Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Лейна. Стать Демиургом. Часть 1. Глава 3

Глава 3

Женщина — слабое, беззащитное существо,

 от которого невозможно спастись!

NN

Мне давно не было так хорошо и спокойно. Потянувшись, я плотнее завернулась в одеяло, старательно игнорируя счастливое повизгивание и едва слышный стук хвоста по полу. Малыш. Оказывается, об открытых дверях и окнах можно было даже не задумываться — под окном с откровенно снисходительным видом пасся гаррʼкраши, обжирая дивной красоты клумбу, а возле дверей развалился сэльфинг, полностью перекрывая дорогу нежданным гостям. Ухмыльнувшись, я мысленно поздоровалась со своим зверинцем и вернулась к новым воспоминаниям. Полученные вчера сведения удобно улеглись, выныривая по мере необходимости. Закинув руки за голову, я стала с интересом анализировать информацию о новом мире.

Эдем. Два материка. И если основной занимал почти треть планеты, то другой был размером едва ли с Австралию. Первый — Дершенэ — центр цивилизации, второй… даже не знаю, какое определение будет верным: игровая площадка Демиургов, заповедник или, быть может, испытательный полигон? Кстати, нетрудно догадаться, что Академия находилась именно на малом материке — Элассе. Я мысленно усмехнулась, сделав себе зарубку на память: как только научусь подключаться к Источникам и телепортироваться на относительно небольшие расстояния… то есть, по местным меркам, в пределах одной планеты, первым делом рвану знакомиться с местными достопримечательностями — ну музеи там, экскурсии, кабаки, в общем, полная программа.

Еще один любопытный момент — население Эдема. Если верить данным, любезно предоставленным хранами, то в этом мире проживало не более миллиарда Демиургов… и едва ли сотая их часть владела хоть каким-то Даром. Точнее, обладающие Даром посещали Эдем, в основном находясь в созданных ими мирах, управление которыми занимало почти все время. На Эдеме они появлялись редко, чаще всего для решения «домашних» проблем, чтобы пообщаться с коллегами, посмотреть новинки Ярмарки или просто прошвырнуться и отдохнуть… среди равных. Наибольшее количество Одаренных проживало именно на Элассе — в студенческом городке Академии. Это удивило бы меня еще вчера, я ведь почти никого не встретила, выбираясь из лечебного центра, но новая память тут же подбросила ответ: каникулы. Еще три дня практически полного одиночества. «Это хорошо, — мысленно вздохнула я, изгибая губы в довольной усмешке. — Есть время привыкнуть…»

Потянувшись, выбралась из прозрачной перины и наконец осмотрела предложенное к проживанию помещение. Комната казалась просто огромной — метров семьдесят, не меньше. Полукруглая, два больших арочных окна, затянутых тончайшей, чуть мерцающей под солнечными лучами пленочкой, высокие потолки и четыре изящные колонны, поддерживающие полуарочный свод. Выглядело это просто потрясающе. Крупные светло-серые плиты стен подчеркивали древность замка, странно гармонируя с белой облицовкой фасада. Это казалось таким правильным. Никакого деления помещения на комнаты или намека на стены. В правом, дальнем от дверей углу находился небольшой бассейн, явно выполняющий функцию ванны, и каменные, кажется мраморные, предметы, подозрительно напоминающие современную сантехнику. Я с искренним беспокойством прикинула расстояние от «санузала» до ближайшего окна и слегка приуныла. Не знаю, как аборигены, а я не страдала излишним эксгибиционизмом. Вредный внутренний голос намекнул, что еще не поздно попроситься на четвертый этаж.

Ладно, придумаю что-нибудь… все равно надо как-то обставляться. В данный момент единственной мебелью в комнате была моя прозрачная кровать. Кстати, интересно, из чего она сделана? И где можно достать шар-кресло, как у Тарнума… хмм… и позавтракать тоже не мешало бы.

Спустя несколько минут я вежливо стучала в знакомую дверь кабинета. Надеюсь, что Демиург на месте, ибо меня совершенно не грела идея искать его по всему студенческому городку. Мечты идиотки сбылись — после третьего подхода, когда костяшки начали ныть от соприкосновения с деревянной планкой двери, она резко распахнулась, являя моему взору хмурого и невыспавшегося Творца. Высокомерно вздернув бровь — «Спасибо за науку, Сирин», — я окинула взглядом небрежно распахнутую рубашку и взъерошенные волосы Тарнума.

