Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Лейна. Стать Демиургом. Часть 2. Глава 11

Глава 11

Надо прожить жизнь так,

чтобы рассказать было стыдно,

 а вспомнить — приятно!

NN

Лейна

 

Завернувшись до кончика носа в меховой плащ, я сидела на крыше королевского дворца в Сартаре и бездумно смотрела на сказочной красоты закат. Солнце огненным шаром опускалось за гряду гор, подсвечивая снизу узкие полоски облаков оранжево-алым и пуская по озеру красную ковровую дорожку бликов. У меня просто не осталось сил: ни на слезы, ни на мысли, ни на то, чтобы выслушать и принять утешения друзей. Обняв на прощание Тумара, я прошла через созданный Тиль портал и сбежала на найденное когда-то место для размышлений, оставив в лаборатории остальных членов нашей неудачной экспедиции. Вздохнув, подтянула отброшенную ветром полу плаща и снова уставилась на закат…

Тиль всегда ходила бесшумно, и теперь я заметила Демиурга, только когда она осторожно опустилась рядом со мной на узкий парапет крыши.

— Я хочу рассказать тебе одну старую сказку. — Тиль мечтательно улыбнулась, даже не глядя в мою сторону. Казалось, что она разговаривает с заходящим солнцем этого мира.

Я скосила глаза, осторожно рассматривая Тиллиринель. Забавно… Если доподлинно не знать, кто она, то невозможно поверить, что эта девушка — Творец Миров. Долгие годы Демиург Лареллы бродила по дорогам собственного мира под личиной простого менестреля. Я внимательно вглядывалась в Тиль — с нашей первой встречи она почти не изменилась, разве что волосы стали чуть длиннее… И сейчас ветер трепал густые темные пряди, небрежно рассыпавшиеся по плечам. Демиург куталась в старый плащ, ее золотистые глаза были обманчиво юны, а хрупкая, почти подростковая фигурка и теплая улыбка создавали образ молоденькой девчонки. Стороннему наблюдателю, не знакомому с Творцом лично, определить ее возраст не представлялось возможным…

— Когда-то очень-очень давно произошло обычное чудо. В одной древней, но в общем-то ничем не примечательной аристократической семье родились девочки-близнецы. Одаренные. Но одна из них была Творцом Жизни, а другая — Творцом Миров. Девочки росли, и их Дар рос вместе с ними. К тому моменту, как им исполнилось первое столетие, стало ясно, что обе они Творцы-без-Границ…

Я замерла, напряженно вслушиваясь в хрипловатый голос Тиль. Ох, неспроста она рассказывает мне эту историю!

— Тогда Совет Тринадцати впервые обратил на них внимание. Девушкам стали подыскивать подходящих Одаренных мужей… Сначала это сильно их беспокоило, но… время шло, и угроза принудительного брака казалась все более призрачной. Сестры спокойно учились в Академии, тайком мечтая о создании собственного мира. На третьем курсе они сделали первую попытку… На пятом Рани влюбилась в одногруппника, простого Творца-Универсала, а на седьмом мечта сестер сбылась — они создали Лареллу.

Резко выдохнув, развернулась к Тиль. С самого начала мне казалось, что в ее рассказе было что-то очень личное… и теперь я поняла что! Тиллиринель рассказывала о себе.

— Да, Лареллу создали мы с сестрой — я творила мир, а Раниэль — все живое. Знаешь, моя сестра была удивительно талантливым Творцом… даже гениальным. И Совет Тринадцати решил, что не стоит разбрасываться столь перспективной молодежью, — на восьмой курс любимый Рани в Академию не вернулся… Мы забеспокоились. Я прикрывала Раниэль, играя со временем и посещая занятия за себя и за сестру, серьезно подпортив ей этим табель успеваемости, а она отправилась искать Дарина. Сначала — в его семейный ареал…

Тиль замолчала, зябко кутаясь в плащ, и я поняла, что это не зимний холод заставляет Демиурга дрожать, а воспоминания о давно минувшем.

