Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Лейна. Стать Демиургом. Часть 2. Глава 2

Глава 2

Жизнь иногда выкидывает такое!..

 Нужно вовремя остановиться и подобрать. 

NN

Кэртен дер Сэннет

Я здорово нервничал перед встречей с прадедом. В нашей семье только он умел творить миры. Это вообще сейчас было редкостью. И чем больше я думал, тем более авантюрной казалась наша затея.

— Кэри, прекращай мандражить, — ухмыльнулась Лейна, проходя в вежливо приоткрытую мною дверь.

Ну-ну… Ты Торну на один укус, девочка!

Заглянув в комнату, я мысленно хмыкнул. Судя по всему, прадед решил сегодня выступить в амплуа «своего парня». Вот только меня, да и Харона это вряд ли обманет. Неужели весь спектакль ради Лейны? Это слегка настораживает… Интересно, ему-то что потребовалось от девчонки?

Лейна оценила затраченные на ее ошеломление усилия, замерев в дверях и звучно уронив челюсть на старинную мозаику пола. Не знаю, что она ожидала увидеть, но уж точно не сидящего на столе, скрестив ноги подобно кочевнику, загорелого дочерна парня с копной светло-бирюзовых волос, заплетенных в бесчисленное множество косичек. Старые кожаные штаны и распахнутая рубашка были единственной одеждой. Торн открыл глаза и подарил застывшей в дверях девушке ослепительную улыбку:

— Проходи, красавица! И ты входи, начинающий привратник…

Харон и Адель беззвучно проскользнули в дверь вслед за мной и устроились на небольшом диванчике, расположенном в нише между окон. Прадед подарил Адель долгий изучающий взгляд. Он определенно не рассчитывал, что моя бывшая невеста будет присутствовать при беседе. Девушка преувеличенно невинно захлопала ресницами и склонила голову на плечо Харона, намекая, что не собирается покидать наше милое общество. Торн слегка поморщился, признавая поражение.

— Кэртен, не стой столбом, представь меня ларран, — отвлек от раздумий насмешливый голос прадеда.

— Девушки, позвольте представить вам Торна дер Сэннета, Главу Рода и моего прадеда… Торн, позволь представить тебе ларре Адель и ларре Лейну. — Я отвесил отточенный полупоклон и хмыкнул: — Судя по тому, как ты вырядился, думаю, можно остановиться на краткой неофициальной версии знакомства?

Торн слегка повел бровью, намекая, чтобы я заткнулся. Хмм… ну что ж, помолчим. Прадед тем временем разливался соловьем, осыпая девушек комплиментами. Вот это он зря… Насчет Адель не скажу, не настолько хорошо знаю бывшую невесту, а Лейна на такую уловку не клюнет — после прямого контакта я могу довольно точно предугадывать ее реакцию. Похоже, прадед понял свою ошибку, ибо закончил трепать языком и повернулся ко мне:

— Так зачем ты хотел меня видеть, малыш? — Знает ведь, зараза такая, что я ненавижу, когда меня так называют!

Пожалуй, разговор о Рассветном мире и предположениях Лейны стоит пока отложить… Что у нас остается? Вздохнув, как перед прыжком в воду, я выпалил:

— Дело в том, что мы хотим попытаться создать свой мир. На том участке, который ты подарил мне на день рождения…

Мои слова перебил искренний смех прадеда:

— Вы?! Второй курс? Если ты решил меня повеселить, тебе удалось…

— Торн, мы серьезно. — Иногда я просто ненавижу Главу моего Дома.

— Малыш, ты хоть представляешь, насколько это сложно? Ты думаешь, так просто создать сбалансированную систему? Создать мир, в котором возможна жизнь? — Прадед нахмурился, явно недовольный нашим своеволием.

— Но, лерре Торн, мы с Кэртеном оба — Творцы-без-Границ. Да и Лейна тоже… Сил нам хватит, а опыт есть у вас, — вмешался в разговор Харон.

— Вы — дети! Вы просто не понимаете или не хотите понимать… То, что вы задумали, бесполезная трата времени и сил. И к вашему сведению, это может грозить истощением и очень неприятной смертью! Создание любого мира требует максимальных усилий двух очень сильных и опытных Демиургов — Творца Жизни и Творца Миров.

