Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Лейна. Стать Демиургом. Часть 1. Глава 9

Глава 9

Жизнь — хитрая штука.

Когда у тебя на руках хорошие карты,

она решает сыграть в шахматы… 

NN

Лейна

 

— Привет!.. — вежливо и немного неуверенно окликнула я незнакомца.

Закутанная в плащ фигура, напряженно свернувшаяся компактным комочком в корнях старого дуба, слегка шевельнулась. Закат, прорываясь сквозь ветви деревьев, бросал кровавые блики на темно-синий плащ, рождая поразительно чистый и глубокий фиолетовый оттенок. Залюбовавшись игрой света, я невольно пропустила тот момент, когда неизвестный отреагировал на мое появление. Честно говоря, не ожидала встретить кого-то, кроме Кэртена, на полянке для размышлений, поэтому присутствие постороннего слегка нервировало.

— А… Новенькая… Лейна, кажется? — глухо отозвался владелец плаща. — Ну и что ты здесь делаешь?

— Не слишком вежливый вопрос, не находишь? — спокойно ответила я. На полянку меня привело желание подумать и разложить полученную за первую декаду гору информации на удобоваримые кучки. Встречи с невежливыми, любопытными типами в планы определенно не входили. Но и ругаться желания не было…

— Извини за бестактность, — усмехнулся владелец плаща и стянул капюшон, являя миру бледное усталое лицо с горькими складками у тонких губ.

Он выглядел таким обычным, что на фоне остальных стремящихся выделиться Демиургов казался некрасивым. По виду он был мой ровесник. Черные волосы незнакомца подхватил ветер, уничтожая последние признаки укладки. Несмотря на идеально чистый, застегнутый наглухо колет, парень выглядел так, словно беспробудно пил последнюю неделю. Он поднял глаза, и я пропала…

Неужели я действительно сочла его некрасивым?! Огромные золотисто-янтарные глаза жили собственной жизнью на этом усталом бледном лице. Они словно освещали окружающий мир. Такими глазами смотрят святые с картин Рериха.

Парень невесело усмехнулся, поняв, какой эффект произвел на неподготовленного зрителя. Я в ответ неуверенно улыбнулась…

— Я Харон… Харон дер Альтер, — представился незнакомец, слегка склонив голову.

— Вот черт! — огорченно выдала я, заслужив искру изумления в золотистых глазах.

— Не понял?!

— Я тебе такую феерическую пакость готовила, — пожаловалась я, — а теперь, похоже, придется про нее забыть…

— Правда? И за что мне такая честь? — улыбнулся Демиург. Кажется, мне удалось его позабавить.

— Из-за тебя я в больничное крыло угодила…

— Куда?.. А, в лекарский центр. Я-то здесь каким боком? — искренне удивился брюнет.

Вздохнув, я плюхнулась на траву рядом с парнем, выдернула из воздуха бутылку любимого сливового вина с парой бокалов и поведала о своем прибытии на Эдем и о теплой встрече с Тарнумом возле арки портала.

— М-да… кажется, я должен сказать тебе спасибо, — улыбнулся Харон и проявил любопытство: — А почему ты решила меня простить и не обижать?

— Да тебя и так, похоже, жизнь обидела, — озвучила я свои наблюдения.

Он поморщился и грустно усмехнулся:

— Что, так заметно?

— Что есть, то есть, — не стала лукавить я. Покосившись на Демиурга, неуверенно предложила: — Может, расскажешь? Помочь вряд ли смогу, но выслушаю и болтать не стану. А глядишь, и посоветую чего…

— Зачем тебе это? — заледенел парень, отворачиваясь от меня. Да, предупреждал меня Кэри, что доверие здесь — товар дефицитный! Впрочем, мне-то зачем врать?

— Честно? Мне Кэртена жалко. Не знаю, считает ли он меня своим другом, но я его, определенно, считаю. И я вижу, как он переживает из-за тебя. И понять не может, что сделал не так и чем обидел…

— Чем обидел?! — взъярился Демиург, рывком разворачиваясь ко мне. И куда делась напускная холодность? — Да он отнял у меня самое дорогое…

— А ну прекрати истерику! — рявкнула я. Вот только психующего Творца-без-Границ мне для полного счастья не хватало!

