Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна. Сделать выбор» Часть 1. Глава 11.

Глава 11

 

Что я буду иметь за свое бескорыстие?

NN

Сирин

Мда… Когда я стал советником Норрена, то и подумать не мог, что параллельно получу работу круглосуточной няньки для его отпрысков. Хотя, будем откровенны, старшенького проморгали мы все. Угораздило же его связаться с Темным, вот и перехитрил сам себя. Но Триона я все же постараюсь вытащить. Парень он неглупый и неподлый. Да только наученные горьким опытом СашʼРанна, мы, пожалуй, перегнули палку и слишком жестко стали муштровать мальчишку, с детства вбивая в него понятие Долга перед Короной. Перестарались. Трион великолепный военачальник, стратег и тактик, отличный политик и сильный маг, абсолютно лояльный королевскому дому… к тому же полностью лишенный «вольнодумства». И сейчас, оказавшись в совершенно непривычной ситуации, он попросту растерялся. Ведь инструкций и хроник с жизнеописаниями свежесозданных Творцов почему-то не существует, так что до всего приходится доходить своим умом. Мозги-то у Наследника есть, да только заточены под другое — выполнение обязанностей, политические интриги, проведение военных кампаний. Он лидер, но зажатый жесткими рамками Долга, маг, но не Творец.

Да еще и девчонка эта его с ума сводит. Вытворяет, что пожелает, и ведь никакой управы на нее!

Вздохнув, я откинулся на ствол тотемного дерева и прикрыл глаза. Пожалуй, здесь одно из немногих мест, где можно расслабиться и ненадолго приспустить маску.

Мало нам было проблем, так еще эти гости незваные притащились. Ну, с теми, что с Эдема пришли права качать по поводу статуи, Тиль разберется. Судя по акульей улыбке Демиурга, что-то они ей сильно задолжали.

А вот что делать с компанией Лейны? Если эта сумасшедшая троица и впрямь в Бездну сунется, то, как бы «что-нибудь» из Бездны не сунулось на Лареллу! Надо нам такого счастья? И ведь не переубедишь их — не тот у меня вес, чтобы послушались. Ну да, «Сотворенный» против Демиургов. Идиоты малолетние! Хотя лично для них это может и впрямь будет вполне безопасной прогулкой. Вот только я хар’хатта не забыл. И что подобная тварь может натворить в обычном мирном селении, отлично представляю. Единственная, кого они могли бы послушать — Тиль. Да только она, похоже, отговаривать их не станет, даже если будет совершенно точно уверена, что на Ларелле от их выкрутасов кто-то пострадает. Демоны бездны, как же я ненавижу, когда у меня не хватает данных для анализа ситуации! Но что-то определенно нужно Пресветлой Матери от этих ребят. Понять бы, что…

Сиди не сиди, а дела сами не сделаются.

Вздохнув, поднялся с теплого, прогретого солнцем мощного бокового корня, выступающего из земли на добрые полметра и образующего удобный, словно кресло, выступ. Ласково и благодарно похлопал по серебристому стволу своего духовного симбионта и небрежно стряхнул с лосин и колета приставшие чешуйки коры. Пожалуй, для начала стоит навестить Тиль. Может, и разживусь какой-никакой информацией.

Пресветлая Мать в кои-то веки оправдывала свое высокое звание. По крайней мере, сменила привычный походный костюм и лимру[1] на изящное и безумно дорогое черное платье из паучьего шелка, расшитое мириадами крошечных, переливающихся гранями драгоценных камней. Выглядело так, словно на Демиурге был надет кусочек звездного неба. Голову венчала невысокая тиара с радужными бриллиантами — редкость неимоверная. Говорят, что такие камни можно добыть только в глубине Источника.

«Гости» в форменных колетах Академии терялись и меркли на ее фоне. Вортон следовал тенью за правым плечом жены и смотрел на делегатов так ласково, что даже мне становилось не по себе.

Ага, уже откланиваются.