Глава Рода дер Сэннет обозрел наши упрямые физиономии и тяжело вздохнул. Выглядел он как человек, вынужденный объяснять прописные истины.

— Все вы знаете, что лишь десятая часть созданных нами систем способна принять в себя жизнь. Остальные так и остаются безжизненными. А ведь каждая из них — результат работы опытных Творцов. Но даже в этом случае создать уникальный мир удается крайне редко! Обычно это всего лишь очередная вариация Эдема. А помимо прочего, копии всегда слабее оригинала…

— Вы опытный Творец Миров, — встряла Лейна. — Разве этого недостаточно, чтобы создать планетную систему?

— Как ты сказала? Планетную систему? Да, вполне возможно, что этого будет достаточно. И я даже допускаю, что у нас это получится… И что дальше? Творцы должны работать в паре с самого начала создания мира. Иначе это просто не имеет смысла… Или ты считаешь, что Кэртен вполне компетентен, чтобы создать непротиворечивую экологическую систему?

Лейна слегка поморщилась. Мы действительно готовились к созданию мира, как проклятые… но я вовсе не был уверен в своей компетенции. Быстрый взгляд в сторону Харона подсказал, что мой друг также далеко не столь уверен в себе, как пытался показать. Как ни обидно это признавать — прадед прав… Даже если он поможет нам с созданием самого мира, помочь мне с созданием жизни некому… Творцов Жизни такого уровня в нашей семье просто нет.

— Не забывайте, что Кэртену еще учиться и учиться. — Кажется, нас наконец-то начали принимать всерьез. — Да поймите вы: ему просто не хватит опыта! Даже если он выучил теорию — этого мало. Неужели вы считаете, что еще один безжизненный мир украсит наш ареал? Малыш, я обещаю вам помочь… но давай отложим это хотя бы лет на триста!

— Скажите, уважаемый, а почему вы так уверены, что мы не продумали этот вопрос? — ласково поинтересовалась Лейна.

Я замер. Этот тон мне знаком… Неужели девчонка что-то придумала?

— И что же вы собираетесь сделать? — не менее ласково осведомился Торн.

— Создать систему с хотя бы одним пригодным к проживанию миром…

— И?.. — поощрил девушку мой прадед.

— И запустить в океаны этого мира простейшие организмы. Надеюсь, на это опыта Кэри… э-э-э… Кэртена хватит?

— Девочка, ты хоть соображаешь, сколько времени придется ждать результатов?! — фыркнул Торн.

— Зачем же ждать? — усмехнулась моя подружка. — Можно ведь вытолкнуть систему в другой временной поток. Выбрать тот, где время течет в миллионы раз быстрее. Тогда Кэртену достаточно будет появляться здесь на каникулах, чтобы скорректировать произошедшие изменения так, как ему хочется. И… одно можно сказать с уверенностью уже сейчас — это будет уникальный мир, а не очередная копия Эдема!

— Но… мы никогда не использовали временные потоки подобным образом… — растерялся мой предок.

— А что нам мешает? — насмешливо приподняла брови девчонка.

Вот маленькая бесовка… Я в ней не ошибся! И не скажешь, что про временные потоки только вчера узнала. Да и Торн, похоже, такого не ожидал. Я даже не предполагал, что она так быстро просчитает моего дедулю и ударит в единственное уязвимое место — семейную гордость дер Сэннетов. Как же?.. Уникальный мир… единственный уникальный мир, созданный за последние три поколения!

Кажется, Лейна даже не поняла, что только что получила Главу моего Рода со всеми потрохами. Мои губы непроизвольно расплылись в победной усмешке. Теперь Торн никуда от нас не денется…

— Кэри…

Лейна догнала меня после знаменательной встречи с Торном. Вот просто пятой точкой чувствую, что без ее нездорового чувства юмора не обойдется…

— Скажи, а как вы используете временные потоки?

— Что? — Вот уж меньше всего ожидал, что ее заинтересует этот вопрос.

— Ты что, не слушаешь меня?! — возмутилась девчонка. — Я спросила…

— Я слышал, просто удивлен, что тебя это интересует.

— Кэ-эри… ну не томи!

— Лейна, ты приставучая, как овод! Ладно, слушай. Временные Потоки открыли несколько тысячелетий назад… точнее вновь открыли…

— Стой, что значит вновь открыли? — перебила меня девчонка.

