Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Глава 6 Проклятое везение

Глава 6

Обучение и мучение — корень, вроде, общий…

Учиться, учиться и учиться…

В.И. Ульянов

— Дженья, вставай, — какой-то невежливый раздражающий нахал посмел прервать совершенно фантастический сон, который мне снился. — Да, проснись же ты, наконец!

— Блин, отвалите от меня все, не пойду на работу, — невнятно пробурчала я в подушку и попыталась засунуть под нее голову, в тщетной попытке избавиться от надоеды.

Не вышло…

В следующее мгновение я с визгом слетела с кровати и уткнулась носом в колени одного из главных героев «фантастического сна». А точнее — Дарена Шарта, капитана «Летящей».

— Проснулся? — ласково, как людоед у заплутавшего путника, уточнил космонавт.

— Такими методами ты и труп в морге поднимешь, некромант начинающий, — пробурчала я, потирая ушибленный копчик.

Дарен вопросительно вздернул левую бровь, но, не дождавшись пояснения, хмыкнул и сообщил, что ждет меня через четверть часа в рубке, после чего быстро вышел из каюты. А я, машинально заплетая растрепанные со сна волосы в небрежную косу, задумалась над чисто риторическим вопросом: сон, конечно, фантастический, но с чего в мою неумную голову пришла идея, что он был добрый? Это ж откровенный кошмар!

В очередной раз испытав на себе несколько унизительную процедуру «чистки всея организма», к которой, видимо, никогда до конца не привыкну, я слезла с круга и тихо вздыхая, натянула на себя комбинезон, презентованный Дареном. С толикой отвращения полюбовавшись в зеркальной стене на хмурого тощего пацана в обтягивающем темно-зеленом «трико», показала отражению язык, получила ответный жест вежливости и отправилась в рубку. Не стоит заставлять ждать хозяина корабля — в конце концов, он же для меня старается.

Дарен ожидал свою жертву, развалившись в кресле первого пилота и по-ковбойски закинув ноги на пульт. Судя по уже знакомой людоедской усмешке, ничего хорошего в это утро мне не светило. Мгновение поколебавшись у входа в рубку, я тяжко вздохнула и шагнула навстречу своим неприятностям. Не все же им за мною бегать…

— Дженья, ты не передумал? — иезуитски уточнил капитан корабля.

— Не-а… — с опаской выдохнула я, борясь с желанием шустро свалить обратно в каюту и забаррикадировать входную дверь.

— Уверен?

— Уверен, уверен… Жить-то хочется, — поморщилась я.

— Ну, что ж, тогда приступим! — одним плавным движением Дарен перетек из своей расслабленной позы в откровенно хищную, заставив меня испуганно отшатнуться.

— А позавтракать? — но разжалобить тирана и деспота не удалось.

— После разминки позавтракаешь, — хмыкнул Шарт. — Сначала виртал оценит твой потенциал. Или правильнее сказать «ваши»?

— Это как? — ошарашенно уточнила я.

— Твоего тела и разума. Не обижайся, но пока вы далеко не единое целое… А сейчас сядь и положи руки на контакты.

— А потом? — в моем голосе явственно прозвучали опасливые нотки.

— Ты куда-то спешишь? Посмотрим, на что ты способен, и от этого будем отталкиваться, — отмахнулся Дарен. — И перестань трястись — это начинает раздражать…

Постаравшись успокоиться, уселась в кресло второго пилота и поднесла руки к контактам, стараясь подавить дрожь. Бояться неизвестного, наверное, глупо, но уж какая есть. Собственно, я никогда и не позиционировала себя как героиню блокбастера. И почему счастье оказаться на моем месте не выпало на долю какого-нибудь фаната «Секретных материалов»?

Впрочем, какой смысл жалеть о том, что уже произошло? Теперь у меня нет другого выхода — или измениться и научиться тому, что поможет выжить, или сложить лапки и покорно пойти на дно. Так что дорога только одна — вперед. Просто… я никогда не представляла себя в роли «героя — завоевателя Галактики».

Вздохнув, прижала пальцы к теплым углублениям на панели виртала и, закрыв глаза, провалилась в тягучую темную воронку, чтобы спустя всего пару мгновений поприветствовать непривычно серьезного мальчишку — воплощенный искусственный интеллект.

— А ты быстро учишься, — оценивающе окинув меня взглядом, протянул Вирт.