Судя по кислым лицам, уходят ни с чем. Ну, я и не сомневался, собственно. А вот Тиль довольна. Лицо держит, но глаза просто полыхают торжеством. Похоже, получила, что хотела и даже чуточку сверху. А значит, в хорошем настроении и, возможно, не откажется поделиться какими-нибудь любопытными подробностями.

Бесшумно пристроившись рядом с Вортоном за левым плечом Пресветлой Тиллиринель, я вопросительно выгнул бровь. Д’Орсвит едва заметно прикрыл глаза, разрешая остаться.

Дальше мы с каменным выражением лица следили за раскланивающейся делегацией с Эдема, отступающей к телепорту, открытому небрежным взмахом Творца Лареллы. Ну да, а то, что она вчера полночи по миллиметру высчитывала параметры этого портала, чтобы не повредить защитные плетения дворца, так этого им знать не надо.

Убрались, наконец-то!

Выдохнули мы все трое как-то очень синхронно. Переглянулись. Тиль сдернула с головы свою безумно дорогую тиару, сунула мужу и блаженно выдохнула:

— Кто бы знал, как мне эта тяжесть надоела!

— Хмм… Есть что отпраздновать? А то у меня ящик чудесного молодого вина в покоях завалялся. С Мирринских предгорий.

— Опять лорда Д’Кесса на какое-то пари подбил? — хмыкнул Вортон.

— Ну, не покупать же? — возмутился я. — Он же бешеные деньги за плоды своих виноделен дерет!

— Вино — это отличная идея! — резюмировала Тиль, успевшая за это время каким-то образом изменить свой дивный наряд на простой походный костюм, в котором, не стесняясь, разгуливала по дворцу. Видимо, попрание всех норм приличий и неследование современной моде является общей особенностью для всех женщин-Творцов. Ну, если судить по тем двум особям, с которыми я знаком лично.

— Итак, что ты хотел узнать? — отсалютовала мне бокалом Тиль, свернувшаяся в кресле напротив в уютный клубок, совсем по-девчоночьи поджав ноги. И это древний Демиург, одно из сильнейших существ в галактике… Скажи кому, психом сочтут!

Вздохнув, честно признался, что больше всего меня беспокоит, насколько этот визит может быть опасен для нас. И чем грозит в будущем. И собирается ли Тиль открыть Лареллу для свободного посещения теперь, когда у нее есть Лита, Филипп и Трион. И поддержка «снаружи», как минимум, от двух имеющих немалый политический вес фамилий. Ведь надо быть наивной Лейной, чтобы считать, будто ее друзья-Демиурги отправились в условно-дружественный ареал без благословления Глав своих семейств. И еще вопрос, какие планы там на Лареллу. Харон, к примеру, является вполне законным прямым наследником своей прабабушки.

— Мда, умеешь ты вопросы задавать, — вздохнула девушка.

— Работа такая, — пожав плечами, признался я.

— Ага, а еще любопытство гложет, — хмыкнул Вортон, отпивая из бокала янтарное искрящееся вино и прикрывая глаза, чтобы посмаковать терпкое, чуть кисловатое послевкусие. Игристые вина с Мирринских предгорий недаром стоили бешеных денег.

— Это ведь не все? — тихо спросила Тиль.

— Нет, не все. Но я не уверен, что ты захочешь говорить об этом, Пресветлая Мать…

— Давай без официоза, — вздохнула она. — Спрашивай. Если смогу, то отвечу.

— Даже если речь пойдет о чем-то… личном?

— Трион и Лейна, да? — усмехнулась Тиллиринель. Янтарные рысьи глаза Демиурга, так похожие на оттенок вина в бокале, на мгновение потемнели. Я даже моргнул от неожиданности. Нет, показалось.

— Да, — просто ответил я.

Вортона я знал очень хорошо. Когда-то именно он был моим инструктором по военной подготовке, а также примером для подражания и утешительной жилеткой, в которую я, пару раз срываясь, выплескивал свою обиду на отца. Сейчас даже слегка неловко об этом вспоминать. Но это также дает мне некоторую надежду получить ответы.

Вортон посмотрел на жену, едва заметно улыбнулся и прикрыл глаза. Приятно, что он до сих пор считает меня достойным доверия. Постараюсь его оправдать.