— То и значит. Кто-то нашел в Архиве хран с формулой Потоков. После этого несколько столетий энтузиасты экспериментировали со временем, пока это не перестало быть модным. Оказалось, что у этого открытия не так уж и много применений. Выбрасывать свой мир в другой временной Поток было не слишком удобно — Творцам постоянно приходилось соотносить свое время с реальностью Эдема. Да и энергоемко это, не каждому под силу. А кроме этого, нашлось только одно применение — временные потоки используются как карантинные…

— А поточнее об этом?.. — полюбопытствовала Лейна.

— Карантин, что тут неясного? После создания нового мира его выталкивают в другой Поток на несколько тысячелетий субъективного времени. Затем смотрят, какие произошли изменения. Если экологическая система не рухнула… или не слишком изменилась, то мир торжественно вручают заказчику.

— Подожди, я не понимаю… Если мир вручают заказчику, то какого демона твой дедуля настаивал на твоем присутствии при сотворении нашего мира?

— Ну ведь он же будет принадлежать мне! — непритворно удивился я.

— Так в чем проблема? Позвали бы опытного Творца Жизни и потом вручили тебе результат…

— Ха! Если бы все было так просто! — фыркнул я. — Видишь ли, владелец нового мира по-любому должен участвовать в его создании. Иначе он просто не сможет «чувствовать» его по-настоящему, как часть себя. Сейчас немногие следуют этому правилу — покупают уже готовое, а в результате в собственных мирах, как гости… Еще вопросы?

— Пока нет, — задумчиво отозвалась девчонка.

Ну вот, а я про нее плохо думал.

— Спасибо за разъяснения… малыш!

Р-р-р-р… р-разорву!!!

Хей, а шустро она удирает! Если бы еще и не смеялась так громко…

— Итак, мы возьмем простейшую систему. Звезда класса G и… скажем, три-четыре планеты. Никаких извращений вроде пирамидальных или вывернутых наизнанку миров, планет-торов и прочей чепухи. Используем классический вариант, — вещал Торн.

Наша скромная компания начинающих творцов покорно внимала, рассевшись вокруг овального стола в библиотеке. Трехмерные модели обсуждаемых миров, иллюстрируя слова моего предка, с бешеной скоростью сменяли друг друга, отражаясь в лакированной столешнице.

Прадед по памяти цитировал какие-то соотношения железа, никеля и кремния в первичном газопылевом облаке, из которого планировалось творить планеты, и перечислял различные реагенты — основные компоненты межзвездного и межпланетного газа. Вся эта красота, по его словам, должна была вращаться вокруг протозвезды, созданной из чистых Сил Источника.

Честно говоря, мне довольно быстро наскучило выслушивать заумную лекцию о создании миров… ибо наблюдать за слушателями было гораздо интереснее!

После каждой фразы моего прадеда Харон и Лейна обменивались виновато-несчастными взглядами и все глубже вжимались в кресла. К концу монолога пара «великих Творцов Миров» напоминала побитых собак. Да уж… прав был Торн — теория теорией, а без практики и опыта ничего бы у нас не вышло. Я мысленно вознес хвалу Предкам за потрясающую отмазку, которой Лейна спасла меня от насмешек прадеда. Когда Торн, используя Харона и Лейну, создаст пригодный к жизни мир, я заброшу в океаны своей планеты биополимеры и фрагменты протоклеток, которые после небольшого толчка сами будут эволюционировать в простейшие генные цепочки. А я — просто наблюдать…

Хотя благодарностей от меня маленькая паршивка не дождется! За сегодняшний день она уже трижды назвала меня малышом, а потом с невинным видом пояснила, что звала свою собаку. Доиграется, одним словом.

Лейна

Кэртен, предатель, заявил, что по семейным обстоятельствам вынужден нас покинуть, и отправился с отцом инспектировать миры ареала… оставив своих гостей на растерзание прадеду. Торн, сбросив маску своего парня, оказался весьма жестким и язвительным типом… и чертовски профессиональным Творцом. За несколько дней общения, а точнее подготовки и расчетов, я узнала о сотворении миров больше, чем за семестр учебы в Академии. Уставали мы с Хароном зверски, до своих царских хором я добиралась практически ползком… но ничуть о том не жалела!