— Я могу войти?

Из-под моей руки вынырнула любопытная морда Малыша.

Преподаватель покорно вздохнул, пропуская нас в помещение. «Интересно, как долго он готов терпеть мое общество?»

«Не больше необходимого минимума! — ядовито прояснил ситуацию знакомый «голос», а потом добавил уже вслух:

— Как ты себя чувствуешь?»

— Не жалуюсь, — усмехнулась я, покосилась на Тарнума и намекнула: — А вот от завтрака мы бы не отказались.

— Вымогательница!.. — простонал сонный Демиург. — Ладно, сейчас сделаю. Что ты хочешь?

— Что угодно, только быстро! Сейчас я готова присоединиться к Тигру, доедающему цветы на клумбе под моим окном.

Мое признание вызвало у учителя страдальческий вздох. «Хмм… может, не стоило так? Вдруг эти цветы были его единственной тихой радостью?!» — настороженно замерла я, увидев перекосившееся лицо собеседника.

— Нет, к юным ботаникам я не отношусь, — язвительно прокомментировал Тарнум. — Но учти, что вероятнее всего тебе придется восстанавливать то, что сожрал домашний питомец. Творцы Жизни очень трепетно относятся к своим творениям.

Ладно, учту…

Удобно устроившись в уже ставшем родным кресле-шаре, я потянулась к полупрозрачной расписной пиале, с удовольствием наблюдая за курящимся над ней паром. Чашка оказалась неожиданно холодной, почти ледяной. Решив не заморачиваться на подобные тонкости, я отпила первый глоток изумительно вкусного чая и вцепилась в золотистую свежевыпеченную булочку, кося глазом на ее не менее аппетитных «сестренок» в плетеной корзиночке, появившейся на прозрачном столе моего учителя, словно из воздуха.

— Задавай свои вопросы, я же вижу, что тебе неймется! — не выдержал Тарнум.

Я изумленно застыла и невежливо выпалила:

— Так вы же и так мысли читаете?!

— Как же! В твоей голове сейчас такая каша… прочтешь здесь что-нибудь, — поморщился Творец.

— А… А почему Кэртен назвал меня смеском? — Раз разрешают, надо пользоваться. И начать лучше с самых неприятных вопросов. — И почему это прозвучало как оскорбление?

— Какая же ты… — поморщился Демиург, отложил выпечку и печально улыбнулся, — и угораздило же тебя начать с одного из самых неприятных вопросов. Смески… Знаешь, Лейна, когда Демиург создает свой мир… тебе, наверное, трудно понять, но для него это воплощенная в жизнь мечта. А влюбиться в мечту так просто. Но беда в том, что наши Создания не обладают достаточной Силой и Даром — и рожденные от браков Демиурга-Творца и одного из творений… Как бы точнее сказать… В общем, для того чтобы прояснить, почему к полукровкам относятся так… предвзято… мне придется углубиться в историю нашего мира. Как ты понимаешь, на храны такую информацию не пишут, и официально отношение к смес… нечистокровным такое же, как к чистокровным Демиургам.

— Но?.. — Приподняв брови, я внимательно посмотрела на замявшегося учителя. Тема была ему явно неприятна. Любопытно, это что-то личное?

— В том-то и дело, что есть одно «Но»! Очень существенное! Наверное, правильнее назвать это стабильностью психики. Демиурги несут огромную ответственность. Дар творить миры обязывает ко многому, и зачастую Демиург просто не справляется с «нагрузкой» и либо растворяется в создаваемом мире, становясь бессознательной «душой» собственного творения, либо сходит с ума. Первое — страшно и печально, но второе… Достаточно будет сказать, что именно так и появились первые Нижние миры — безумные творения спятивших Демиургов. Позднее некоторые Творцы сознательно уходили туда, заявляя, что только так могут быть «свободными». Думаю, ты уже поняла, что подавляющее большинство обезумевших Демиургов были смесками. Вероятно, что вторая линия крови, более слабая, менее стабильная, ведет к нарушениям психики.

— Вероятно? — прохладно уточнила я. — Поправьте, если ошибаюсь, но это происходило или происходит достаточно долгое время… вы хотите меня убедить, что подобный вопрос даже не изучался? И все, что можно сказать, — «вероятно»?