По-хорошему, на эту встречу бы Норрена, но чего нет, того нет. Как-то очень уж неудачно сошлись звезды, хоть разорвись. И высокая делегация из Светлого Леса, и «болезнь» Триона, и Лейна сотоварищи, а теперь еще и незваные гости с Эдема. Темноэльфийский король, дабы не мешать невместным любопытством Пресветлой Матери, увез светлоэльфийского Владыку со всем его «гаремом» в Тиирт — в летнюю резиденцию. Конечно, для купания и морских променадов сейчас не сезон, зато Тиирт — фактически некоронованная торговая столица страны. Думаю, найдут чем заняться.

И слава Богам и Демиургам! Глаза б мои Линиэля не видели. Просто руки чесались сделать ему какую-нибудь грандиозную гадость, вот только Норрен очень просил не провоцировать конфликт. В общем, решили держать Светлых подальше от греха, точнее от посланцев Эдема, ну, и от меня, видимо. А заодно спокойно обсудить все рабочие моменты. Линиэль получит давно желанное посещение сентариновых виноградников, контракт на поставку амитея, несколько других вкусных плюшек… и не будет портить игру Тиль своим несвоевременным присутствием.

Ну, а мне — отдуваться за всех. Зато не скучно! Впрочем, с тех пор, как из Сартара сбежал Торрен, скучать мне как-то не приходится.

Тиль, видимо решив, чем именно она готова со мной поделиться, отставила бокал и подняла на меня задумчивые золотистые глаза. А мне в этот момент невольно подумалось, а не связано ли то, что Вортон построил Сартар именно из золотистого амитея, с его воспоминаниями о Тиль?

— Что ж, понимаю, почему ты рискуешь задавать такие вопросы. Поэтому отвечу по порядку. Посланцы из Академии нас больше не побеспокоят, здесь волноваться не о чем. Лареллу я открывать не планирую, хотя некоторые контакты имеет смысл наладить, но это дело не одного года и даже не одного десятилетия. Терпит. А вот насчет Лейны и остальных… здесь все непросто.

— Тебе чем-то не нравится Лейна?

— Она хорошая девочка, но еще совсем ребенок. Демиурги мало отличаются в этом от обычных людей — мы тоже растем и меняемся. И какой она станет через тысячу лет, предсказать не возьмусь даже я. А ведь Лейна, как и я, Творец Миров. Двум Творцам одного направления Дара на Ларелле будет… довольно тесно. И не забывай про Харона, который тоже имеет права на мир, как наследник моей сестры. И он также Творец Миров, — вздохнула Тиль, а потом настороженно замерла, словно прислушиваясь к чему-то вдали. Привстала в кресле, хмыкнула и пробормотала: — Ну, надо же… шустрые какие! Прошу меня извинить, лорд Ро’Шерр, но я вынуждена вас сейчас покинуть.

Вортон поднялся, поставил бокал, кивнул мне и вопросительно посмотрел на жену.

— Лучше открыть портал из сада, — как-то отстраненно пояснила Тиль, продолжая к чему-то прислушиваться. — Не хочу нечаянно повредить защитную сеть дворца.

Лейна

Извилистый, грубо вырубленный в скальной подошве коридор уводил нас куда-то в подземелья. Высокий свод был украшен бахромой слабо фосфоресцирующих тонких нитей, напоминая о новозеландских «Пещерах Светлячков». В принципе, неяркого неонового света было вполне достаточно для того, чтобы видеть, куда идешь. На мгновение даже захотелось отозвать заклинания освещения, чтобы полюбоваться природной красотой этого места. Вот только подозреваю, что спутники не разделяют мой энтузиазм. Хотя…

Кэри, тоже засмотревшийся на поднебесные красоты, споткнулся на какой-то неровности, чертыхнулся и едва не ляпнулся носом. Предложение выключить светильники и полюбоваться сводом, уже крутившееся у меня на языке, умерло, не родившись.

Вздохнув, я окинула взглядом кажущийся бесконечным, плавно уходящий куда-то в глубину проход и попыталась мысленно прикинуть — мы еще на острове или уже под озером? С учетом того, что шли, почти не сворачивая… пожалуй, уже под озером.