Я настороженно оглядела себя со всех доступных сторон. Тело — мое, в смысле, женское. Вот только одето в темно-зеленое «трико» подаренного комбинезона — абсолютный аналог того, что я ношу сейчас «в реале». В груди нехорошо похолодало — если я уже ношу в виртуальном пространстве те же вещи, что и на корабле, то сколько времени мне понадобится, чтобы внешне полностью уподобиться своему нынешнему телу? Так недолго и крыше съехать!

Словно в ответ на мое возмущение, комбинезон лениво замерцал, превращаясь в синие джинсы и любимую черную толстовку с нахально-сытой тигриной мордой.

— О, учишься управлять своими желаниями? — одобрительно уточнил из-за спины мальчишеский голос. Очень близко из-за спины!

— Ой!.. — неприлично громко взвизгнув и подпрыгнув от неожиданности, я моментально развернулась. — Слушай, киндер, а не мог бы ты появляться передо мной? А то, знаешь ли, это нервирует!

— Нервирует? Ну, может и так, — не стал спорить Вирт и нахально осклабился, испортив весь эффект. — Но появляться перед тобою — не настолько весело!

— Послал же бог гадёныша… — пробормотала я.

День обещал быть непростым.

— Дарен, убей, не пойму, в чем разница? — простонала я, поднимаясь с пола. Тренировка с вирталом, накачивающим меня знаниями об окружающем мире, закончилась час назад. И, перед легким утренним перекусом, Дарен решил погонять нерадивого ученика в моем лице по пустому складскому помещению, заменявшему нам спортзал. Ученик предпочел бы завтрак, но спорить не рискнул.

— Ты ведь понимаешь, что обучать тебя правильно двигаться в виртале бессмысленно? Там ты видишь себя иначе, и твое тело просто не воспримет тренировку в полном объеме.

— Да, но когда я удирала от этой ящерицы с Аркала, то оно очень даже четко все воспринимало!

— Ну, ты сравнил! Это же не виртал был, а мнемо-запись, — удивленно отозвался космонавт.

— Дарен, вот если бы я еще и разницу понимала…

— Мнемо-записи — это довольно дорогое удовольствие. А качественно сделанные — еще и редкость. В данном случае запись с Аркала имеет девяностопроцентное совпадение с действительностью, что выводит ее в разряд очень высококачественных и дорогостоящих товаров.

— Мне уже все стало ясно… Спасибо, Дарен!

— Не язви, ребенок! — поморщился мой учитель. — Как ты понимаешь, мне не часто приходится объяснять прописные истины. К тому же я все же торговец, а не преподаватель университета.

— Прости…

— Ладно, пойдем завтракать, там и продолжим.

Разлив в высокие полупрозрачные бокалы светло-зеленый напиток, космонавт продолжил свой рассказ:

— Мнемо-записи создаются с помощью вирталов, но все впечатления и воспоминания для них берутся из памяти людей. И очень немногие способны создать подобную вещь. Существует некоторые ограничения. Во-первых, хороший виртал — все же не столь распространенная вещь, во-вторых, далеко не все население может с ним напрямую работать, ну и, в-третьих, для этого требуется талант.

— Талант?

— Ну да. А что тебя удивляет? Далеко не каждый человек может полноценно передать свои ощущения. Не каждый может стать хорошим художником или писателем, а для работы с мнемами нужно гораздо больше, чем просто уметь рассказывать. Надо уметь чувствовать, замечать мелочи, ощущать окружающий мир всем своим существом. Только тогда созданный мнем будет работать. Иначе получится просто паршивая постановочная сценка. Кстати, если вспомнить «лесную» картинку, которую Вирт вытащил из твоей памяти — у тебя вполне может получиться…

— Спасибо, я учту.

— Не за что. — Космонавт вопросительно приподнял бровь: — Есть еще вопросы?

— Море! — блаженно улыбнувшись, утянула с тарелки зазевавшегося хозяина кусок местного «бекона» и запихнула его в рот. Ткнув пальцем в венчавшие мою голову «рожки» парализатора, я невежливо прочавкала: — Помнится, кто-то обещал рассказать об этом дивном украшении!

— М-м… А что тебя интересует? История его приобретения?

— И это тоже, но сейчас меня гораздо больше заботит принцип действия!

— Ах, это… — тон Дарена стал менторски-скучным: — Парализатор напрямую подключен к твоему мозгу, собственно и «питается» он тоже от него, по принципу симбионта. Радиус поражения не более восьми-десяти метров. Причем пробивает даже нанокостюмы. Не спрашивай, каким образом — я так и не смог разобраться… В качестве снарядов используются миниатюрные иглы с парализующим ядом. Игла, попадая в цель, расщепляется, нанося довольно слабый электрический удар, и расходится веером, что существенно увеличивает радиус поражения и дает почти стопроцентную вероятность попадания в позвоночник. В лицо желательно не целиться — можешь убить.

