Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна. Сделать выбор» Часть 1. Глава 3.

Глава 3

Ему так везло,

словно он нашел подкову от слона.

NN

Сирин Ро’Шерр

Я улыбался, наблюдая за разъяренным мальчишкой, прикрывающим свою будущую супругу. И когда только успел с ней познакомится, малолетний нахал? Я не ошибся, поставив на него, из этого волчонка однажды вырастет настоящий хищник — достойный наследник Старшего Дома Д’Орсвит. Впрочем, это сейчас не столь важно. Главное, что все вышло даже лучше, чем я планировал. А ведь когда я сказал, что смогу уломать Торрена на этот брак, мне никто не поверил!

Неделей ранее, личные покои Норрена Д’Орсвита

Норрен никогда не любил церемонии — это у них семейное. Но статус темноэльфийского Правителя дает не так много возможностей, чтобы проявить свою «нелюбовь». Традиции властвуют и над королями. В первую очередь — над ними.

Склонившись в предписанном этикетом поклоне, я дождался момента, когда двери за моей спиной захлопнулись, оставляя нас в узком кругу доверенных лиц, а потом рванул вперед, стараясь обставить Грайтона и занять любимое кресло, расположеннее ближе к камину.

— Восемь-шесть! — откомментировал развалившийся напротив Норрен. — Грайтон, ты никак поправился? Или обленился? Сирин тебя уже на два очка обставляет…

— Этот тощий проныра без мыльного корня в неприличное место влезет, чему ты удивляешься? — возмущенно фыркнул побратим Правителя.

— Я тоже тебя люблю, — сладко улыбнувшись, сообщил я. Так и подмывало послать командующему войсками воздушный поцелуй, но за такие шутки я точно огребу дипломатическую миссию куда-нибудь к Великой Матери под бочок, улучшать породу дилонийских воительниц.

— Избавь Демиург от твоей любви! — искренне забеспокоился главнокомандующий. Ха, даже тебя проняло! Хорошая вещь — репутация.

— Ладно, пошутили, и будет, — вмешался Норрен. — Вы двое, наверняка уже знаете, зачем я вас позвал.

— Линиэль зашевелился? — уточнил Грайтон.

— Вспомнил про свадебный договор? — добавил я.

— Верно. Читайте.

На стол легла пара свитков. Любопытно…

Итак, Линиэль предлагает руку своей единственной дочери. А к ней…

Оч-чень любопытно! Итак, общий наследник становится первым в очереди претендентов на светлоэльфийский трон. Ну, логично. После предательства племянника особого выбора у Линиэля не осталось. Можно, конечно, жениться еще раз самому, но неспокойная обстановка в Светлом Лесу не гарантирует, что потенциальный Наследник линии Дайлиррин успеет вырасти. Или будет достоин этого звания. В конце концов, Линиэлю повезло куда меньше Норрена — из пятерых его детей только Расинтэль оказалась достаточно сильной, чтобы принять бремя власти, и достаточно мудрой, чтобы не стремиться к нему. Но Трион… не слишком ли высокая плата за возможность посадить внука на правление в Светлом Лесу? Вряд ли Норрен сочтет это выгодной сделкой. Так что ты готов предложить еще, Линиэль?

Не удержавшись, я раскатал свиток до конца, пропуская первые пункты договора, чтобы добраться до «цены вопросы». Я не жадный, просто слегка любопытный и хозяйственный!

Невероятно… Кто бы мог подумать, что он на такое решится. Какая изящная приманка! Особенно сейчас… Всего пара строк на пергаменте, но сколь многое за ними стоит. И отказаться просто невозможно. Ведь это действительно щедрое предложение — неограниченный доступ к «Сердцу Мира»[1] для тех, кого выберет темноэльфийский Правитель. Это не просто укрепит позиции Норрена и верных ему эльфов, это даст такие возможности, что оппозиция, во главе с Советом Старших Домов, возглавляемым моим консервативным папочкой, может выстроиться в шеренгу и под барабанную дробь отправиться в гаремы дилонийских тархи[2] в полном составе.

Трэш! Доступ к «Сердцу Мира»! Я бы и сам не отказался… Ведь очень немногие дроу имели возможность побывать там после Исхода, разделившего наш народ на темных и светлых эльфов. А, не имея доступа к «Сердцу Мира», дроу, в течение всего нескольких поколений, утеряли возможность творить Магию Леса. Тонкость в том, что пройти к локальному источнику силы можно только если ты, хотя бы в зачаточном состоянии, обладаешь… Правильно! Возможностью творить Магию Леса. Замкнутый круг. Правда, есть еще один вариант — к «Сердцу Мира» тебя может провести один из его Хранителей. Но что-то Светлые Хранители не горят желанием проводить экскурсии по памятным местам для скромных миролюбивых дроу.