— Я рассказываю тебе об этом только потому, что ты совершенно не знаешь нашего мира, — тихо вздохнул Тарнум, отводя глаза. — Пойми, эту тему не обсуждают в приличном обществе, да и вообще стараются делать вид, что проблемы не существует! И я не говорил, что подобные исследования не проводились — просто это достаточно закрытая информация.

— Понятно, — невесело хмыкнула я. — Пир во время чумы…

— Ну что-то вроде, — поморщился мой учитель, уловив ассоциацию. — Проблема в том, что ты потенциально весьма сильный Демиург. А значит, по мнению большинства, возможный творец Нижних миров…

Я возмущенно вскинулась, мысленно отрекаясь от предложенной маски. Нет, спорить не буду — у всех в голове свои тараканы. У меня, они, возможно, даже какие-нибудь экзотические — мадагаскарские шипящие… Но это не повод считать меня сумасшедшей садисткой!

Тарнум устало махнул рукой, прикрыл глаза и на этот раз ответил мысленно:

«Я не говорю, что ты будешь их творить! Просто озвучил мнение большинства. И рассказываю об этой весьма неприятной части нашей истории не для того, чтобы потрясти грязным бельем — просто так я могу если не извиниться, то хотя бы объяснить, почему сделал то, что сделал!»

«А что ты сделал?» — мягко уточнила я, настороженно прислушиваясь к себе.

«Поставил блок на твои способности. Теперь у тебя уровень Творца-Универсала чуть выше среднего. Любое несанкционированное превышение возможностей будет караться болью. Сильной. — Настороженные золотистые глаза встретили мой изучающий взгляд. — Пока обучаешься, тебе не потребуется больше этого минимума. Остальные ученики увидят только то, что я оставил на виду, а вопрос с Кэртеном мы решим — он болтать не станет. Помимо всего низкий уровень Дара станет своеобразной защитой… Я пытаюсь сказать, что тебя не сочтут опасной и не попытаются устранить… превентивно, во избежание будущих проблем».

Прикрыв глаза, я вслушивалась в мягкие переливы журчащего мысленного «голоса» своего учителя, испытывая странное двойственное чувство. «Да, — подсказывала память, подкормленная хранами и рассказом Кэртена, — соврать при мысленном общении почти невозможно, но… чтобы получить правильный ответ, надо задать правильный вопрос, а чтобы задать правильный вопрос — надо знать хотя бы половину ответа…»

— Тарнум, боюсь, что для меня на сегодня уже слишком много, — мягко улыбнулась я, прерывая заверения своего учителя на тему: «Это сделано для твоего блага и защиты, бла-бла-бла…» — Давай продолжим чуть позже, а сейчас я прогуляюсь и подумаю о том, что ты рассказал.

Демиург задумчиво кивнул, провожая меня к выходу и рассматривая странно потемневшими глазами.

— Одежда и вещи были перенесены в твою комнату, — улыбнулся на прощание учитель.

— Спасибо. — Моя светлая улыбка выражала искреннюю радость… и не значила ничего. Он солгал. Я чувствовала это в его разуме, как легкую дымку стелящегося по земле тумана, скрывающую истинное положение вещей… а самое странное было в том, что Демиург не понял, что обман раскрыт. И я не собиралась давать ему возможность увидеть мое «прозрение».

Кивнув и одарив на прощание еще одной улыбкой, я развернулась в сторону своей комнаты, старательно выбросив из головы все мысли о состоявшемся разговоре. Подумаю об этом позже… без свидетелей.

Побродив по запущенному парку, я выбралась на небольшую лужайку, в центре которой возвышался самый настоящий дуб. Ну, по крайней мере, именно его поразительно напоминало древнее дерево. Край полянки заканчивался невысоким обрывом, под которым весело журчал ручеек. Идеальное место, чтобы подумать… Малыш, покорно вздохнув, развалился в тени, возле самых корней, а гаррʼкраши безмятежно захрустел ветвями ближайшего куста. «Вот ведь проглот… — мысленно усмехнулась я. — Некоторые вещи не меняются».