— То есть это оружие двойного действия? — уточнила я.

— Не совсем так… Просто паралич наступает не сразу — яд-то не смертельный, а, как ты понимаешь, противника надо обездвижить быстро, вот иглы и доработали. От удара о цель игла как бы разбивается на множество осколков, а возникшая от этого энергия переводится в электрический импульс, вырубающий врага столь же эффективно, как и удар дубинкой по макушке. Наведение на цель — через твои собственные глаза. Яд подбирается на основе общей базы по живым существам Федерации, внедренной в твои «рога».

— Дарен, ты еще долго собираешься подкалывать меня формой парализатора? — возмутилась я.

— Пока не надоест, — безмятежно отозвался космонавт. Вот ведь ехидна! — И, поскольку ты закончил воровать еду с моей тарелки, то у тебя есть час на отдых, а потом, полагаю, нам стоит продолжить твое обучение. Заодно выясним, почему не получается воспользоваться парализатором…

Странно. Я никогда не занималась ни боевыми искусствами, ни спортом. По крайней мере, серьезно… вряд ли танцы или плавание в бассейне для собственного удовольствия можно отнести к тренировкам. И всегда считала, что у меня просто не хватит духу так себя истязать… Я ведь, как и все, смотрела боевики, где путем жестких, даже жестоких тренировок люди становились бойцами. Да, раньше жестокие тренировки представлялись мне именно так…

И вот мое странное тело, словно издеваясь над «новой хозяйкой», с легкостью принимает совершенно невообразимые позы, уходя из-под ударов Дарена, без помощи и вмешательства сознания. Похоже, мальчишку, чей разум погиб на церемонии Отерр’нат, обучали боевым искусствам едва ли не с рождения. А вот когда я пыталась взять управление боем на себя… Хм… Ну, в общем, было больно.

— Дженья, перестань уходить в астрал! — возмутился мой учитель. — Не забывай, что первоочередной задачей для тебя является не уклониться от удара, а «слиться» телом и сознанием.

— У тебя, знаешь ли, весьма извращенные приоритеты, — простонала я, пропустив очередной нехилый удар по ребрам в процессе «слияния двух меня».

— Особо разговорчивые сейчас отправятся на Аркал, — ласково улыбнулся космонавт. Он даже не запыхался.

— Особо разговорчивым сначала хотелось бы понять, почему эти чертовы рога не работают! Или ты предлагаешь мне забодать гарнотта?!

— Ну, если ты настаиваешь… — усмехнулся мой мучитель.

— Да-арен!

— Ладно, расслабься. Думаю, что решение у проблемы оружия гораздо проще, чем ты думаешь. Ты просто не веришь, что оно подействует, и подсознательно блокируешь управление. Это психосоматическое.

— И?..

— Что «и»?

— И каково решение данной проблемы, — вежливо расшифровала я.

— Понятия не имею, — широко улыбнулся Шарт. — Может, заставить тебя поверить?

— Что?.. Нет, нет, нет… Не надо! — Но было уже поздно: вокруг меня покачивали алыми макушками высокие пальмы, а пестрые полуящерки пронзительными криками оповещали соседей о незваном госте.

Судорожно втянув в себя влажный тропический воздух, я нервно огляделась по сторонам. Черт, ну что за издевательство? Нет, теперь-то я знаю, что это мнем. Вот только забыла уточнить у Дарена одну малю-усенькую детальку: что будет со мной в реальности, если в этом дурацком мнеме гарнотт меня все-таки сожрет?

Истерический гомон ящерок, наконец, довел до сведения ближайшего местного хищника мое местонахождение, и на полянке появилось новое действующее лицо. Не гарнотт. Но мне от этого почему-то легче не стало. Хищная тощая трехметровая тварь, покрытая хитином, щерила зубы с узкой длинной морды и тихо шипела в предвкушении добычи. Выглядела зверюга гораздо проворнее вышеупомянутого гарнотта. Я успела сделать всего два осторожных шажка назад, прежде чем она атаковала. Кажется, мне все же удастся узнать, что происходит в реальности с тем, кто умирает в мнеме…

— Молодец! — улыбающийся Дарен помог мне подняться с пола. Я покорно скрючилась в его руках и жалобно застонала — безумно болел живот, в который вгрызся ящер из мнема, и, почему-то, голова.