Линиэль, ну жучара! Норрен точно не сможет отказать… хотя определенно постарается выторговать что-нибудь еще. Иногда, наблюдая, как Норрен ведет дела, я склоняюсь к тому, что в предках Правителя затесалась парочка скаредных гномов. Но я мудро держу при себе эти крамольные мысли.

Как, однако, быстро Светлый Лес отреагировал на слухи об исцелении Триона и резко возросшем магическом потенциале наследных принцев. Обоих принцев… Хмм… Трион — ум, расчетливость и жестокость, тысячелетие, потраченное на воспитание, Торрен — темная лошадка, возможность, но только возможность, вылепить идеальную марионетку. Что выберет Линиэль за право доступа Темных к сердцу Светлого Леса? И как подтолкнуть его в правильном направлении?..

Хотя, за такой откуп действительно можно отдать Светлым даже старшего. В конце концов, Норрен пока не собирается выпускать власть из своих рук. Где бы он еще так поразвлекся? Вот только какого демона нас собрали здесь, если ответ очевиден? И что именно от нас хотят услышать? То, что предложенная цена — достойна, понятно и так. Видимо, вопрос только в том, кто из сыновей Правителя станет гарантом соглашения и консортом леди Расинтэль. Но… такие вопросы на подобных «собраниях» не решаются. Как-то не похоже это на моего сюзерена. Колеблется? Хочет услышать наше мнение?

Мысли о возможной проверке я отбросил сразу — слишком давно мы с Грайтоном служим Старшему Дому Д’Орсвит, а точнее — Норрену. Слишком узок круг приглашенных. Значит, Норрен хочет услышать мнение не советника и командующего войсками, а просто наше мнение. Он всегда был необычным. Правитель, рискнувший завести себе друзей…

Я задумчиво посмотрел на Грайтона, взглядом предложив высказаться первому. Хмыкнув, тот констатировал:

— Неожиданно быстро. Но, как я понимаю, вопрос только в том, кто это будет — Трион или Торрен.

Похоже, даже частые отлучки на границы не мешают ему находиться в курсе дел, поскольку командующий пришел к аналогичным выводам. Нет, не сдержусь… В конце концов, не отправит же он меня и вправду к дилонийкам?

— Мой герой… Ты такой у-умный! — приложив руку к сердцу, восторженно выдохнул я, копируя молоденьких эльфиечек, только попавших ко Двору и пытавшихся поднять свой рейтинг древним и всем известным способом — через постель высокопоставленного покровителя.

— Сейчас один обладатель излишне длинного языка нарвется на поединок! — возмущенно рыкнул мой вечный друг-соперник, недавно позволивший себе попасться в «медовую ловушку».

— Согласен. Когда? — на этот раз совершенно искренне оживился я. Вытащить Грайтона на тренировочный круг в последнее время было практически невозможно, а кроме него достойными противниками я считал только старших мужчин Дома Д’Орсвит. К слову, вытащить их на круг было еще сложнее. Я расчетливо покосился на Правителя, но, увидев недвусмысленно поднятый кулак, печально вздохнул и умерил свои аппетиты.

— Норрен, — простонал командующий, — за какие мои грехи ты позвал сюда эту белобрысую язву?! Он же теперь не отстанет!

— Не отстану! — радостно подтвердил я. — Так когда?

— Завтра в шесть утра, в Малом кругу. А теперь, может, соизволишь вернуться к делам? — ехидно уточнил Грайтон.

Норрен, несмотря на то, что собрал нас по весьма серьезному поводу, не прерывал нашу пикировку, наслаждаясь столь редко выпадающими минутами «неофициального» общения. Собственно, зная это, мы и позволили себе отступить от темы, параллельно просчитывая варианты решения проблемы.

— А к чему возвращаться, если ответ и так ясен? — деланно удивился я. — Даже тебе должно быть понятно, что выбрать нужно Торрена.

—  Аргументируй, — мгновенно насторожился Норрен.