Наконец, потолок стал заметно выше, а скальный коридор шире. Куда бы мы не шли, но, похоже, до места таки добрались. И даже без приключений, если не считать отбитую ногу моего жениха.

Помните фантастические фильмы, где в разных секретных лабораториях стоят стройные ряды со всяческими клонами или монстрами, заключенными в высоченные стеклянные «банки» с голубоватой жидкостью? Вот и у меня сейчас было что-то вроде узнавания, стоило только выглянуть из-за плеча Кэри и увидеть гигантскую пещеру, заполненную рядами с различной живностью и даже растениями, заключенными в голубоватые, чуть мерцающие коконы мощных стазисных полей.

Офигеть, «клад»!

Наше ошарашенное любование находкой прервал Кэртен, с невнятным, но очень эмоциональным возгласом рванувший куда-то вглубь пещеры. Спятил, бедняга! Переглянувшись, помчались за ним следом. Мало ли на что тут можно наткнуться? А вдруг ловушки?! Я на бегу пыталась просчитать, получится ли у меня материализовать на лидирующем спринтере смирительную рубашку и удержит ли она спятившего Демиурга. Перспективы не вдохновляли…

Кэртен, совершенно позабывший о своей ледяной маске «истинного Творца», взъерошенный и приплясывающий от нетерпения, обнаружился в конце пещеры, возле гигантских размеров П-образного стола.

Здесь было гораздо светлее. Косые лучи просачивались откуда-то сверху, освещая заставленную непонятными приборами и заваленную пыльными полуистлевшими бумагами столешницу. Вдоль стены тянулись аккуратно вырубленные в скале стеллажи с древними хранами, тубусами со свитками и рукописными оправленными в кожу книгами.

Тайная лаборатория? Но чья? И почему здесь?

— Надо же, как интересно, — тихо произнес Харон из-за моего плеча, с любопытством рассматривая приборы. Но тянуть к ним руки, в отличие от Кэри, не стал.

Тор и Дариэль, молча перекинули поудобнее перевязи с клинками и разошлись, контролируя периметр.

— Ты не в курсе, что это такое? — не удержавшись, подергала задумавшегося Харона за рукав.

— Нет, но могу предположить, — хмыкнул дер Альтер. — Очень похоже на лабораторию Творца Жизни. Довольно-таки давно заброшенную. По крайней мере, некоторые из этих приборов и артефактов еще задолго до моего рождения стали настоящими раритетами.

— Вот как… — я осмотрелась вокруг с вновь проснувшимся интересом. — Любопытно, чья она. И что за храны находятся на полках? Вдруг здесь есть подсказка для наших поисков?

— Кэри… Кэри! Да оторвись ты от этих бумаг! — не выдержала я.

— Что? А, Лейна… Ты просто не понимаешь…

— Я понимаю, что сначала надо выяснить, насколько здесь безопасно! — рявкнула я. В конце концов то, что мы не нашли ловушек, вовсе не значит, что их тут нет. — А не тянуть загребущие лапы к чужому добру!

Кэртен открыл рот, явно собираясь высказать пожелание не лезть со своими советами, если не просят, да так и застыл, удивленно глядя куда-то мне за спину.

— Осторожно, кажется у нас гости! — донесся слева напряженный голос Торрена.

Резко развернувшись, настороженно замерла, глядя на разгорающийся в нескольких метрах от нас золотистый абрис открывающегося портала. Кажется, хозяева лаборатории решили познакомиться с незваными гостями. Блин, ну явно Кэри какую-то сигналку задел! Рр-р… по заднице бы ему настучать, идиоту невнимательному!

Тихо и как-то обреченно зашелестели обнажаемые клинки эльфов. Ну да, шансов у Сотворенных против Творцов немного, но и покорно складывать лапки они не станут. А то, что данное место принадлежит одному из Демиургов, не вызывало сомнений ни у кого. Кэртен с Хароном, как-то резко посерезнев, шагнули вперед, прикрывая меня и стараясь не ограничивать обзор приготовившимся к бою эльфам. Я нахмурилась и нырнула в дай’тэн. В прямом противостоянии от меня толку нет — слишком мало знаю, но подпитать ребят мне вполне по силам. А если учитывать, что место здесь «закрыто» от Источников, то это вполне может стать решающим аргументом в драке.