— Когда она вернулась… Знаешь, я никогда не чувствовала себя такой беспомощной. Это было ужасно. Рани сгорела. Но рассказать о том, что произошло, она не захотела даже мне, а настаивать я не посмела. Все, что сказала мне сестра: «Они убили его, и я ничего не сумела сделать…»

— Кто они?.. И что значит сгорела? Я думала, если Демиург сгорает, то растворяется в Источнике…

— Можно сгореть и физически выжить. Но тогда ты становишься обычным Лишенцем — человеком без Дара. Для любого Демиурга нет приговора страшнее. Если повезет, то останутся какие-то крупицы Дара, позволяющие тебе по чуть-чуть цедить силу из Источников и, например, продлять свою жизнь или залечивать раны, но не более того. Для тех, кто творил миры и богов, это ничтожно мало. Поэтому большинство предпочтет смерть лишению Дара. Насчет второго вопроса… Кто «они» — не знаю. Но почти уверена, что это игры Совета Тринадцати. — Тиль горько усмехнулась. — Рани ведь была такая же упрямая, как и я. И, любя одного, никогда не согласилась бы на договорной брак с другим. И никакой Совет не смог бы ее заставить. В общем, спустя две декады она навсегда распрощалась с Академией и уехала домой, так и не рассказав мне о том, что произошло. А потом просто не успела.

— Она… ее что, тоже?..

— Нет, Рани никто не убивал. Совет Тринадцати оставил ее в покое и переключился на меня.

— Но почему? — Мое изумление было искренним. Ведь, казалось бы, неизвестные «они» добились желанного результата — девушка была свободна от обязательств.

— Потому что из сгоревших плохие жены, Лейна, — зло усмехнулась Тиль. — Почти нет шансов, что дети унаследуют Дар. А если подобное все же случится, то мать стопроцентно погибнет, вынашивая или рожая ребенка. Неконтролируемая магия растущего организма просто выжжет ауру женщины. И никакие защитные сети и амулеты здесь не помогут.

— Это ужасно! Но почему ты в этом так уверена? Наверняка можно что-то придумать…

— Я перепробовала все, — спокойно отозвалась Демиург.

— Что? — глупо переспросила я.

— Рани была беременна. Не знаю, как ей это удалось, но в имени отца будущего ребенка я была уверена на все сто процентов. Все же моя сестренка была гением…

— Но как же так? Ведь ее парень на тот момент был уже мертв… — Ничего не понимаю. Некромантия? Хотя… невольно вспомнился хран, который когда-то давал мне Кэри. Затратив огромные усилия, можно вернуться в прошлое, создав петлю из временных потоков. Но это безумно опасно, и решиться на подобное может только сумасшедший… или вконец отчаявшийся человек, которому уже нечего терять. Стоит ли рассказать об этом Тиль?

— Не знаю. И никто не знает… А я ведь чувствовала, что с ней что-то не так, но списывала это на последствия потери Дара. И не проверила… Рани к моменту моего приезда на очередные каникулы уже впала в магическую кому. Я очень виновата перед сестренкой. Меня не было рядом именно тогда, когда она действительно нуждалась в поддержке. — Тиль глубоко вздохнула и бросила на меня странный изучающий взгляд. — А дальше… дальше была настоящая война с нашими родителями, которые собирались убрать ребенка и спасти жизнь Рани даже против ее воли. Но я не позволила! Как бы то ни было, уверена — сестра знала, на что шла. Она вовсе не была безумной…

— И что было дальше? — тихо спросила я, догадываясь, каким будет ответ.

— Я забрала Раниэль на Лареллу и перекрыла все порталы в свой мир. Закутала ее в Потоки и подключила к Источнику… насколько смогла. Дальше мне оставалось только молиться Духам Предков и ждать.

— Она погибла?

— Да. Родила сына и умерла, не приходя в сознание… А знаешь, что самое странное? Она улыбалась.

— Сына? Это что, Харон?!

— С чего ты это взяла? Лейна, конечно нет!

— Но…

— Ну сама посчитай — Харон всего лишь на втором курсе! Ему максимум лет двести-триста. Полагаю, этот мальчик внук Рани. А то и правнук…

— Я как-то не подумала. А что было потом?

— Потом? Я открыла портал домой и отдала нашим родителям сына Рани. Знаешь, они ведь даже не изгнали меня из Рода, но… простить так и не смогли. Это трудно объяснить словами, только почувствовать — ареал дер Альтеров больше не был мне домом. — Тиль встряхнула волосами, словно отбрасывая грустные мысли. — Тогда я вернулась в Академию в надежде, что учеба поможет хоть ненадолго забыться.

— Вот так просто? Вернулась, и тебя приняли?

— Лейна, мне оставалось доучиться всего два курса. Несколько месяцев прогулов не повод отстранять меня от занятий — наверстать пропущенное было совсем не сложно. Я училась как одержимая… К тому же семья заплатила за наше с Рани обучение авансом. И тем не менее, скоро меня выжили из Академии.