Вздохнув, я откинулся в кресле, собираясь с мыслями. Как объяснить, чтобы меня не сочли параноиком? Ведь, не зная ее лично, они не смогут понять. А смогу ли я объяснить? Собеседники не торопили…

Эльфы живут долго. Теоретически мы вообще бессмертны. Вот только есть одно «но». Скука. Она убивает нас вернее самого лучшего зачарованного оружия и ядов. Все радости жизни приедаются уже к первому тысячелетию. Тот самый рубеж, который пересекли далеко не все эльфы. Когда начинаешь равнодушно смотреть на  прекраснейших дев, когда интриги становятся обыденной серостью жизни и не радуют победы. Наверное, мне повезло — сам я счастливо избежал этого. Эмоциональность, что во времена далекой юности так раздражала отца, сейчас спасает меня. Противники радуют своим поражением, женщины кружат голову, а вино пьянит. Хотя и меня порой терзает хандра, зачастую растягиваясь на годы и заставляя Двор в ужасе шарахаться от жестоких шуток, бессильных развеселить своего автора. В последний раз это состояние души несколько затянулось. И я решил развеяться, уговорив Норрена отправить за Торреном, сбежавшим практически с собственной свадьбы, именно мой отряд. Чем не развлечение? Обыкновенная, рутинная операция. До определенного момента…

Когда к тебе приходит в гости пара откормленных орков, настаивая на более близком, я бы даже заметил, интимном знакомстве, с подачи одной смертной нахалки… это любого встряхнет и вытащит из депрессии. Вытащит и очень разозлит. Настолько, что даже жить захочется. Моя маленькая тайна, о которой Лейна никогда не узнает…

Лейна.

Слишком человек, для того чтобы я счел ее привлекательной или желанной, она все же была по-своему очаровательна в вихре ярких эмоций и невероятной наглости. По крайней мере, Трион проникся. Нескучная, необычная и невероятно везучая. Демиург. А вот и ответ… или что-то предельно к этому близкое.

— Мир вокруг нас меняется так стремительно, что я начинаю чувствовать себя стариком, — усмехнулся я.

Норрен вопросительно приподнял брови. Похоже, услышать подобное от меня он точно не ожидал.

— С тех пор, как в нашем мире появилась Лей’ена, события закрутились с бешеной скоростью, — спокойно пояснил я.

— Опять эта человечка, — возмутился Грайтон. — Вы с ней просто с ума посходили!

— Она не человечка, — уточнил я. — Что бы она сама ни говорила, Лей’ена — Демиург. Настоящий Творец Миров. И катализатор событий…

— Серьезно? Любопытная версия… — заинтригованно отозвался мой сюзерен. — Хотелось бы услышать, что привело тебя к этим выводам.

Пожав плечами, я откинулся в кресле и пояснил:

— Судите сами — с того момента, как она прошла на Лареллу каким-то странным порталом, равновесие нарушилось. Проявила себя Пресветлая Тиллиринель, тысячелетиями державшаяся в стороне от политики. Или вы считаете, что она не могла раньше намекнуть кому-то из окружения Вортона о своем истинном имени? Не смешите меня! — Норрен задумчиво кивнул, соглашаясь с моими словами. Похоже, тоже думал на эту тему. — Не удивлюсь, если узнаю, что она просчитала все возможности и, присматривая за будущим мужем издалека, ждала момента, когда будет шанс открыться и сохранить жизнь своему избраннику.

— Весьма интересная теория, но не вижу прямой связи с рассматриваемой нами ситуацией, — хмыкнул Грайтон.

— Это всего лишь одно из звеньев цепи. Туда же можно отнести и вновь открытый портал на Эдем, и активизацию действий последователей Темного, что едва не стоило короны обоим эльфийским Правителям…

Норрен поморщился, но возражать не стал. Иллюзии — непомерная роскошь для любого короля.

— И еще… это только предположение. Вы знаете, как я не люблю делиться непроверенными фактами, но тема больно серьезная. Хотелось бы, чтобы и вы об этом подумали.

Мои собеседники настороженно застыли, ловя даже не слова — интонации. Я редко становлюсь абсолютно серьезен. И тех, кто хорошо со мной знаком, это пугает.

— Все мы путешествовали по мирам. Сравнивали, учились, порой даже сражались. И не всегда замечали, насколько прочие Демиурги контролируют свои миры. Паутина тщательно подобранных под каждую расу религий опутывает прочие Вероятности более плотно, чем иная разведсеть. У нас же даже люди полагаются больше на себя, чем на богов и Творца.

— Я тоже замечал это, но не придавал особого значения. К чему ты сейчас это говоришь? — заинтригованно отозвался Грайтон. Он всегда был более нетерпеливым.

— В свете последних событий мне пришла в голову мысль, что такую свободу мы получили не из-за желания и благоволения Пресветлой Матери, а скорее потому, что она просто не могла контролировать нас более плотно. Все ее силы уходили на то, чтобы избавиться от агрессии извне. Демиург практически всесилен в собственном мире, но если на него нападают несколько равносильных соперников, это может доставить серьезные неприятности даже ему.