— Я ведь выстрелила? Правда? Я же успела!

— Успел? Да, ты умудрился выпустить по бедняге целую очередь! У тебя, наверное, голова раскалывается. И еще одно — прекращай говорить о себе, как о девчонке!

— Раскалывается. А еще живот болит — такое чувство, что эта тварь действительно из меня кишки выпустила!

— Ну, не преувеличивай, — без малейшего признака жалости отозвался космонавт. — Уровень реалистичности повреждений и ран стоит всего на тридцати процентах от реального. Теперь, когда ты научился пользоваться парализатором, я буду ставить от семидесяти до ста процентов.

— Сто?!

— Да, сто. И умирать ты будешь, как умирал бы в реальности. Испытывая всю боль и прочие прелести приближающейся смерти. Это лучше любых уговоров и тренировок научит тебя ценить жизнь.

— Но это жестоко! И вообще, я же ребенок!..

— Дженья, давай определимся. Либо ты ребенок — и я отношусь к тебе соответственно, либо ты взрослый человек в детском теле.

— Взрослый, — вздохнув, выбрала я. — Просто не так легко принять то, что ты предлагаешь! И я это… боли боюсь…

— Привыкнешь, — подозрительно равнодушно отозвался Шарт. — А вот со стрельбой «очередями» надо что-то делать. Не забывай, что парализатор берет энергию для создания игл и стрельбы из твоего собственного организма. И если ты не научишься контролировать этот процесс, то хватит тебя на одну-две такие очереди. А потом ты просто отрубишься и станешь легкой добычей.

— Дарен, ты ведь пошутил насчет ста процентов, правда? — осторожно осведомилась я. Такая реалистичность в мнемах меня почему-то не слишком радовала. — Мне не верится, что у вас обучают детей именно так.

— Ты прав. При обучении детей ставят десять-пятнадцать процентов. Для взрослых максимум — тридцать. Выше тридцати процентов используют только в спецподразделениях при обучении просхов. Для обычных гражданских ставить более высокий уровень реалистичности незаконно и опасно. Но мы с Дирком давно взломали все имеющиеся у нас мнемы и поставили максимальный уровень. Это не один и не два раза спасало нам жизнь. И тебя я буду учить так же…

Я устало смотрела на космонавта. То, что меня ждет, будет не просто больно, а мучительно. Но Дарен лучше знает этот мир. Если он считает, что столь жестокое обучение может спасти мне жизнь…

— Я согласна.

— Мудрое решение. И не беспокойся, на «Летящей» отличный медицинский отсек — сердце запускает на раз. Сейчас пообедаем, поспишь часик, и потренируем полеты.

Кажется, я поторопилась со своим согласием…

— А где полетный тренажер? — искренне удивилась я, оглядывая уже знакомое пустое помещение склада. После обеда и сна голова действительно прошла, и снова проснулось то неуемное чувство, что всегда помогало мне найти неприятности на свою пятую точку, а попросту говоря — любопытство.

— Глупость какая, — фыркнул Дарен. — На что нам этот древний хлам? Ты забыла, что я тебе рассказывал о Дирке? Он был одним из лучших пилотов Федерации и сам разрабатывал полетные мнемы с помощью нашего виртала. Причем мы никогда не продавали их. Эти полетные программы существуют в единственном экземпляре — здесь, на «Летящей».

— Дарен, что-то мне подсказывает, что ваши с Дирком мнемы рассчитаны не на новичков…

— Да не переживай, данные по управлению одиночным истребителем виртал тебе уже дал. Теперь у тебя одна задача — выжить!

Ответить я не успела — Дарен подернулся дымкой, а перед глазами раскинулся бескрайний космос. Нет, ну предупреждал бы хоть!..

Оглядевшись, я поняла, что нахожусь в кабине пилота. Узкое «лежачее» кресло, к которому я была пристегнута, пробудило подаренную вирталом «память», подсказывая, что я нахожусь в космическом истребителе класса «Стрекоза». Данные по вооружению, управлению и техническим характеристикам последовательно всплывали в голове… а напротив плавно выруливало на атакующие позиции крыло тяжелых «Ос». Чудесно! И моя темная половина души пессимистично утверждает, что данный мнем включен на стопроцентную реалистичность.

