Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Лейна. Стать Демиургом. Часть 1. Глава 12

Глава 12

 

Священных животных обычно не едят…

Наверное, поэтому китайцы выбрали дракона.

 

NN

Лита нашла меня на рассвете. Я, продолжая тихо всхлипывать во сне, так и уснула, свернувшись калачиком под старой, жестоко изломанной ветрами сосной, чудом выжившей на возвышающемся над бурунами уступе. Правду говорят: чем выше взлетел, тем больнее падать… Это было воистину жестоко — почувствовать себя почти всемогущей и убедиться в том, что ты ничего не в силах изменить! К счастью, свидетелей у моей истерики не было.

Проснулась я оттого, что кто-то ласково гладил меня по волосам, напевая тихую нежную песню на незнакомом языке. Странный покой наполнял душу надеждой… и этот голос…

— Лита?.. Прости, я не смогла им помочь! — тихий шепот.

— Я знаю, мне все рассказали, — спокойно отозвалась эльфийка. — Не нужно плакать, Лейна. Даже ты не властна над Судьбой.

— Ты ненавидишь меня? Я ведь не сдержала данного слова…

— Нет…

Наконец я рискнула поднять глаза, чтобы взглянуть на эльфийку. Странно… как-то всегда казалось, что Лита младше нас. Она была для меня тем, о ком надо заботиться, оберегать. Но сейчас… это сложно объяснить. Она словно излучала покой и уверенность, в фиалковых глазах застыли печаль и мудрость — и это не было связано с физическим возрастом. Наверное, это просто состояние души, пока мне недоступное — я не умею смиряться даже с неизбежным.

Вздохнув, устроилась удобнее, поморщившись от боли в сведенных от неудобной позы мышцах.

— Лита, этот ребенок, он с Рассветного? — Вопрос мучил меня весь вечер.

— Да, — тепло улыбнулась эльфа, — но я еще не могу сказать, унаследовал ли он Дар своих родителей.

— Боюсь, не совсем тебя понимаю, — обескураженно признала я.

— Лейна, наш Дар проявляется в период взросления, когда изменяется организм. Наверное, это как-то связано… но леди дер Шант не успела изучить эти связи.

Я отрешенно кивнула. На самом деле меня в данный момент не слишком волновал вопрос взросления эльфов.

— Лейна… — Мягкий голос Литы выдернул меня из печальных раздумий.

— Да?

— Ты предлагала мне свою дружбу, но я так и не ответила тебе… — Эльфийка прикрыла глаза и одернула подхваченный порывом ветра подол платья.

— Я пойму, если ты откажешься. — Похоже, мне снова придется признать свое поражение.

— Лейна, я буду рада стать твоим другом, — спокойно закончила Лита и улыбнулась, глядя в мое изумленное лицо.

— Но почему? Ведь я же не смогла…

— Т-ш-ш… Я уже говорила — Судьбу не обманешь! А насчет причин… У меня не было поводов верить Демиургам. Но есть причины верить тебе. — Эльфийка легко поднялась и протянула мне руку.

Не знаю, что подвигло ее принять такое решение, но отказываться от подобного дара я не собиралась. Приняв руку помощи, встала, простонав в унисон своим бренным мощам, оскорбленным ночевкой на холодной земле, и поплелась вслед за эльфийкой в лагерь беженцев.

Теперь помимо учебы и заботы о домашних питомцах к моим обязанностям добавилось снабжение лагеря всем необходимым. Боги и Демиурги! И как я умудрилась во все это влипнуть?

— Лейна, ты вообще соображаешь, что творишь?! — закончил свою обвинительную получасовую речь Тарнум, разъяренно нависнув надо мной и шипя, как хор василисков. — Мало того что вы поменяли пол уважаемому секретарю Месотесу, так ты еще умудрилась утопить в г… уничтожить здания Администрации Ярмарки! И Атриум! И… хмм… другие здания…

— Да уж договаривайте, уважаемый учитель! — ласково пропела я. Желание выцарапать глаза лживому преподавателю было заметно невооруженным глазом. — Видимо, под «другими зданиями» вы подразумевали клетки для рабов?!