— Ты полагаешь, что Тиль воспользовалась появлением Лейны, чтобы укрепить собственные позиции? — Норрен, совершенно нас не стесняясь, неаристократически почесал  за ухом. — Или беспокоишься о том, что теперь нас попытаются контролировать?

— Контролировать вряд ли. Скорее — направлять. Теперь у Тиллиринель довольно сильная группа поддержки. Обучением Литы, Филиппа и Триона она уже занялась. А ведь еще есть Лейна. Конечно, воин она никакой, но может стать донором Силы даже для Творца-без-Границ, как мы видели на примере исцеления Триона. И что бы ни говорили про эту человечку, своих она не бросает. А ее не оставит без поддержки тот белобрысый любопытный парнишка, что умудрился надеть на эту язву брачные браслеты. И если я правильно понял — мальчик далеко не прост.

— Хмм… какая красивая комбинация складывается, — мечтательно улыбнулся Норрен. — Ты прав, это стоит обдумать. Что-то еще?

— Да, собственно, только частности, лишь подтверждающие мои слова. Именно Лейна привела на Лареллу двух эльфов, сопоставимых по силам с Демиургами.

— На которых уже наложили руки Светлые, — пробурчал Грайтон.

— …и стала причиной того, что Трион получил Дар Творца, — продолжил я, словно не слыша.

— Сирин, ты что, просто не хочешь отдавать Светлым еще одного Одаренного? — хмыкнул командующий.

— Слушай, прекрати меня перебивать! — возмутился я. — А то распущу про тебя такие слухи, что с границ носа не высунешь!

— Молчу, молчу…

— И вообще, не надо считать меня таким примитивным. Просто вся эта история…

— Трион слишком глубоко увяз, а у Торрена еще есть шанс. Хотя я тоже не уверен, что все мы выживем, — понимающе ухмыльнулся Норрен. — Слишком большие силы пришли в движение, благодаря твоему… «катализатору».

— Не похоже на шутку, — настороженно отозвался Грайтон, вглядываясь в наши глаза.

— «Не шутка» и есть, — довольно оскалился я. — Думаю, что «уговоры» Торрена я возьму на себя.

— Что, снова будешь ловить парня по всей Ларелле? Признайся, что тебе это просто нравится, — ехидно пропел побратим Правителя. Вот только глаза серьезные. Похоже, поверил.

— Грайтон, а ты меня ни с кем не спутал? Я так грубо не работаю! — вызов принят.

— Ставлю ящик «Синего пламени» против твоего любимого гномьего кукри, что Торрен не попадется!

— Принято! Готовь выпивку, — обрадовался я. Не думаю, что это окажется сложным делом. Вот уже пару дней я наблюдаю за тем, как Торрен вылавливает в переходах замка старшего братца, так что идеи о том, как провернуть эту операцию, у меня уже были. А с деталями поможет Норрен.

Откинувшись в кресле, я мечтательно улыбнулся. Жизнь — прекрасна! И с каждым днем становится все интереснее…

 

Лейна

 

— Ну, долго вы еще будете копаться?! — возмущенно шипела я на пару одетых в походную одежду парней, перекладывающих хрусткие древние свитки из одной кучи в другую. В последний момент Харон с Кэри решили, что надо обязательно взять с собой все записи Раниэль. На что им эти свитки, если они загнали всю найденную информацию в хран, я так и не поняла, но спорить не стала.

Первый день каникул ознаменовался для меня ранним подъемом и бессмысленной суетой. Казалось бы — все, что нужно, мы сложили заранее, но нет. Я умудрилась забыть на полке бережно собранные для Триона учебные храны и спрятанный в углу шкафа замотанный в старый плащ лук. Харон зачем-то в последний момент метнулся за связкой защитных амулетов, созданных еще его отцом, а Кэри закопался в записи Раниэль, уже не столько перебирая, сколько перечитывая их. В общем, выехали мы ближе к обеду.

Харон сменил привычного белого пегаса на странную «неведому зверушку» — дранара. Вот же у некоторых фантазия! Не удивлюсь, если этих дранаров создавал тот же Демиург, что и похмельных Стражей. Тигр посылал мне волны недоумения в ментале и настороженно косился на серо-зеленого, словно «камуфлированного», зверя, явно прикидывая, насколько серьезным противником в битве может стать покрытый хитиновыми пластинками флегматичный Гилл, внешне напоминающий бронированную помесь варана и верблюда. На фоне прочих верховых животных, сотворенных помешанными на эстетике Демиургами, дранар казался непривлекательным и довольно невзрачным.