Сидя на краешке обрыва и задумчиво наблюдая за беспокойной водой, я бросала в ручей камушки, печально подводя итоги разговора со своим учителем. Надежда на то, что в этом мире мне удастся просто жить и учиться, рухнула, как карточный домик. Права была Тиль — все не так просто. И, похоже, за те тысячелетия, что Демиург Лареллы отсутствовала в родном мире, стало только запутаннее. Из разговора с Тарнумом я сделала несколько весьма неутешительных выводов: во-первых — что бы учитель ни говорил, он мне ничуть не доверяет и считает опасной; во-вторых — несмотря на это, я по какой-то не понятной пока причине нужна ему и Академии; ну и, в-третьих — похоже, на хорошее или хотя бы терпимое отношение ко мне будущих однокурсников можно не рассчитывать. За примером далеко ходить не надо — один Кэртен чего стоит!

«Ты заняла мое любимое место для размышлений», — вторгся в мои мысли знакомый, чуть прохладный «голос».

Легок на помине! Долго жить будет…

— Сочувствую, Кэри! — невежливо ухмыльнулась я, переводя общение в вербальную форму. — Но боюсь, у меня это давно стало хорошей привычкой.

— Доставлять мне неприятности? — На «Кэри» парень поморщился, но комментировать не стал.

— Нет, занимать чужие места для размышлений. — Моя улыбка потеплела при воспоминании о Вортоне.

— Могу я полюбопытствовать, что ты здесь делаешь? — приподнял бровь мой собеседник, устаиваясь рядом на краю обрыва.

— Можешь. Думаю…

— И как, получается? — ехидно вопросил блондин.

— Пока не очень, — честно ответила я. — Точнее, думать получается, а вот выводы — неутешительные. Зачем ты меня искал?

— С чего ты взяла такую глупость?! — возмутился мой визави.

Я насмешливо посмотрела на Демиурга, ожидая ответа. Не возникало ни малейших сомнений в том, что он пришел сюда именно за мной. Слишком невероятным было бы совпадение — в такое я просто не верю.

— Я увидел, как изменилась твоя аура, и мне стало любопытно, — поморщившись, признался Кэртен. И добавил с искренним возмущением: — Ну и заставила же ты меня побегать! Так что с тобой произошло?

— Хмм… ответь-ка на такой вопрос: ты можешь скрывать мысли от Тарнума и других учителей? — мягко уточнила я.

— К чему тебе такая информация? — насторожился Демиург.

— Ну, говоря честно, от твоего ответа зависит степень моей откровенности.

— Я могу выдержать ментальную атаку директора и даже собственного прадеда, — спокойно отозвался парень, рассматривая меня задумчивыми серебристыми глазами, словно оценивая.

— Ну что ж, откровенность за откровенность… — Глядя на текущую воду, я рассказала блондину о разговоре с Тарнумом и неутешительных выводах, сделанных мною.

Он не был мне другом, но что-то странное притягивало к этому человеку… Демиургу, — мысленно усмехнувшись, поправила я себя. Как бы то ни было, он не станет мне лгать, лицемерно жалеть или пересказывать другим полученную информацию. Но и помогать не станет — это я понимала так же ясно. По крайней мере безвозмездно… И он будет достаточно откровенен со мной, пока я ему любопытна. Обольщаться не стоило — вряд ли моя персона вызывала у сидящего рядом с полуприкрытыми глазами Демиурга другие эмоции.

— Знаешь, ты меня удивила. — Пока я разглядывала собеседника, он, похоже, ненавязчиво наблюдал за мной. — Получив минимум информации, ты сделала на редкость верные выводы.

— Это умение неоднократно спасало мне жизнь, так что не хотелось бы от него избавляться, — невесело признала я.

— Хмм… — Блондин покосился на меня, мягко подсказывая, что не прочь услышать подробности.

— Да мне что, жалко? С удовольствием расскажу… — мило улыбнулась я, откидываясь на спину и упираясь локтями в густую короткую травку, — только сначала хотелось бы получить более развернутый ответ на тему верных выводов!

Парень внимательно посмотрел на меня, забавно сморщив кончик носа. Намек на то, что при желании он и сам может «полюбопытствовать» подробности в моей голове, был более чем прозрачный.