Парень ошеломленно застыл. Услышать такое он явно не ожидал. Мгновение казалось, что Харон просто прибьет меня прямо тут, но вместо этого он устало провел рукой по глазам, расслабляясь.

— Извини, ты действительно здесь ни при чем…

— Рассказывай, я жду! — Впечатав в ладонь собеседника бокал с вином, откинулась на выступающий из земли корень дуба и устало прикрыла глаза.

Похоже, поразмышлять о своем, о девичьем, мне сегодня не удастся. Подрабатывать психоаналитиком особого желания тоже не было, но я сказала правду дер Альтеру — Кэртен по-прежнему переживал из-за их размолвки и не понимал, в чем он провинился перед другом.

— Да что рассказывать-то, и так все ясно… — обреченно отозвался Демиург.

— Мне — неясно, и Кэри тоже, — спокойно пояснила я.

— Кэри?! — Мой собеседник тихо фыркнул. — Он позволил тебе так себя называть?

— Позволил… при прямом контакте, — призналась я. — Не уходи от темы!

— Ты хочешь сказать, что вы общаетесь мысленно?! — Искреннее изумление в голосе Харона заставило меня приоткрыть глаза и насмешливо вздернуть бровь.

— А как думаешь, почему я с такой уверенностью сказала, что он не понимает, чем тебя обидел?! У нас дома, знаешь ли, учат отвечать за свои слова…

— Ты хочешь сказать… — ошеломленно пробормотал парень и, открывшись, мысленно простонал: «Духи Предков, я идиот! Кому я поверил…»

Эмоции нового знакомого закрутили меня в бешеном водовороте мыслей и предположений, отдающих горькой полынью. Тряхнув головой, я с трудом сконцентрировалась и постаралась разобраться в мелькающих обрывках.

— Поподробнее, пожалуйста, — попросила я и уточнила: — Не про то, что ты идиот…

Харон невольно хмыкнул и окинул меня оценивающим взглядом:

— Впрочем, если Кэртен тебе настолько доверяет, почему бы и нет? Он всегда умел сделать правильную ставку…

История оказалась весьма банальной. С моей точки зрения… Если сократить рассказ, то выглядеть эти сериальные страсти будут примерно так.

История началась почти сто пятьдесят лет назад. Родители Харона и Адель были соседями. Их ареалы занимали немаленькую часть пределов севернее Эдема, распространяясь почти на полрукава Галактики. Младший дер Альтер влюбился в белокурую девчушку еще в совсем юном возрасте. Она ответила ему взаимностью. Казалось бы, все решено, родители не против довольно выгодного союза… И вот недавно он узнает, что девушка просватана за другого. Списки потенциальных пар Одаренных утверждаются на Совете Тринадцати, и будущим мужем Адель назван не кто-нибудь, а его лживый друг — Кэртен!

Харон отправился к любимой за объяснениями, но родители не пустили его дальше порога. Парню довольно образно объяснили, что если он действительно любит Адель, то должен быть рад за нее. Гарантия того, что дети, рожденные от брака с мужчиной — Творцом Жизни будут иметь уровень Дара Творца-без-Границ, была почти стопроцентной. Адель повезло, а любовь это такое непостоянное чувство… пройдет!

Встретиться с девушкой ему так и не удалось, а смотреть в глаза бывшему другу, который его предал, Харон просто не мог и избегал всеми силами. Наконец не выдержав, он пришел на эту поляну, чтобы поговорить без свидетелей, зная, что Кэртен часто сбегает сюда от надоедливых сокурсниц.

Хотя о чем они будут говорить, он и сам не знал. Просить дер Cэннета отказаться от Адель, значило идти против воли Совета…

— Он не знает о намечающейся свадьбе, — спокойно сказала я.

— Это невозможно, — возразил Харон. — Ты просто не знакома с нашими обычаями. Жених должен дать свое согласие на брак, пускай даже устное.