— Кто?.. И почему? — Я давно забыла о своих неприятностях и желании побыть одной. Все же не зря Тиллиринель бродила по миру под видом менестреля — рассказывать она умела.

— Совет Тринадцати решил не повторять свою ошибку. Буквально через пару декад после моего возвращения в Академию пришло письмо с брачным предложением. Великая честь — сам Глава Совета лерре Тайнир дер Келласс соизволил его сделать.

— Полагаю, что ты отказалась?.. — неуверенно предположила я.

— Я пыталась, но он был крайне настойчив, — зло усмехнулась Тиль. — И еще — чертовски опытен!

— Не понимаю…

— Видишь ли, Лейна, Тайнир тоже Творец Миров. Он брал опытом, я — сырой Силой. Наше последнее… хмм… выяснение отношений стоило Академии значительных разрушений. После этого я ушла…

— И тебя просто так отпустили? — Я недоверчиво вскинула брови. Рассказ настолько захватил меня, что совершенно забылись и холод, и узкий, неудобный парапет, на котором мы сидели, и сегодняшний провал экспедиции к Земле.

— Ну, не просто… — преувеличенно скромно отозвалась Демиург. — Полагаю, что Тайниру пришлось здорово постараться, чтобы замять скандал. Даже положение Главы Совета не дает ему права приказывать студентам. Слишком много было в нашей истории крови. Слишком ценятся дети, рожденные с Даром. А ведь при устранении опасных политических конкурентов в борьбе за власть чаще всего страдают именно они, как наименее защищенные… Так что со временем Академия получила особый статус — нейтральной территории. Это государство в государстве, со своими законами и порядками. В древние времена Академия помимо своей основной функции — обучения была также местом, где мог найти убежище не только студент, но любой Одаренный, опасающийся за свою жизнь. И тем не менее меня не оставили в покое — уже на следующий день я обнаружила за собой слежку. Больше ждать было нельзя. Собрав вещи и все храны, до которых удалось дотянуться, я попыталась сбежать.

— Тиль, попыталась и удрала — это две большие разницы…

— Угу, спасибо, я в курсе, — фыркнула Демиург. А мне снова пришлось напоминать себе, что сидящей рядом девушке чуть меньше лет, чем земной цивилизации. — Я была молода и не слишком опытна… и если бы не Несʼтарр, полагаю, сбежать бы не удалось. Повезло, что от меня просто не ожидали подобного…

Знакомое имя! Интересно, где я его слышала? Что-то такое вертелось в голове, но нет, не помню… Впрочем, что мешает спросить?

— Тиль, а кто или что такое Несʼтарр?

— Подарок моей сестры на пятисотлетие, — светло улыбнулась Демиург. — Первый и единственный в то время дракон-хранитель! Серьезный противник даже для Одаренных. Жаль, что он погиб…

— А с чего ты взяла, что он погиб? — осторожно уточнила я. В последнее время навалилось столько всего… Наверное, поэтому мне далеко не сразу вспомнилась огромная статуя неизвестного дракона, которую мы с Кэртеном видели во время одной из верховых прогулок.

— Потому что вслед за мной в портал прошла тень, или, если тебе угодно, душа Несʼтарра, — пояснила Тиль. — И я создала для нее хранилище-амулет. Наверное, честнее было бы отпустить душу дракона, но я слишком тосковала по сестре… все же подарок.

— Надеюсь, с этим амулетом все в порядке? — поинтересовалась я.

— Конечно, — развеселилась Демиург. — Ты его, кстати, видела и даже некоторое время носила!

Интересно, что же такое «драконовское» я умудрилась носить? Да еще так, что Тиль была в курсе. Дракон…

— Кольцо диали?! — ошеломленно выдохнула я. Значит, это не просто фамильная печатка Триона… — Но как оно попало к темным эльфам?

— Долгая история. А почему тебя это так заинтересовало? — полюбопытствовала Тиллиринель.

— Ну видишь ли…

Поколебавшись пару секунд, я потерла замерзший кончик носа и рассказала Тиль о древней «живой» статуе дракона, по легенде потерявшего душу при защите своей хозяйки. И о подозрительном совпадении имен. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять — в ближайшее время Эдем удостоится посещения мятежного Демиурга. Надеюсь, что на этот раз стены Академии не пострадают.