— Попробуй… — Прикрыв глаза, я выбросила из головы все мысли да печали и стала вслушиваться в окружающие звуки. Журчание ручья, легкий шепот листвы под ветром, фырканье Тигра, обгрызающего полюбившийся чем-то кустарник, и тяжелое дыхание сэльфинга, которому явно жарко в пушистой шубе собственного меха. От ручья тянуло прохладой, пахло незнакомыми травами, а со стороны моего собеседника ветер доносил приятный, свежий запах…

Несколько минут Демиург буравил меня настороженным взглядом, явно подозревая какую-то пакость, а потом решительно пошел на штурм моего разума. А что я? Я ничего… Нежно улыбнувшись, начала вспоминать весьма неприличное видео, подаренное нами в числе прочего развеселой половине нашего мужского коллектива на последний национальный российский праздник — 1 апреля. Очень неприличное. Крайне подробное. В просторечии именуемое порнухой.

— Ну ты и… хмм… просто слов нет! Цензурных… — Смущенный блондин вздохнул и растянулся рядом.

А я облегченно выдохнула, в последний момент сообразив, что именно продемонстрировала неподготовленному зрителю, и тихо порадовалась, что парень не счел увиденное приглашением. Хотя, может, и счел… Но при своем отношении к «смескам» мог просто спустить на тормозах.

— Ладно, твоя взяла. Слушай… Многие сочтут тебя опасной — но, говоря откровенно, ты действительно опасна! И не обольщайся — в Академии блокируют всех, чей уровень Дара выше среднего. Во избежание проблем. Просто те, кто достаточно долго прожили с блоком, научились его обходить. Да, я тоже научился. И даже умею его полностью снимать и ставить новый. Хотя в моем случае скрывать свой Дар просто не имеет смысла, но правила есть правила… Далее. К вопросу о твоих отношениях со студентами — здесь особо помочь не смогу, я мало кого знаю из ваших. Кроме Харона, считай, ни с кем из Творцов Миров не общался. А он бояться точно не станет, даже если узнает твой реальный уровень Силы — сам Творец-без-Границ. Но в любом случае особого расположения к себе не жди — смесков недолюбливают. Тебя будут прессовать…

— Почему ты меня предупреждаешь? — Повернув голову и прищурив глаза, я наблюдала за развалившимся рядом Демиургом, безмятежно закинувшим руки за голову и жующим какую-то длинную травинку.

— Как ты правильно «сказала», я любопытен, и тебе удалось меня заинтересовать.

Ну что ж, приятно услышать, что мои предположения подтверждаются…

— Хотя не ожидал, что окажусь настолько предсказуемым, — поморщился парень.

— Дело не в твоей предсказуемости, а в элементарной логике. — Я успокаивающе похлопала собеседника по плечу, тот слегка отстранился. — Кстати, как ты думаешь, зачем моя нечистокровная персона могла понадобиться Академии?

— Могу только предположить…

— Я вся внимание!

— Твой Дар… В последнее время это довольно редкое явление даже у мужчин, а женщины — Творцы-Миров — вообще нечто уникальное. Думаю, за тобой будут очень внимательно присматривать во время учебы и одновременно тщательно исследовать родословную. Если окажется, что оба твоих родителя ведут свой род от Творцов, то есть вероятность того, что более сильная линия крови стала доминантной, а ты, соответственно, практически чистокровный Демиург.

— Знаешь, мне почему-то не нравится, как это прозвучало… — прищурилась я.

— Ну, насколько я успел тебя узнать, — недобро ухмыльнулся парень, — и впрямь не понравится. Потому что в таком случае тебя выдадут замуж по решению Совета Тринадцати за одного из достойных Творцов, дабы «столь редкий Дар не пропал».

Последняя фраза явно была цитатой. Неужели этого высокомерного блондина тоже сосватали без его ведома? Секундочку, принудительный брак?! Твою ж мать… Голова моя дырявая! Как же я могла забыть — ведь Тиль рассказывала мне, каким образом она покидала Эдем — ее тоже пытались выдать замуж за какого-то «достойного» хмыря!

— Кто такая Тиль? — хищно сузил глаза Кэртен.

— Мог бы и не подслушивать! — пробурчала я. — А впрочем, все равно обещала… Тиль. Ну, собственно, это часть той истории, которую я собиралась рассказать после того, как ты ответишь на мои вопросы.

— Я ответил! — намекнул парень.

— Ладно, сооруди нам что-нибудь поесть и выпить — разговор будет долгим, — сдалась я на милость победителя. В конце концов, Кэртен честно выполнил свою часть сделки… и даже поделился некоторыми предположениями, чего, собственно, не обещал.

Глава 4

Мои друзья:
23
Подпишитесь