— Лейна… — ошеломленно пробормотал Тарнум. Меньше всего он ожидал, что я стану защищаться — похоже, от меня ждали смирения, признания вины и покаяния… Но увы ему — не тот случай и не тот человек!

— Что Лейна? Я, знаете ли, не припомню упоминаний о рабстве в предложенном вами хране о политическом устройстве Эдема! И я ненавижу, когда мне лгут! И, уж простите, в такие моменты слегка волнуюсь… и не контролирую свой Дар!

— Ты хочешь сказать, что сделала это неосознанно? — вычленил главное Демиург.

— Естественно, хотя ничуть не жалею! — Мой голос тек жидким гелием. — И где бы я могла научиться подобным вещам?

— Хмм… ну хорошо, я готов тебе поверить! — Тарнум устало плюхнулся в кресло напротив и окинул полным отвращения взглядом мою персону. В руке преподавателя материализовался бокал с вином.

— Я вообще не понимаю, каким боком вы относитесь к данной проблеме?

— Ах не понимаешь?! — снова завелся Тарнум. — Так позволь напомнить, что, пока ты являешься моей студенткой, я несу за тебя полную ответственность! Как ты думаешь, кому пришлось восстанавливать разрушенные здания из… хмм… из-под земли?! И кому Магистрат, проводивший в этот несчастливый день ежемесячное собрание в Большом зале Администрации, высказывал все это время свои претензии? Знаешь ли, благодаря твоему срыву весьма уважаемые люди внезапно оказались по пояс в… хм… нечистотах… И перестань ухмыляться!

— Что вы, уважаемый, как можно?! — неискренне возмутилась я. Теперь мне было понятно, почему преподаватель принял эту историю столь близко к сердцу.

— Ты меня в могилу сведешь! — простонал Тарнум.

Мне стало его почти жаль. В конце концов, он был не самым плохим человеком — всего лишь продукт своей эпохи. И вовсе не заслужил, чтобы Судьба подложила ему в моем лице такую упитанную свинью.

— И тебе придется избавиться от купленных рабов! — категорично потребовал Тарнум. — От всех! Где ты их прячешь?

Жалость моментально пропала. Я настороженно замерла, пытаясь скрыть информацию о Лите и лагере беженцев в самые глубины своего разума. К счастью, Харон научил меня ставить ментальные щиты.

— Нет.

— Что нет? — раздраженно переспросил Демиург.

— Нет — означает, что я не собираюсь продавать рабов. И, насколько мне известно, не существует закона, который заставил бы меня это сделать!

— Лейна, это одно из условий, на которых Магистрат согласился замять данную историю, это не обсуждается! — отрезал Тарнум.

— Значит, Магистрату придется пересмотреть это условие, потому что рабы не продаются! Если вас что-то не устраивает, я соберу свои вещи за полчаса и покину Академию.

Конечно, я блефовала, но выбора у меня не было. Отдавать Литу и остальных… нет, черт возьми, не для этого мы вытаскивали их из клеток!

— Лейна…

— Нет!

— Тарнум, успокойся! — От стены отделился тонкий силуэт.

Трэш-ш! Оказывается, наш милый директор все это время был тут! По спине промаршировала небольшая армия мурашек — я вовсе не была уверена, что у меня хватит сил противостоять обоим.

Вайрин дер Ортес задумчиво посмотрел на меня и повернулся к Тарнуму. На этот раз засечь их мысленный диалог мне не удалось, хотя я и пыталась, каюсь.

— Иди, Лейна, — кивнул директор. — С Магистратом я договорюсь, не беспокойся. Но на Ярмарке тебе лучше не появляться… по крайней мере, в ближайшую пару лет!