— Тиль, — не выдержала я затянувшегося молчания, — а почему ты мне все это рассказала?

— Мм-м… Может, просто так захотелось? — встряхнув распущенными волосами, фыркнула Демиург.

— Я же серьезно! — Обидеться, что ли?

— Серьезно?.. Ну, считай, что это мой способ извиняться. Надеюсь, что теперь ты понимаешь — у меня нет особых причин верить пришельцам с Эдема, — невесело улыбнулась девушка. — А еще я очень хочу, чтобы ты мне доверяла… снова. Как думаешь, это возможно? — Тиль внимательно смотрела мне в глаза.

Ответ вырвался раньше, чем я его обдумала:

— Да… Думаю, возможно…

— Пойдем отсюда, пока ты окончательно не превратилась в ледышку. Демиург с насморком — это, знаешь ли, нонсенс…

— Кэри вылечит, — легкомысленно отмахнулась я, принимая руку помощи. За время нашего разговора мне удалось качественно отсидеть пятую точку. А еще затекли ноги… м-да… Говоря откровенно, если бы Тиль не поддерживала меня под локоток, я вполне могла свалиться с парапета, испортив изящную мозаику во внутреннем дворике королевского дворца своим неэстетичным трупом.

— Ну-ну… а ты рисковая! С его-то чувством юмора…

— Да, что есть, то есть. — Лечить планируемый насморк у Кэртена резко расхотелось.

Тиль окликнула меня у самых дверей. Голос Демиурга был неуверенным, словно она не знала, стоит ли говорить мне эти слова:

— Лейна, могу я дать тебе совет?

— Можешь, но я не обещаю, что стану ему следовать, — призналась я.

— Даже не совет… Мне пришлось долго идти к пониманию этого. Ты тоскуешь по своей родине…

— Там мой дом, — просто ответила я.

— Лейна, но дом — это не место. Дом — это те, кто любит тебя и кого любишь ты… — Демиург подмигнула: — Не отвечай, просто подумай над этим.

Улыбнувшись, Тиллиринель растаяла в неверных тенях плохо освещенного коридора. Я грустно усмехнулась вслед Демиургу — она не понимает. Именно там, на Земле, остались те, кто любит меня такой, какая есть. Бескорыстно, не ища выгоды. Моя семья и друзья… Вот только та ли я теперь, что была когда-то?..

Пожав плечами, испарила уже ненужный плащ, развернулась и направилась в прямо противоположную сторону — к кухне, ибо желудок настойчиво намекал, что у меня во рту с утра не было и маковой росинки. А то, что сказала Тиль… Я подумаю об этом, но позднее — сейчас просто нет сил.

Сегодня мы возвращаемся на Эдем. Точнее сначала в ареал семьи Кэртена, а уже оттуда в Академию. Я временно смирилась с неудачей, чему сильно поспособствовали мои друзья. Голова слегка побаливала. Хотя начиналось все довольно скромно — в мою комнату зашли Торрен и Дариэль с бутылкой вина. Попрощаться… Затем заскочил Кэри. Лита заглянула узнать, не видели ли мы Филиппа… и покатилось! Да, мы просто бессовестным образом наклюкались, хотя в этот раз я старалась больше подливать соседям, чем пить самой. Хотя… все равно и меня споили. Но самые впечатляющие моменты вечера мне все же удалось запомнить! Этот небольшой, можно сказать, семейный междусобойчик, еще долго будет вызывать невольное хихиканье у его участников.

Кадр

 

Вот Кэртен, надегустировавшись местных напитков, совершенно по-мальчишески хвастается своими достижениями и уникальным Даром. Легкое движение руки, и пол комнаты покрывает ковер из разнообразных, удивительно красиво цветущих кактусов. Вот только гордый своим достижением герой, разворачиваясь к зрителям, дабы получить заслуженную долю восхищения, запутывается в собственных ногах и плюхается задом на колючего полуметрового монстра с трогательным венчиком белоснежных цветочков. Оказалось, что вышеупомянутые кактусы размножаются очень интересным и сложным способом… если верить Кэри. И растут, похоже, только в Бездне. Впрочем, ему виднее — все же Творец Жизни.

Кадр

 

Кэри и Трион, похожие на пару молодых бычков, исподлобья сверлят друг друга взглядом и под улюлюканье нетрезвых болельщиков по очереди хлопают рюмка за рюмкой созданную мною водку. Опыт восторжествовал над молодостью! Кэртен сполз на пол первым. Он так и проспал остаток вечеринки, нежно обнимая ножку стола и чему-то мечтательно улыбаясь.