Портал стабилизировался. Сквозь вихрь золотистых звездочек шагнула пара неразличимых пока фигур. Я похолодела. Если это взрослые обученные Творцы, то нам крышка. Пара эльфов и троица недоучек им не соперники, какими бы талантливыми мы не были…

— Нет, милый, ты только посмотри на них, — раздался насмешливый женский голос. Странно знакомый, с незабываемыми хрустальными переливами.

Неужели… Тиль?

От облегчения у меня едва не подкосились ноги.

— А что, вполне грамотно встали, — усмехнулся в ответ Вортон.

— Ну, пожалуй, — милостиво согласилась девушка, бестрепетно подходя к нашей компании. Эльфы, узнав гостей, каким-то неуловимым и совершенно бесшумным способом убрали оружие в ножны и сделали вид, что оказались тут совершенно случайно, и вообще — просто красотами любуются. И вовсе не они только что угрожали клинками Творцу своего мира.

Мы тоже чувствовали себя довольно неловко. Ну, если подумать, то можно же было предположить, какому именно Демиургу принадлежит это место. Но и рисковать, встречая неизвестных с распростертыми объятиями, тоже было бы глупо. Надеюсь, Тиллиринель не обиделась.

Я покосилась на Кэри, а потом наши взгляды скрестились на Хароне. Парень затравленно оглянулся, оценил наши ласковые улыбки, вздохнул и вышел вперед. А что? Он — родня. Авось Тиль пожалеет последнее напоминание о любимой сестре и не станет убивать его больно. А мы, если повезет, как раз успеем куда-нибудь сныкаться за это время.

Может, если бы мы не всматривались так внимательно, пытаясь понять настроение Творца Лареллы, то и не заметили бы быстрого и заинтересовано-расчетливого взгляда, который она бросила на Кэртена. А может, она просто позволила нам его заметить и задуматься.

— Лаборатория Раниэль, да? — тихо спросил Харон. Хотя, скорее даже не спросил, а констатировал факт.

— Верно, — удивительно мягко отозвалась Тиль.

— Ты не против, что мы сюда зашли?

— Ты… имеешь право.

— Спасибо, Тиль! — тепло улыбнулся Харон, а меня отпустило окончательно.

— Хотя я искренне удивлена, что вы нашли сюда вход, — немного обиженно отозвалась Творец Лареллы.

Она, конечно, не стала спрашивать «как», но сам тон вопроса…

Харон, вздохнув и мысленно послав в нашу сторону ярко окрашенную эмоциональную волну — что-то вроде неоформленного пожелания весьма экзотически разнообразить свою сексуальную жизнь, под препарирующе-нежным взором двоюродной прабабушки начал удручающе подробно колоться, делясь нашими догадками, предположениями и выводами. Вортон, сначала тихонько хмыкавший, под конец уже откровенно смеялся, глядя на по-детски обиженное выражение лица супруги. Ну да, она ведь столько сил вложила, так старательно прятала, а мы, заинтересовавшись, нашли всего за пару часов. Что утешало, разозленной Тиль не выглядела. Может, нас все-таки не станут убивать?

Обедали наверху, в доме. Очень к месту пришлись остатки нашего улова, которые Дариэль обжарил на гриле, сопроводив полудюжиной различных салатов, салатиков и просто кучей различной зелени, свободно лежащей на больших плоских тарелках. Запивалось все легким светлым вином, найденным нами в бездонных ларях кухни еще утром. Обстановка за столом была вполне дружелюбной. Если Тиль и рассердилась на нас за самоуправство, демонстрировать это она не стала. Хмм… Ей что-то от нас нужно?

Ну, я бы, например, серьезно разозлилась, окажись на ее месте. Отсюда возникает совершенно резонный вопрос — почему она так спокойна? Может это как-то связано с Нес’тарром?

