрушений. Тогда я запомнила его слова, но поверить в то, что серый великан с грустными глазами, выпрашивающий у меня банан, способен кого-то убить, так и не смогла.

И сейчас мне почему-то вспомнился рассказ старого погонщика слонов, и страстно захотелось иметь пару цепей, чтобы как следует приковать лапы странной твари, выбравшейся из леса на поляну.

Моим глазам предстал приземистый, поджарый полуящер с тупой, украшенной костистыми наростами мордой. Определенно, хищный. Красновато-коричневая окраска позволяла ему практически сливаться с окружающей средой, делая совершенно незаметным в отбрасываемых пальмами тенях. Не менее трех метров в высоту, он твердо стоял на земле двумя парами толстых раскоряченных коротких лап и был покрыт странной смесью тонких роговых пластинок и шерсти. На спине монстра были компактно сложены рудиментарные полупрозрачные крылышки.

Тварь настороженно нюхала воздух, тихо порыкивая, а я опасливо наблюдала за ней из своего убежища. Пора. Подпускать его еще ближе — смертельно опасно! Сосредоточившись, я постаралась «отдать мысленный приказ». Очень постаралась. Казалось, что у меня сейчас мозги задымятся от мысленного ора, но… Либо я думала как-то «неправильно», либо парализатор достался глухой!

Тварь, унюхав, наконец, свой предполагаемый обед, довольно рыкнула и уверенно двинулась в мою сторону.

Панически взвизгнув, я развернулась и, забыв обо всех своих размышлениях и планах, со всей доступной скоростью рванула от греха подальше. Грех, возмущенный тем, что прописанный в меню деликатес пытается удрать, с рычанием ломанулся за мной.

«Все-таки иллюзия…» — мысленно выдохнула я, сползая по стенке тренировочного зала. К счастью, парализатор и большая часть меня не пострадали от удара. В последний момент, перед тем, как врезаться в неожиданное препятствие, «тропический лес» пропал, что позволило мне чуть притормозить свой бег и машинально выставить перед лицом руки, дабы избежать лобового столкновения с вышеупомянутой стеной. Хотя удар был все равно весьма чувствительным — разогналась я от души!

— Ну, и что это было? — ласково вопросил Дарен, возвышаясь надо мной, как карающий ангел. — Дженья, ну что происходит?! Я специально задал вирталу в качестве первой тренировки Аркал, поскольку его фауна поразительно похожа по своей биохимии на нас. Тебе даже думать не надо — то, что парализует человека, парализует и гарнотта, которого ты видела. Ну, это же даже дети знают!

— Да, Дарен, давай поговорим о том, что знают ваши дети! — ядовито прошипела я.

— Хм-м… Извини, малыш! — Космонавт вздохнул и задумчиво поскреб выбритую налысо макушку. — Я как-то все время забываю, что ты с еще не открытого мира и не имеешь понятия о самых элементарных вещах…

Бессмысленно было злиться. Устало вздохнув, поднялась с пола, ощущая себя древней старухой. Сегодняшние синяки плавно наложились на вчерашние ссадины. Полагаю, если меня раздеть, то я смогу стать неплохим пособием для студентов-патологоанатомов.

— Дарен, я ведь пыталась выстрелить, просто эта штука меня не послушалась…

— Ладно, разберемся. И привыкай, наконец, говорить о себе в мужском лице!

— Я постараюсь.

— Вирт?..

Дарену даже не пришлось ничего объяснять. Рядом с нами из пола выдавилась пара кресел, напоминающих те, что стоят в рубке корабля. Ничуть не удивляясь, Шарт занял одно из них и махнул мне рукой.

— Уходим в вирт, и попробуем решить твою проблему…

Следуя его примеру, положила кончики пальцев на уже знакомые мне контакты и закрыла глаза, проваливаясь в темную воронку. Интересно, а почему в «тропический лес» я прошла через обычный туман?..

— Так вот ты какая, Евдженья? — прозвучал за спиной веселый мужской голос.

Мгновенно развернувшись, я удивленно уставилась на молодого парня со странно знакомыми синими глазами. Неужели это…

— Дарен?

— Он самый, а ты кого ожидала увидеть? — рассмеялась более молодая и какая-то бесшабашная, что ли, версия моего спасителя.

Дарен выглядел едва ли не вдвое моложе. А мне неожиданно вспомнились слова Вирта «…ты видишь себя таким, каким ощущаешь…». Любопытно. Значит, и другие в виртале видят тебя таким, каким ты себя воспринимаешь? Пожалуй, стоит запомнить это на будущее — такие мелочи обычно и портят все планы. Мне категорически нельзя уходить в виртал с теми, кому я не доверяю, пока не научусь «корректировать» свою внешность.