— Вполне вероятно, что он его и дал. Если я правильно поняла, Кэртен ни в кого не влюблен. А это значит, что ему по большому счету наплевать, кого выберут ему в супруги, главное чтобы была умненькой и достаточно Одаренной. Он дал согласие на брак, но мог и не уточнять, кто невеста… просто поинтересоваться ее характеристикой…

Брюнет обалдело уставился на меня. Кажется, ему и в голову не пришло подобное прочтение событий.

— Лейна, а ведь это действительно может быть так… Очень похоже на него!

— Я не слишком удивлюсь, если предположения окажутся верными…

— Прости, мне надо срочно поговорить… Ну ты понимаешь?! — Парень подскочил, подарил мне совершенно мальчишескую, искреннюю улыбку и пропал в вихре золотистых звездочек.

Усмехнувшись, я растянулась на траве, рассматривая первые ранние звезды. Конечно, понимаю. А еще — абсолютно спокойна. Настолько ошибиться в характере Кэртена я не могла — дер Сэннет может быть вредным, насмешливым, даже жестоким, но подлости в нем нет. И он действительно не знал, что его невеста и Адель — одно лицо. Скрыть подобное знание при мысленном общении невозможно. Я ведь спрашивала, что произошло. А насчет того, что любовь пройдет… Перед глазами поплыли золотистые башни Сартара, ошеломленное, неверящее лицо Вортона и счастливая улыбка Тиль. А еще почему-то Трион, обнимающий меня за плечи на борту «Веселой Селянки»: «Лейна, поверь, я смогу защитить тебя…»

Тьфу, и пригрезится же такое! Возмущенно фыркнув, я рывком поднялась и, мысленно свистнув своему зверинцу, отправилась домой. Несмотря на то что планы на вечер не удались, настроение было чудесным. И продержалось оно до рассвета.

— Убью! — прошипела я, выпутываясь из одеяла, и мстительно уточнила, глядя на раннюю зарю: — Медленно и с удовольствием!

Стук повторился.

Тихо матерясь сквозь зубы, перелезла через притворяющегося безмятежно дрыхнущим Малыша и направилась к дверям. Хитрый сэльфинг приоткрыл глаза, наблюдая за происходящим. Его можно понять — я тоже не горела желанием вылезать из уютной постели в такую рань! Только нежданный визитер, похоже, от нас так просто не отвяжется…

Открыв дверь, я ошеломленно уставилась на юную девушку, почти девочку. Во-первых, незнакомка была практически голой. Все ее одеяние составляли коротенькая полупрозрачная белая туника и инкрустированное драгоценными камнями колье на тонкой шейке. Хотя скорее украшение было похоже на ошейник… Во-вторых, девушка была поразительно красива какой-то чистой, первозданной красотой. Тяжелая копна бледно-золотистых волос была аккуратно прихвачена полудюжиной заколок, открывая заостренные ушки. Тонкие, правильные черты лица завораживали.

— Моя Госпожа!

Нежданная гостья рванула вперед, падая мне в ноги. Я испуганно отшатнулась, запуталась в накинутой наспех простыне и чувствительно приземлилась на пятую точку, выдав краткий, но емкий нецензурный комментарий.

Незнакомка попыталась обнять мои коленки, лепеча о том, как счастлива меня лицезреть.

— Отстань от меня, ненормальная! — испуганно взвизгнула я, пытаясь высвободить ноги из-под сумасшедшей полуголой девчонки.

— Моя Госпожа, простите меня! Я такая неловкая… — Гостья отшатнулась и заплакала, глядя на меня виноватыми сиреневыми глазами.

— Да какая я тебе госпожа?! — разозлившись, прошипела я. Не знаю, чья это дурацкая шутка, но ее автору очень не поздоровится, когда мы встретимся! Ох, бедный мой копчик!

— Простите, Госпожа, я не представилась. — Девушка сложила руки перед грудью, словно молясь неизвестным богам. — Я Лита, ваш подарок!

— Кто?.. — окончательно офигела я.

— Лита, — покорно повторила девушка.