* * *

Умирать — больно. И страшно. Но после того, как ты погибнешь первые десять раз, зачастую «просыпаясь» после смерти в медицинском блоке после остановки сердца, это становится почти привычным. К счастью медицина этой цивилизации ушла далеко вперед, по сравнению с земной, и неприятные для организма последствия, вызванные стрессом «смерти», виртал устранял за пару часов.

В течение первых двух дней мы установили график моих тренировок. Утром виртал, получивший таки вожделенное имя — Пэйн, вытаскивал меня из теплой постельки, чтобы швырнуть в страшную действительность. Пять минут уходило на то, чтобы помыться и одеться. Причем делать стены зеркальными при этом процессе я прекратила уже на второй день. Даже сумасшедшая регенерация хэири не могла за одну ночь излечить мое тело от синяков и ссадин, полученных на тренировках. А любоваться с утра пораньше на собственную хмурую и опухшую физиономию, украшенную сразу двумя фингалами и буквально изжеванной нижней губой, радости мало.

Затем я топала в рубку, здоровалась с Дареном и отчитывалась по результатам прошедшего дня. Точнее, за завтраком рассказывала о совершенных вчера ошибках и о том, как их можно было избежать. И, в качестве поощрения, получала ответную историю из прошлого космонавта: одну из баек о службе в Армии Маркеша или о торговых приключениях в Новых мирах. Пожалуй, это был один из самых приятных моментов дня. Дарен оказался поразительно интересным рассказчиком.

После завтрака мы шли в рубку «Летящей» и залезали в виртал. Пэйн «делился»: меньшая его часть подбирала для меня обучающую программу на день, а большая, вместе с Дареном, серфинговала по информационным сетям, отыскивая данные о Тенувиле, пиратах и возможном фрахте судна.

Я выдерживала не более четверти часа усиленной работы с вирталом, поэтому, получив свою порцию информации, тихонько вылезала из кресла и шла к пустому складу, который стал основным полигоном для занятий. Три мнемо-мира: Аркал, Трин’Шед и Гарион щедро предоставляли свою фауну для стрельбы по движущимся мишеням. Мне понадобилось всего два дня на то, чтобы научиться выходить из мнемов живой. Слишком больно было умирать. В этом Дарен оказался прав — ничто так не стимулировало желание выжить, как реалистичность смерти. Обычно «тир» занимал меня до обеда.

После обеда я уходила к себе, чтобы часик поспать и отдохнуть. Очередной «душ» и самая обидная часть тренировки — рукопашная. Мне пока так и не удалось окончательно слиться со своим телом. А поскольку я честно пыталась выполнить требование Дарена, то большую часть своих синяков получала именно здесь. Улучшение наметилось только после того, как Пэйн добавил к своим «виртуальным» занятиям курс о самообороне и боевых искусствах. Виртал первым просчитал варианты и понял, что во многом я не могу контролировать тело на тренировке потому, что просто не знаю, на что оно способно и как нужно действовать в той или иной ситуации.

Получив свою ежедневную порцию унижений, я возвращалась в ставшую родной каюту, мылась, причесывалась и шла на ужин, после которого у меня было час-полтора свободного времени. В это время я могла бродить по вирталу, рассматривая диковинные миры и засыпая Пэйна вопросами, или отдыхать на полюбившейся лесной поляне из моих воспоминаний и пикироваться с вредным искусственным интеллектом.

Вечером меня ждала самая жестокая, но одновременно самая удивительная и увлекательная часть тренировки — полеты. Если просто скажу, что убивали меня там ежевечерне — это будет не вся правда. Умирала я иногда гораздо чаще одного раза за тренировку. К счастью, смерть в вакууме или от прямого попадания наступает почти мгновенно… Наверное, именно благодаря полетным мнемам я изменилась, даже не заметив этого. Или просто стала адреналиновым наркоманом. А может, я просто родилась в небе, как и Дирк, создавший эти мнемо-записи. Не знаю. Но что-то словно тянуло туда. Хотя пока мне не удалось выиграть ни единого боя…

К тому моменту, как Ненея появилась на радарах «Летящей», я уверенно выбивала десять из десяти, умела управлять дюжиной основных средств передвижения, используемых в пределах Федерации, и могла защитить себя от… хмм… ну, полагаю, что врукопашную от однорукого хромого нищего я бы отбилась. Впрочем, надеюсь, что у меня хватит ума не подпускать его к себе так близко, чтобы это проверить.

В любом случае, отказаться взять меня на планету Дарен не сможет!

Вернуться на страницу «Книги»

Мои друзья:
23
Подпишитесь