— Тиль, а что с визитом из Академии? — решила все же прощупать обстановку я. — У тебя не будет проблем?

— О нет, — сейчас, увидев эту одновременно мечтательную и откровенно хищную улыбку, отнести к простым людям Творца Лареллы не смог бы даже очень далекий от понимания ее сути человек. Может, она не злится, потому, что все удачно сложилось с «гостями» и драконом?

— Расскажешь? — заинтересовался Харон.

— А про нас они знают? — почти синхронно поинтересовалась я.

Эльфы сидели рядом со мной молчаливыми пособиями по этикету, всем видом демонстрируя, что их тут вообще нет, и изредка поблескивая любопытными глазами сквозь ресницы. Однако в разговор не вмешивались. Странное поведение для моих друзей, которое, пожалуй, стоит обдумать позднее. И обсудить… наедине.

Кэри вообще существовал где-то вне нашего общества. Периодически подхватывал с тарелки какой-нибудь пучок зелени и задумчиво его мусолил. Видимо, всеми мыслями он был глубоко внизу, возле старого стола в конце пещеры, заваленного незаконченными рабочими набросками Раниэль. Интересно, создавая какую-нибудь редкую друзу, я выгляжу столь же сумасшедше-отрешенной?

— Мм-м… да, пожалуй, я смогу рассказать, — отозвалась Творец Лареллы и пригубила вино. — Собственно, если не вдаваться в подробности, то они обхитрили сами себя.

Мы всем видом изобразили интерес. Даже Кэри вернулся из своих заоблачных далей и сосредоточился на улыбающейся девушке.

— Чтобы вы оценили красоту интриги, стоит вернуться немного в прошлое. Как вы знаете, на третьем-четвертом курсе, когда отсеивается большая часть слабых Универсалов, Совет Тринадцати начинает присматриваться к студентам Академии Миров, чтобы успеть перехватить наиболее талантливых и пристроить их в свою команду. Этакие стажеры-помощники, вырастающие потом в преданных соратников. Подозреваю, что на вас там уже вовсю строятся глобальные планы. Все же мимо трех Творцов-без-Границ эти старые интриганы вряд ли пройдут. Так на четвертом курсе Академии мы с Рани оказались в составе Совета, под патронажем самого Тайнира дер Келласса.

Кэри потрясенно присвистнул, а Харон тихо выругался. Любопытная реакция. И, скажу честно, не сильно вдохновляющая. Судя по всему, мои друзья о Главе Совета Тринадцати наслышаны и явно относят его к той категории Творцов, переходить дорогу которым чревато серьезными проблемами.

Вот только если учесть то, что Тиль об этом Тайнире рассказывала ранее… Я с трудом подавила желание последовать примеру Харона и обогатить окружающих парой изящных идиоматических выражений, пусть и очень хотелось. Ведь именно этот индивидуум претендовал на руку Тиль, когда та еще обучалась на Эдеме. И с ним ей пришлось сражаться перед тем, как она окончательно покинула Академию, не доучившись всего пару курсов. А теперь выясняется, что в течение нескольких лет, а то и десятилетий этот Демиург был ее прямым куратором.

В голове зазвенел предупреждающий звоночек. Стоит отметить на будущее, что куратор, по законам Эдема, имеет право распоряжаться жизнью своего подопечного. Такие вещи надо учитывать, а то можно очень душевно попасть. Все же не дома, на Земле, здесь свои порядки. И обязательно найти храны с информацией о правах и обязанностях «стажеров» Совета, думаю, Гроххэʼшенн не откажется помочь. С моей привычкой попадать в каждую встречную неприятность это будет очень мудрым и предусмотрительным поступком.

А Тиль продолжила свой рассказ:

— Дальше все было до обыденного просто. Упустив меня, дер Келласс выставил себя не в лучшем свете. Во-первых, нападение произошло на нейтральной территории — в Академии, что нарушало все гласные и негласные законы Эдема, а во-вторых, бой он… не выиграл. И не смог вовремя скрыть информацию о нашей «размолвке» от политических противников.