Харон, поймав мой оценивающий взгляд, спокойно пояснил:

— Понимаю, что не красавец, зато, как и Стражи, практически неуязвим магически. А моя интуиция подсказывает, что в этот раз лучше сделать выбор в пользу боевых качеств. Даже в ущерб красоте.

Кэртен возмущенно фыркнул, затевая дискуссию о недостатках дранаров, действительно оказавшихся холоднокровными, и воспевая высочайшие боевые качества ездовых кошек, созданных в ареале дер Сэннетов, а я задумалась о том, что, чисто гипотетически, в настоящем бою Тигр проиграет обоим верховым животным, принадлежащим моим «коллегам» по Академии. Почему-то раньше мне не приходило это в голову. Пожалуй, «Щита Велеса», наложенного на демонов, может оказаться недостаточно. Ведь его предназначение в том, чтобы сберечь объект от любого магического воздействия. Ставя защиту, я как-то не рассчитывала, что пара неслабых, в общем-то, демонов, может подвергнуться физическому нападению. Точнее, что наивный хищник, рискнувший напасть, может быть для них опасен. Обязательно покопаюсь в Архивах по возвращении с Лареллы. Уверена, там можно будет найти что-то подходящее.

— Что-то не вижу цветов и оркестра, — ехидно откомментировал Харон, устало вываливаясь вслед за мной через портал Лареллы на пятачок горного плато, и сразу попадая в объятия стылого северного ветра, закрутившего вокруг нас хоровод мелких ледяных и каменных крошек. Очень ранний рассвет резал скалы контрастами. Снежные шапки и чернильно-синие тени перемежались, рождая невероятной красоты картины. Если верить местному календарю, то на Ларелле уже должна была начаться весна, журча ручьями и набухая почками. Но реальность сурово разбивала мечты в прах — в горах было по-зимнему холодно и морозно. Вздохнув, я зябко закуталась в меховой плащ. Регулировать свой тепловой баланс я так и не научилась.

Многократные переходы вымотали нас, даже привычный Кэртен устало сгорбился в седле, что уж говорить о несчастных ездовых демонах. Чтобы «запутать следы», мы ушли с центрального телепорта Эдема в ареал дер Альтер, оттуда прыгнули домой к Кэри, и только потом, проторенной дорожкой — на Лареллу. Три перехода менее чем за сутки! Пожалуй, хуже я себя чувствовала только в тот день, когда мы «прыгали» телепортами в цитадель мятежного темноэльфийского клана Орр’Тен.

Еще несколько насторожила реакция встретившего нас в ареале дер Сэннет Торна. Молча кивнув на наше приветствие, он окинул нас задумчивым взглядом, пробормотал: «Опять трое, но на этот раз вижу всех. Кажется, получилось…», потом удовлетворенно улыбнулся и, ничего не поясняя, ушел по своим делам. И что это было?!

Тяжело вздохнув, я тронула коленями бока Тигра, направляя гарр’краши в сторону едва приметной, змеящейся ледяными поземками тропы. Пара моих спутников пристроилась за мной, продолжая ленивый диалог ни о чем.

Наконец-то, Ларелла.

Поглубже надвинув капюшон и засунув руки в рукава куртки, я устало покачивалась в такт шагам Тигра, размышляя и планируя. Прошедшая сессия была действительно очень тяжелой. Ведь помимо поисков в Архиве и текущей учебной программы мне приходилось изучать то, с чем прочие демиурги сталкивались с детства. Простейшие бытовые и лечебные заклинания, умение распределять Потоки, не думая об этом, и многое-многое другое. Но сейчас мне было удивительно легко. Впервые за очень долгое время… С каждым шагом Тигра я приближалась к своим друзьям и к дому.

[1]              «Сердце Мира». Там находится точка максимального скопления Нитей Сил на планете. И это место обучения, посвящения и медитации светлых эльфов, которое позволяет им сливаться с окружающим миром и природой в единое целое. Именно там светлые учатся пользоваться магией Леса. Дроу, отрезанные от «Сердца Мира» со временем утратили возможность использовать лесную магию, научившись работать с первозданным Хаосом. Однако известно, что оба вида магии можно совмещать — примером тому правящий дом Шаррен.

[2]              Тархи — презрительное название дилонийских аристократок, коллекционирующих мужчин разных рас в своих гаремах. Самым мягким аналогом пожелания дроу «отправиться в гарем к тархи» является наше «к чертовой бабушке».

Глава 4

Мои друзья:
23
Подпишитесь