— Хорошо, я поняла. Спасибо, лерре. — Я вежливо поклонилась и пошла к выходу. Хотя черта с два я что-то поняла! В голове пьяным хороводом кружили мысли, сталкиваясь и отскакивая друг от друга — сложить общую картинку никак не удавалось… Но задавать вопросы сейчас было бы крайне глупо.

За дверью деканата ждала встревоженная пара приятелей. Моментально подхватив меня под белы рученьки, парни буквально зашвырнули слабо сопротивляющуюся тушку в золотистую воронку портала, ведущего к порогу замка-общежития Творцов Миров. Спустя пару минут мы уже проходили через арку на пляж. Все это было проделано в полном молчании и с усиленными мысленными щитами.

Заинтригованно вскинувшего брови Вентера мы не заметили…

— Итак, предлагаю приступить к обсуждению текущей ситуации, — подал голос Харон, высокомерно проигнорировав мое фырканье и отчетливо прозвучавшее «парторг недоделанный». — Лейна, о чем тебя расспрашивали?

Вздохнув, я окинула взглядом высокое собрание, состоящее из нас троих, Литы и Нэркоса — негласного лидера бывших рабов, и дословно, стараясь не упускать детали, передала наш диалог с Тарнумом, закончившийся эффектным появлением директора.

— Итак, на тебя пытались давить, чтобы ты избавилась от рабов… — поглаживая старый шрам на подбородке, уточнил Нэркос.

Пожилой орк был некогда военным вождем и достаточно поварился в интригах, прежде чем его «приравняли к богам», а если по-простому, то элементарно принесли в жертву, как захватившего слишком большой кусок власти. Вот только рачительные боги решили пополнить бюджет и сплавили старого интригана на невольничий рынок Эдема. А там ему повезло оказаться в числе моих покупок. Или повезло мне…

— Поясни свою мысль, а то у меня голова квадратная после разговора с начальством, — устало попросила я, выдергивая из воздуха чашку с кофе.

Орк многозначительно пошевелил кустистыми бровями, и я смущенно махнула рукой — на столе появился кофейный сервиз и бутылка коньяка.

— Поясняю, — усмехнулся Нэркос. — То, что вместо денег, услуг или иных способов возместить ущерб с тебя потребовали вернуть рабов, означает только одно — кому-то мы очень понадобились. Причем этот неведомый кто-то предпочитает действовать чужими руками и не раскрывать свое инкогнито. Предполагаю, что нужны не все мы, а только те двое, что пришли с Рассветного!

— Ну до этого мы и сами додумались, — фыркнул Кэртен.

«Кэри, не перебивай, мне хотелось бы выслушать, что пришло в голову этому старому интригану!» — мысленно просемафорила я Демиургу.

Нэркос продолжил как ни в чем не бывало:

— Итак, мы выяснили, что из всех нас неизвестного интересуют только Лита и малыш. Хотелось бы знать, чем они так отличаются от остальных эльфов…

Мы переглянулись, и Харон кивнул Лите. Девушка кратко рассказала о Рассветных кланах, войне и невольничьем рынке.

— Значит, вы действительно особенные, — задумчиво протянул орк. — Народ, близкий к своему Творцу, владеющий тайными знаниями, — это легенда в любом мире. Похоже, кто-то очень не хотел, чтобы вы продолжали существовать, вас сочли опасными! И уничтожили…

— Полагаю, что не всех, — тихо перебила я. — Не забывай, что Литу сначала пытались купить…

— Нет, не всех, — кивнул эльфийке Нэркос. — Не удивлюсь, если несколько твоих сородичей до сих пор живы.

— Контрольная группа… — отозвалась я.

— Что? — насторожился Кэртен. Остальные с интересом уставились на меня, ожидая пояснений.