Космонавт продолжал с интересом рассматривать меня. И чего он на меня так уставился? Вроде на этот раз мне повезло — появилась в вирте в одежде. Точнее в том самом вечернем платье, что было на мне в день «смерти». Все лучше, чем голышом!

— Ну, и долго ты собираешься на меня любоваться? — не выдержала я.

— Ну, согласись, есть на что, — ухмыльнулся Дарен, ничуть не смущаясь. — По крайней мере, теперь понятно, почему ты так оскорбилась, когда я тебя отшил.

— Нашел, что вспомнить, — грустно улыбнулась я. — Так зачем мы сюда пришли?

— Учиться, зачем же еще? Детей вообще-то с помощью вирталов не учат, слишком опасно. Да и взрослые при таком интенсивном общении с искусственным интеллектом могут сойти с ума, но, думаю, что в твоем случае можно сделать исключение. Да и я рядом буду — почувствую опасность, вытащу. Конечно, дать тебе полную картину вселенной не получится — ты просто не выдержишь такого количества информации, но мы можем начать с минимума, необходимого для выживания…

Туман вокруг нас рассеялся, и я с интересом уставилась на окружающий ландшафт. Каменистая почва, редкие заросли сучковатых, изломанных кустов с серо-зелеными узкими листьями, которые упруго изгибались под мощными порывами ветра, словно в странном танце.

Не успела я осмотреться, как пейзаж сменился головокружительной панорамой удивительного города. Тонкие белоснежные, алые и золотистые башни с круглыми шляпками-крышами тянулись к жаркому ослепительно белому солнцу, словно подсолнухи.

Перед глазами замелькали причудливые, иногда нереально гротескные или ошеломляюще прекрасные картины чужих миров.

Словно издалека раздался голос Дарена:

— В Федерацию входят три разумные расы. Теоретически… Но на самом деле — каждый сам по себе. Федерация — фикция. От давних союзов остались лишь торговые сделки. Но сейчас это не столь важно. Тариане, пожалуй, самая развитая в техническом плане цивилизация и самая загадочная. Они не любят чужаков, но, к счастью, не воинственны. Кстати, именно они и создали твое оружие. Угадай, кого ты не сможешь поразить из своего парализатора?

— Тарианина, естественно, — фыркнула я, продолжая любоваться щедро проецируемыми видами.

— Верно, — усмехнулся мой экскурсовод.

— А на кого они похожи? — не выдержала я.

— Тариане? На прямоходящих ящеров, покрытых перьями. Они теплокровные, чуть выше людей…

Неожиданно картина окружающего мира изменилась, являя моим глазам компанию вышеупомянутых тариан. Коленки звучно стукнули друг о друга, а я невольно сглотнула, рассматривая далеко не вегетарианскую внешность инопланетян. Надеюсь, они действительно не воинственны! Больше всего тариане напоминали увеличенную и слегка модифицированную версию овираптора. От головы до кончика хвоста метра три-три с половиной, длинноногие и покрытые плотно прилегающими к телу темными перьями, они выглядели странно и сверхъестественно. Костяной рог на голове делал тариан до смешного похожими на задиристых петушков. Вот только стоило взгляду опуститься чуть ниже, на демонстрируемые в вежливой «улыбке» ряд острейших белоснежных клыков, и желание позубоскалить моментально пропадало. Одежды, как таковой, на тарианах не было, если не считать украшенной странными символами кожаной сбруи.

Я с изумлением рассматривала инопланетян, не веря, что эти варварски выглядящие существа действительно самая технически развитая цивилизация.

От быстро сменяющихся картин начинала побаливать и кружиться голова.

— Действительно, их внешность слегка шокирует, — хохотнул Дарен. — На чем я остановился? Ах, да… Вторая раса — это тишшэр’те. Это самая молодая из трех рас и у них весьма неплохой потенциал… Единственный недостаток — они страшные домоседы. Весьма любопытны и общительны… когда находятся вне принадлежащих им территорий. В силу своей ментальности они очень привязаны к семейным ареалам и весьма подозрительно относятся к «гостям». А увидеть кого-то из кошачьей семейки не на Верталии — большая редкость. Обычно это дипломатические или торговые миссии, реже — молодые котята, только покинувшие семью и ищущие приключений. Но это действительно редкость, скорее исключение, чем правило.