— Какой подарок?! — Кажется, мир сошел с ума, забыв меня предупредить…

Сил на то, чтобы подняться с пола, я не нашла, поэтому осторожно отползала от ненормального «подарка» на пятой точке. Девушка, почти незаметно перебирая коленками, ползла за мной, аккуратно сохраняя дистанцию.

— Подарок от лерре Харона… за помощь, — вежливо разъяснила Лита.

Убедившись, что гениальная тактика отползания не работает, я покорно воздохнула и с трудом поднялась на дрожащие нижние конечности.

— Лита, вы что, спятили на пару с Хароном? Дарят цветы, конфеты, драгоценности, в конце концов, но не людей же?! — слабо простонала я, выдернув из воздуха кресло и всем весом плюхаясь в объятия ни в чем не повинной мебели.

— Я не человек, Госпожа, я — эльфа, — робко улыбнулась девушка.

— Встань с колен, ненормальная. — Я устало потерла виски, наблюдая за «подарком». Это ж надо было так меня подставить?! Нет, Харон все же дождется обещанной недетских размеров гадости!

Все рассказанное девушкой выглядело совершенно невероятно, и я готова была поверить, что это грандиозный розыгрыш… пока не посмотрела на Нити Сил, обвивающие Литу жадными кольцами, концентрируясь вокруг странного колье. Ощущения не обманули меня — это действительно был ошейник… рабский…

Любопытный Малыш соскочил с кровати, совершил у ног гостьи круг почета и уставился на меня с легким недоумением. Вздохнув, я пожала плечами. Ну откуда мне знать, что с ней теперь делать?

Девушка тихо стояла рядом со мной, не смея отвлекать от раздумий. Здорово ее, похоже, натренировали. С трудом подавив желание немедленно отправиться к Харону за объяснениями, я создала еще одно кресло и небольшой столик. Наколдовав завтрак, усадила смущенную девушку и пошла одеваться. Поспать подольше, как планировалось, мне уже не удастся…

Лита покорно давилась предложенным. Все же создавать еду — операция довольно тонкая. Во-первых, действительно хорошо создать можно только то, что готовил и ел сам. В иных случаях результат может быть весьма непредсказуемым. Хотя грех жаловаться — чаще всего мне везло… видимо, спасало богатое воображение! Во-вторых, это отнимает приличное количество энергии. И если вторая причина питаться в общей столовой по большому счету не является для меня проблемой, то первая — стоит весьма остро. Что поделать, готовила в нашей семье мама, а моих способностей хватало только на то, чтобы сварить кофе и организовать пару бутеров. Так что правильно соблюдать пропорции в еде я еще до конца не научилась. Но моя невольная гостья не выказывала неудовольствия.

Поплескавшись в небольшом бассейне и переодевшись, я вернулась в комнату. Лита настороженно застыла в кресле, искоса наблюдая за сэльфингом.

— Не бойся, он вполне разумен и без причины ни на кого не нападает, — успокоила я эльфийку.

— Госпожа…

— Называй меня Лейной, ладно? — улыбнулась я.

Девушка удивленно посмотрела на меня, но кивнула. Похоже, я не укладывалась в стандартные представления о Хозяйках. Мне в свою очередь тоже было весьма проблематично общаться с Литой — до этого момента мне никто не дарил персональных эльфов…

— Ладно, — вздохнула я. — Давай поговорим. Начну, пожалуй, я. Меня зовут Лейна. Учусь на первом курсе. Я из другого мира, и некоторые традиции Эдема до сих пор меня нервируют — например, традиция дарить эльфов за мелкие услуги. И я совершенно не понимаю, что с тобой делать и как себя вести. Думаю, мне удастся найти в Межмировом Архиве информацию о том, как снять твой ошейник.

— Лейна, я не буду вам обузой, только не гоните меня! — Сиреневые глаза «подарка» наполнились слезами.

— Я не собиралась тебя гнать, — удивленно отозвалась я. Негативная реакция на предложение избавиться от рабского ошейника обескураживала.

— Но вы же сказали, что хотите снять с меня ошʼес?!