— Это понятие моей родины… правда, мы никогда не применяли его к разумным существам… насколько я знаю. — Последнее утверждение было произнесено не слишком уверенным тоном. — В общем, для изучения популяции каких-либо животных выбирается контрольная группа, за которой ведется непрерывное наблюдение. Все особенности поведения записываются. Затем ученые, пользуясь этими записями, изучают и сравнивают данный вид животных с подобными им. Черт, ну я же не специалист! К тому же не вижу смысла уничтожать остальную популяцию, а здесь именно так и происходит! Ведь рабов с Рассветного целенаправленно вырезали на Арене, на наших глазах. Я не понимаю!..

— Да, но ты забыла одну простую деталь: животные, которых вы изучаете, не кажутся вам достаточно опасными! — перебил меня Нэркос.

— Хмм… самый страшный зверь — это человек… Полагаю, что ты прав! Но в этом случае встает другой вопрос: тот, кто уничтожил Рассветные кланы должен был спланировать данную операцию с начала до конца и обладать достаточной властью, чтобы влиять на Магистрат… а это значительно сужает круг подозреваемых. — Прищурив глаза, я стала отстукивать на столешнице замысловатый ритм.

— Ты даже не представляешь, насколько сужает, — тихо произнес Харон. — Ровно до тринадцати Творцов…

— Харон, между прочим, в Совет Тринадцати входит и мой прадед! — напряженно отозвался Кэртен.

— Угу, но туда же входит и Рыжий Бес Сарен. Да и леди Алоисия — далеко не ангел! К тому же, насколько я успел узнать Торна… Не думаю, что его стали бы посвящать в детали подобной операции. Я даже не уверен, что она спланирована Советом, это вполне могла быть… индивидуальная акция.

— Если это кто-то из Совета, то у нас большие проблемы, — поежилась я. Легко чувствовать себя уверенной, когда отвечаешь только за себя, но если от твоих решений зависит жизнь почти двух десятков разумных существ… Не уверена, что я готова к такой ответственности!

«Хватит паниковать, подруга! — раздался в голове насмешливый голос Кэртена. — Мы вместе в это вляпались, вместе будем и выбираться!»

Вздохнув, я покосилась на Литу. Эльфийка застыла, судорожно сжимая в руке чашечку с кофе.

— Осталось найти причину. — Харон откинулся на спинку кресла.

— Думаю, их несколько, но могу назвать одну из основных, — отозвалась я. — Вы сами говорили, что уровень Дара Литы почти как у Универсала. Живут эльфы долго, Одаренных среди них много… а на Эдеме все меньше рождается истинных Творцов. Думаю, что уничтожая Рассветные кланы, Совет старался предотвратить возможную угрозу будущему Эдема, а контрольная группа эльфов с Рассветного нужна для того, чтобы изучить, каким именно образом леди Тилии дер Шант удалось пробудить Дар в своих творениях. Кстати, за эту теорию говорит также то, что всех прочих эльфов с Рассветного постарались уничтожить в кратчайшие сроки. Геноцид в чистом виде…

— Но, Лейна, это же ужасно, — растерянно прошептал Харон.

— А рабские клетки и гладиаторская арена на Эдеме — это не ужасно?! — огрызнулась я. Виновато вздохнула и прошептала: — Прости, Харон, знаю, что ты ни при чем, просто жутко нервничаю…

— Принято, — грустно улыбнулся он.

— Что делать будем, братцы-кролики? — уточнила я, плеснув в кофе щедрую порцию коньяка.

— Понятия не имею, — отозвался Харон.

Наши вопросительные взгляды уперлись в невозмутимо пьющего кофе Нэркоса. Тот приподнял брови, сделал еще глоток и отставил чашку.

— Ну что я могу посоветовать… Как я понял, сейчас перевезти Литу и ребенка в безопасное место вы не можете? Значит, лучший вариант — оставить ее здесь и максимально замаскировать вход. Лейна, тебе лучше вести себя поскромнее — не демонстрировать характер, никуда не влипать и держаться подальше от вашего учителя, а твоим друзьям — осторожно расспросить своих высокопоставленных родственников о происходящем. Больше я ничего придумать не могу, слишком мало информации.