Мир, украшенный единственным материком и мириадами островов, закружил у меня перед глазами. Картинка сменилась: по улочкам небольшого тихого городка фланировали невысокие, грациозные аборигены, помахивая пушистыми хвостами. Кошачья семейка… Что ж, вопросы отпали сами собой — предками тишшэр’тиан определенно были кошки.

— Дарен? — тихо позвала я, не в силах больше терпеть.

— Что? — насторожился он.

— Извини, но у меня очень сильно разболелась голова, — виновато призналась я.

— Вирт?..

Не успела я вставить даже слова, как знакомая воронка закружила меня, выбрасывая наружу.

Напротив сидел Дарен, напряженно вглядываясь в мое лицо. Убедившись, что я пришла в себя, космонавт тихо спросил:

— Когда начались головные боли?

— Ну, ты как раз про кошек начал рассказывать…

— Малыш, я тебя прошу, в следующий раз говори сразу, когда почувствуешь себя плохо! Иначе виртал просто выжжет тебе разум.

— Это как? — ошеломленно уточнила я.

— Дженья, ну включи, наконец, мозги! Я же сразу сказал, что мы займемся в вирте твоим обучением.

— Подумаешь, обучение! — не выдержав, фыркнула я. — Полчаса трехмерных слайдов…

— Угу, слайды, значит, — прищурился космонавт. — А расскажи-ка мне малыш о материнской планете тариан!

— А что тут рассказывать? Грайн, четвертая планета, вращающаяся вокруг Трокта, самой яркой звезды в созвездии Охотника. Сила тяжести больше стандартной на четверть, население примерно полтора миллиарда… Дарен, а откуда я все это знаю?!

— Виртал, — самодовольно усмехнулся космонавт. — Я был уверен, что у тебя получится!

— А подробнее?

— А голова уже прошла? — вопросом на вопрос ответил он.

— Нет, — честно призналась я.

— Значит, так. Сейчас ты идешь в свою каюту и ложишься спать. Не спорь! — повысил голос Шарт, увидев, как я вскинулась. — К сожалению, иного лечения от слишком долгого пребывания в виртале нет. Через пару часов, когда проснешься, мы поговорим обо всем, что сегодня произошло. Заодно посмотрим, почему у тебя не сработал парализатор, хоть я и догадываюсь о причине, и составим график тренировок.

Говоря откровенно, мне повезло, что в целом общегалактическое время не сильно отличается от привычного мне земного. Шестьдесят минут в часе, тридцать часов в сутках, триста суток, разделенных на десять месяцев в году: три зимних и три летних и по два переходных — на весну и осень. Сначала я испугалась, что слишком длинный день будет настоящим мучением, но, как оказалось, мое тело вполне приспособлено к тридцатичасовым суткам.

Кивнув, сползла с кресла, неприлично широко зевнула и задумчиво посмотрела на Дарена:

— Знаешь, а эти картины чужих миров… они были такими реальными! Думаю, что это идеальное спасение для тех, кто чувствует себя на корабле «запертым». У нас считают, что подобный эффект замкнутого пространства едва ли не самый страшный риск при дальних космических перелетах. Это может свести человека с ума…

— С этого все и начиналось, — отозвался космонавт, удивительно серьезно глядя мне в глаза. С одобрением? Нет, наверное, показалось, что там особо одобрять-то? — Иди отдыхать, Дженья, ты сегодня хорошо поработал.

Улыбнувшись, я молча вышла из тренировочного зала. Вопросов у меня по-прежнему было гораздо больше, чем ответов… но нельзя же иметь все и сразу?

1 Гламур — изначально шуточное, а потом прижившееся, название нано-пленки, используемой в Федерации вместо искусственной атмосферы. Может заключать в себя как человека (используется аналогично нашему скафандру) так и целые астероиды. Нано-пленка имеет память формы (как и практические любое изобретение тариан) и, обладая способностью растягиваться в любом заданном направлении, в результате возвращается к прежним параметрам.

2 В данном случае Женя и Дарен не поняли друг друга. Дарен имел в виду, что «рогоносцами» зовут ревнивых и задиристых супругов, намекая на гон и весенние бои рогатых самцов. А история «рогоносцев» на Земле пошла от византийского императора Андроника Комнина (1183-1185), который разрешал мужьям своих любовниц охотиться в его зверинце. На воротах тех, кто имел такое преимущество, выставлялись оленьи рога, за что их владельцев и окрестили «рогоносцами».

Мои друзья:
23
Подпишитесь