 «Не выиграл». Все же Тиль поразительно четко расставляет акценты. Глава Совета не проиграл, ведь адептке пришлось бежать, бросив все, но он и не победил, поскольку не сумел добиться желаемого.

—  Конечно, его влияния хватило, чтобы заставить всех молчать о произошедшем, но и он в таком случае не мог официально объявить меня преступницей, «низвергнутой в Бездну». В результате сложился паритет, этакое молчаливое соглашение — я не инициирую судебное разбирательство, а он — не выносит на Совет предложение о признании меня Падшей. Так, согласно документам Эдема, я просто покинула Академию, не доучившись. А неофициально — появляться на любой территории, подконтрольной Совету Тринадцати было бы крайне неосмотрительно. Такого удара по самолюбию дер Келласс никогда не простит.

— А теперь в принадлежащем тебе ареале постоянно гостят, с позволения своих семей, несколько «подающих надежды» Творцов-без-Границ, что существенно смещает приоритеты, — прикрыв глаза, как-то удивительно мягко продолжил Кэри.

— Верно! — легко отозвалась Тиль, а я невольно потерла виски, пытаясь разобраться в хитросплетениях местной политики. Понятно, что озвученная история пристрастна и не изобилует подробностями, но общую весьма неприглядную картинку дает. И вляпались мы все… в самый центр этой неприглядности!

— Хмм… правильно ли я понял, что ты ждала нашего возвращения на Лареллу, чтобы устроить небольшую провокацию и проверить, как отреагирует Совет? — нахмурился Харон.

— Не совсем провокацию, я ведь просто забрала свою законную собственность с территории Академии. Ведь никаких обвинений мне никогда не предъявляли.

— Тиль…

— Ой, ну ладно! Пусть будет провокация, — мило улыбнулась девушка. И если б я не сознавала, как ее «проверочки» могли аукнуться лично мне, я бы не сдержала ответной улыбки.

— Тиль, ты ведь рисковала, — все же не сдержалась я.

— А я, Лейна, постоянно рискую, — неожиданно серьезно отозвалась Творец Лареллы. — Постоянно балансирую на грани, опасаясь, что меня объявят Падшей, а мой мир — Темным. Или ты всерьез думаешь, что все миры Бездны населены законченными безумцами?

Я ошарашено застыла.

— Ты хочешь сказать..?

— Что как минимум треть таких миров принадлежит Творцам, неугодным Совету. Вот только в отличие от меня они не сумели выкрутиться, и их объявили сумасшедшими вполне официально. Собственно, меня устраивало сложившееся вооруженное перемирие. Но в последнее время, как ты сама знаешь, на Ларелле стало неспокойно. Мне очень не нравится, что некий неизвестный «Темный» начал активно вмешиваться в политику Лареллы, дестабилизируя обстановку. Вот только я вовсе не уверена, что это работа дер Келласса. Точнее теперь я совершенно уверена, что это не его работа!

— Это как-то связано с той делегацией из Академии? — подал голос сосредоточенный Кэртен. Похоже, он разбирается в ситуации куда лучше всех остальных. Ну да, у него же прадед в Совете состоит.

Честно говоря, сидели мы тихо, как мышки, боясь перебить разоткровенничавшегося Демиурга. Хотя, не удивлюсь, если Тиль до грамма просчитала выдаваемую нам информацию. Но все равно было безумно интересно. Потому что все мы понимали: она говорит правду. Свою правду.

— Скорее с их реакцией, — злорадно оскалилась Творец Лареллы. Вортон ласково погладил жену по спине, успокаивая.

— Ты их так ненавидишь? — не сдержалась я.

— Лейна, они, Бездна их побери, отвечали за мою безопасность в Академии! Они гарантировали ее клятвами! Я…

— Тихо, тихо, — промурлыкал Вортон, подхватывая супругу на руки и пристраивая на своих коленях, словно обиженного ребенка.

— Ну да, — призналась девушка. — Я до сих пор злюсь на них и вряд ли когда прощу. Если бы они выполняли свои обязанности, я не жила бы в собственном мире, как в тюрьме, ежедневно ожидая очередной провокации или нападения.

— Все так плохо?