Кадр

 

Тор и Дариэль, успевшие душевно приложиться к гномьему самогону, в лицах изобразили сцену воскрешения Триона Кэртеном… перед Трионом. Чтобы объяснить, почему наследный принц, тоже к тому времени «слегка» нетрезвый, гонял по моим покоям гогочущих лицедеев, обещая кое-что урезать и активно воскресить каждого в коленно-локтевой позе, стоит пояснить, что в их интерпретации сценка получилась на редкость похабной. Малолетним шутникам сказочно повезло, что Трион после комы еще не мог пользоваться Потоками, иначе с учетом его новых возможностей и неконтролируемой ярости они действительно могли лишиться важных частей тела…

Кадр

 

Хихикающая Лита активно ползает под столом, отлавливая каким-то чудом пробравшегося на внеплановый праздник Бахуса Филиппа. Через четверть часа за шустрым пацаном, сталкиваясь лбами и желая друг другу разнообразить свой досуг различными извращениями, гоняется уже вся нетрезвая компания. Почему-то никому даже в голову не пришло подтянуть его к себе арканом из Нитей Сил… и слава Творцу! Хотя, вызвать охрану и попросить их увести ребенка тоже почему-то никому в голову не пришло…

Кадр

 

Заглянувший к нам молоденький и удивительно миловидный офицер внутренней стражи — один из телохранителей принца – был моментально вытащен на середину комнаты, нагло мною облапан, после чего невольно расстался со своей форменной одеждой, зато обзавелся парой чудесных лисьих ушек и длинным огненно-рыжим пушистым хвостом, иллюстрируя мой рассказ об аниме. По-моему, честная сделка! Правда, натянуть на него матроску и заставить говорить «ня» мне так и не удалось… Не успела. Как только у бедняги прошел столбняк, он выдал непереводимую фразу на иллаэрини и позорно сбежал, обернув хвост вокруг бедер.

Кадр

 

Мы с Тором, решив тряхнуть стариной, устраиваем парные танцы на столе. В качестве аккомпанемента была все та же Шакира, хотя вплелся новый инструмент — возмущенное шипение Сирина РоʼШерра. Вообще-то я его не приглашала. Советника темноэльфийского правителя делегировали к нам охранники Триона, не рискнувшие заглянуть в мои покои повторно. Однако, вместо того чтобы вернуть принца в теплые объятия телохранителей, он, нимало не стесняясь, присоединился к нашей вечеринке. Вот только ехидное предложение покачивающегося, словно ива на ветру, Тора: «Потанцуем, сладенький?» его почему-то не вдохновило. Хотя не удивлюсь, если мстительный Советник ему это позднее припомнит… Тогда, когда мой друг протрезвеет.

Хихикнув, я внимательно осмотрела на прощание свои покои, убеждаясь, что все следы вечеринки уничтожены, а мебель и гобелены восстановлены. А то сегодня к утру комнаты напоминали скорее руины, нежели жилое помещение. Оставлять такой подарок эльфам было бы просто нечестно, тем более с учетом моих свежеобретенных интерьерных навыков! Теперь надо найти юного анимешника и вернуть ему приличный внешний вид… А то как-то неудобно получилось! Надеюсь, он не слишком на меня злится? Ну накладочка вышла, с кем не бывает? Тоже ведь, хватило ума зайти в комнату, где гудит компания поддатых Демиургов! Только все равно как-то… боязно. Может, Триона с собой захватить? Или Тора! А что? Спрячусь за широкую мужскую спину. Авось Наследников Трона сразу убивать не станут. Успею извиниться и сбежать.

Я еще вернусь на Лареллу. Только найду способ обходить щиты, наложенные на Землю, и обязательно вернусь! В чем-то Тиль права — этот мир тоже стал моей родиной. Здесь остаются друзья… и Трион. Вчера удалось избежать объяснения с ним — принц пришел ко мне далеко не первым, но я успела пообещать в свое следующее посещение Лареллы привести храны с обучающей информацией для первокурсников Академии. Кэри наделил его Даром, равным Творцу-Универсалу. Было бы глупо не использовать полученное! Надеюсь, Трион предпочтет стать Творцом Жизни — Тиль не помешала бы помощь.

Кэртен не знает об этом обещании, да и не к чему, я думаю…

Глава 12

Мои друзья:
23
Подпишитесь