— Можно еще покопаться в Межмировом Архиве и поговорить с Хранителями Знаний, — предложила я. — Готова это взять на себя.

— А я пороюсь в информационных хранах и сводках с биржи, — предложил Харон.

— Думаю, прадед не откажется со мной встретиться, — усмехнулся Кэри.

Демиурги кивнули и поднялись. Нэркос допил кофе, ухмыльнулся и вышел вслед за ними. Задумчиво посмотрев ему вслед, я подошла к Лите и обняла дрожащую девушку. Чем можно помочь в такой ситуации, я просто не знала и чувствовала себя отвратительно беспомощной…

Выбравшись с пляжа в комнату, мы потратили несколько часов, пытаясь замаскировать арку. Было очевидно — сделать вид, что ничего не было, не получится. Слишком многие мои однокурсники успели вкусить радостей пляжа. Но поскольку спрятать магические следы столь большой группы нам, скорее всего, не удалось бы (а рисковать, понятное дело, не хотелось), мы придумали довольно простой ход — сделать рядом аналогичную арку на похожий пляж, продублировать там беседку с напитками, водяные горки и другие маленькие радости… и надеяться, что подмену не заметят. В конце концов, кто будет вглядываться в береговые очертания и считать сосны, если есть возможность выпить и повеселиться?

Надо ли говорить, что великая миссия досталась мне? Единственным плюсом данной ситуации было то, что однажды это уже удалось… вопрос только в том — как я умудрилась это сделать?

Кэртен и Харон в это время навешивали пачки охранных сетей на настоящий переход, используя какие-то семейные тонкости, передающиеся из поколения в поколение…

Пожалуй, самое удивительное, что нам удалось! Хотя и далеко не сразу. После многократных усилий я расслабилась и перестала анализировать свои желания. Просто прикрыла глаза и услышала плеск волн, знакомый крик чаек и шелест ветвей. Правда, найденный пляж оказался далеко не идеальным и потребовал многочасовой доработки, а первичную арку пришлось маскировать зеркалом, но результат того стоил. Пройти в зазеркалье или провести кого-либо могли только мы трое, любой другой ощутил бы под рукой лишь холодную гладь стекла, а убедиться, что пляж — обманка, можно было бы при сравнении с оригиналом, но, увы, дорога туда отныне закрыта.

В конце концов лучший способ что-либо спрятать — положить этот предмет на видное место…

Харон дер Альтер

Странно… не сказал бы, что моя жизнь была скучна. Отнюдь нет! Скорее она была просто другой до встречи с этой сумасшедшей девчонкой-смеском. Возможно, более счастливой… или просто бездумной… У Лейны необычный взгляд на окружающий мир, и это заразно. Скажи мне кто-то год назад, что я, потомственный аристократ, стану выкупать рабов, чтобы освободить их, рассмеялся бы этому идиоту в лицо.

И теперь я стою перед весьма неприятным выбором… нежеланным, но необходимым. Можно закрыть глаза на все произошедшее и убедить себя, что все это было просто шуткой. Неудачной, но все же… Отойти в сторону и забыть. Или идти вперед, понимая, что выступать против Совета Тринадцати глупо, самоубийственно… но это — единственно правильный путь в данной ситуации.

Теперь я гораздо лучше понимаю отца, отказавшегося от политики. Он сказал тогда, что, даже придя в политику с лучшими намерениями, ты все равно замараешься в грязи, вынужденный идти на компромиссы с подонками ради сиюминутной пользы. Забавно, что это вспомнилось именно сейчас…

Я никогда не был фаталистом, но сейчас не вижу другого пути. Делай что должно и будь что будет.

Кажется, я сделал свой выбор. А насколько он верный?..

Будущее покажет.

Часть 2. Глава 1.

Мои друзья:
23
Подпишитесь