Тиль набрала воздуха… и сдулась, смущенно пожав плечами:

— Нет, Лейна, все совсем не так плохо. Я люблю свой мир, я жила бы в нем, даже будучи свободной. Но находиться в постоянной осаде… это любого доведет до нервного припадка.

— А чем все-таки закончилась история? — вернул нас к прежней теме Кэртен.

— Да, в общем-то, пока ничем, — усмехнулась Пресветлая Мать, вольготно располагаясь на коленях супруга. Перебираться обратно на свое место она явно не спешила. — Гости из Академии так и не смогли предъявить мне ничего предосудительного и убрались несолоно хлебавши.

— Но, если история не закончилась, то не понимаю, чем ты так довольна, — не утерпел Харон.

— Их реакцией, — улыбнулась Тиль. Потом обвела взглядом наши непонимающие лица и, вздохнув, пояснила: — Одним из пришедших был Торвар дер Маррет, бессменный секретарь Совета Тринадцати. По поведению, вопросам, эмоциональному фону… в общем, было понятно, что прорыва с Лареллы на Эдем они не ожидали и находились в некоторой растерянности. Ведь за последние тысячелетия меня вычеркнули из всех политических раскладов. Я тихо сидела в своем ареале, никуда не высовывалась и ни в каких интригах не участвовала. И тщательно следила, чтобы никто не влезал в мои дела.

Торрен и Дариэль мимолетно переглянулись и опустили глаза. Хмм… что-то знают? Нет, их определенно надо будет зажать в каком-нибудь тихом месте без свидетелей и как следует расспросить!

— …в общем, кто бы ни играл против меня — скорее всего это одиночка или небольшой альянс. Даже если «Темный» состоит в Совете, это не так опасно, как целенаправленная акция от Правительства Эдема.

— То есть, ты уверена, что справишься? — впервые подал голос Тор.

Тиль внимательно и как-то оценивающе посмотрела на молодого дроу, но все же ответила:

— Да. Ведь теперь я точно знаю, где искать!

— И где? — перебила я затянувшееся молчание.

— В Бездне, — спокойно произнесла Демиург Лареллы и твердо добавила, давая понять, что решение не обсуждается: — Я иду с вами!

Кэртен

Я внимательно слушал рассказ Тиллиринель дер Альтер и понимал — не лжет. Недоговаривает, слегка смещает акценты, но не лжет. И это было странно и непривычно. Мы не настолько ей близки, чтобы делиться стратегической информацией, а значит, она ожидает в ответ чего-то, как минимум, равноценного. Понять бы еще, чего именно? И во сколько нам обойдется ее искренность.

Об участи талантливых студентов, не имеющих достаточно могущественных покровителей или родственников, знали все. Это только считается, что раз ты заплатил за обучение, то выйдя, будешь сам выбирать свою судьбу. На деле же у тебя будет два выхода — вернуться к семье, либо уйти под крылышко опытного Творца и несколько столетий быть «мальчиком на побегушках». В принципе, эта схема устраивала почти всех. Но иногда давала сбои…

И все же интересно, что Тиль от нас-то ждет? Не хочу показаться заносчивым, но, похоже, немалая часть представления — для меня. Надеется на альянс с моей семьей? Или ей нужен я, как Творец Жизни? Любопытно…

Я окинул взглядом удобно устроившуюся на коленях мужа Тиль, незаметно покосился на Лейну и тихонько вздохнул. Смешно звучит, но я, Творец-без-Границ, наследник одного из крупнейших ареалов и обладатель уникального Дара, завидую простому дроу. Хотелось бы мне, чтоб кто-то также любил меня, как женщины семьи дер Альтер любят своих мужчин. Именно меня, а не все вышеперечисленное.

Пока я размышлял о вечном, Тиллиринель подвела итоги разговора:

— Я точно знаю, где искать! В Бездне. И я иду с вами!

Я невольно поперхнулся. Вот не было печали…

[1] Лимра – струнный музыкальный инструмент, аналог гитары. Весьма распространен на Ларелле.

Часть 2. Глава 1.

Мои друзья:
23
Подпишитесь