— Ну да, действительно хочу. А что в этом такого ужасного? Разве плохо быть свободной? Я хотела как лучше…

— Кто спорит, свобода — это чудесно… — тихо и грустно произнесла девушка, глядя в окно. — Почти недостижимая мечта… Но только свобода здесь карается еще более страшным рабством: любой житель Эдема, увидев эльфа без ошʼес может объявить его своей собственностью. Чаще всего подобных найденышей отдают Неодаренным. Это… это страшно, Гос… Лейна.

— Хорошо, я не стану снимать с тебя ошʼес.

— Вы принимаете меня, Госпожа? — неуверенно уточнила девушка.

— Куда же я денусь?! Принимаю…

Посоветовав девушке поспать, я отправилась за информацией. В конце концов, раз уж меня разбудили в такую рань, это отличный повод порадовать своим обществом щедрых друзей.

Похмельные Кэртен и Харон, подвергнутые час спустя массированному обстрелу вопросами и ветвистыми самонаводящимися молниями, трусливо сбежали через портал в неизвестном направлении, оставив меня праздновать сомнительную победу на руинах. Более точное определение для некогда опрятного жилища Кэри подобрать трудно. Как и представить, чем они здесь занимались. Одно могу сказать наверняка — старые друзья помирились. По крайней мере, от разъяренной… то есть я хотела сказать — от любопытной меня удирали они на редкость слаженно. Что удивительно, парни даже не пытались защитить себя. В конце концов Жалящие Сети первокурсницы, пусть и Творца-без-Границ, для второкурсника не слишком опасны… Впрочем, как позже выяснилось, проблема была в количестве выпитого. Чем более пьян Демиург, тем сложнее ему работать с Потоками, ибо такая работа требует прежде всего концентрации. А вот наделать ошибок в таком состоянии можно за милую душу. Поэтому желающих экспериментировать подшофе было не слишком много.

Несолоно хлебавши я вернулась домой. Честно говоря, так и не придумала, что же делать с эльфийкой. Не уверена, что получится, но попробую с ней договориться. Рабыня мне не нужна… но вот от подруги я бы не отказалась! Тем более от такой, что знает Эдем изнутри. Вот только захочет ли она? Пожалуй, не буду торопить события…

Начало второй учебной декады внесло в мою жизнь еще больше изменений. Не знаю, что рассказал одногруппникам Вентер, но сокурсники меня наконец-то приняли. Точнее перестали откровенно игнорировать и пытаться задеть, подстраивая мелкие пакости.

Гадко улыбающийся Рыжик подошел ко мне после первой пары, чтобы лично сообщить радостную весть — его дядя добился от Совета Тринадцати разрешения на мой брак. С ним, Вентером. Кажется, мое перекошенное ужасом лицо сделало его поистине счастливым. Только спустя пару минут, а для меня — несколько лет, аристократ признался, что пошутил. Как я умудрилась удержать себя в руках и не порвать его на дюжину мелких ковриков, не представляю до сих пор! До конца дня меня потряхивало. Рыжий даже не подозревал, насколько близко я была к гипотетическому вдовству, а он – к дюжине красивых подарочных венков. От скорбящей родни.

Однако это стало неплохим уроком — хоть Вентер и получил от дяди приказ присматривать за мной, это вовсе не значит, что стоит расслабляться.

Этим же вечером мне удалось выловить «воссоединившуюся семью» в лице Кэри и Харона. Парни искренне поблагодарили меня за помощь и, с трудом сдерживая хихиканье, пространно извинились за свинское поведение. Вспомнить, кому пришла в голову гениальная идея купить мне подарок на невольничьем рынке, они так и не смогли. Впрочем, сами торги у них в памяти тоже не отложились…

Вставив пару реплик в извинения, мне удалось выбить обещание смотаться в следующие выходные на невольничий рынок. Ребята искренне удивились, на кой фиг мне это надо, но пообещали взять с собой.

А ответ был прост — в хранах с политическим устройством Эдема о рабстве не было ни слова. Это настораживало, намекая на нехилую цензуру. И, возможно, побывав «на месте преступления», я смогу хоть немного разобраться, что же творится в этом сумасшедшем мире…

Глава 10

Мои друзья:
23
Подпишитесь