Наконец настал день «икс». Мы стояли в круглом, выложенном черным мрамором зале на пересечении линий лей, глубоко под дворцом. Роли были давно распределены — Торн творил мир, мы с Хароном подпитывали его, фактически выступая в неблагодарной роли силовых батареек, и помогали на первичных этапах. Кроме нас троих, в зале никого не было — Торн выгнал даже правнука, заявив, что тот будет только отвлекать нас своим любопытством.

Началось… Я замерла, закусив губу. Неприятное и болезненное ощущение, словно из меня вытягивают внутренности, усилилось. Странное пульсирующее жжение в районе грудной клетки настораживало… Закрыв глаза и перенастроив зрение, с изумлением увидела, как из моей груди, сплетаясь, выплескиваются длинные золотисто-алые Нити Сил, покорно вливаясь в общий поток, проходящий сквозь руки Торна. «Так вот что испытывали Кэртен и Харон, освобождая эльфийку!» — отстраненно подумала я. Пришлось сосредоточиться, ибо безумно хотелось только одного — избавиться от болезненных ощущений, перекрыв путь Нитям Силы.

— Начинаем!.. — отрывисто скомандовал Торн, сосредотачиваясь на пространстве между своих ладоней. Творец Миров, напряженно замерев, создавал из получившегося клубка Нитей протозвезду.

Мы с Хароном синхронно выступили вперед, собираясь сотворить первичное газопылевое облако вокруг, когда произошла странная вещь…

Я словно перешла на другой уровень зрения. Я летела, а огромный, кажущийся нереальным новый мир вдруг уменьшился, удобно умещаясь в ладонях. Сумасшедшее ощущение узнавания завораживало… когда-то давно я уже испытывала это чувство… Ну конечно! Я уже летала — когда впервые увидела Нити Сил во дворе таверны в Тирилоне. Давно… кажется, еще в прошлой жизни.

Паника куда-то исчезла. Улыбаясь, я качнула мир в ладонях, и странное белесое облако, окружающее светящуюся точку в центре, покорно порвалось на несколько частей, которые начали закручиваться вокруг своих осей.

Странное чувство подсказывало: то, что я делаю, — правильно! Эйфорию прервал чей-то возмущенно шипящий голос:

— Ты что себе позволяешь, девчонка?!

Вздрогнув, я подняла глаза и испуганно посмотрела в искаженное яростью лицо Торна. В каком бы измерении мы ни находились сейчас, Демиург напротив был очень даже реален. Глаза Торна напоминали глаза северных лаек — почти прозрачные, с темным ободком вокруг радужки. Казалось, что они просто светятся в окружающей тьме. Завораживающее и совершенно мистическое зрелище.

— Я… я сейчас… извините… — Губы непроизвольно искривились в виноватой улыбке. Я попыталась развести ладони, чтобы, как в детской игре в «колечко», передать юный мир Торну.

— Ну уж нет! — возмутился Демиург. — Раз начала — заканчивай, а мы тебя подстрахуем.

— Но… я… я же не знаю, что делать дальше! — Меньше всего мне хотелось испортить результат наших трудов.

— У тебя неплохо получалось, — ухмыльнулся Торн.

— Да, пока вы меня не сбили, — пробурчала я. — Ладно, что делать дальше?

Странная эйфория, позволяющая творить, ушла, оставив сожаление и печаль. На моих призрачных ладонях сиял крошечный нестерпимо-золотистый шарик, окруженный пятью «планетами». Присмотревшись, я убедилась, что они тоже светятся… хотя и гораздо более скромно.

Торн ухмыльнулся, подтянул мои ладони практически к своему носу и, насмешливо приподняв бровь, сделал над миром несколько круговых движений указательным пальцем левой руки, словно перемешивая что-то. Планеты слегка сместились, занимая более правильное, с точки зрения Творца, положение.

На мгновение юную планетную систему накрыла сложнейшая, похожая на тончайшую филигрань из лунного света трехмерная сетка с расчетами. Затем Торн удовлетворенно хмыкнул, одобрительно потрепал меня по остаткам прически и скомандовал:

— Отпускай его… только осторожно!

Я покорно раскрыла ладони. Ощущения были просто непередаваемые — это был чистый восторг. Лучше, чем первый прыжок с парашютом, лучше победы, лучше секса… совершенная эйфория.

— Идем! — Непривычно серьезный Торн вцепился в мое плечо.

— Еще немного… — Я просто пьянела от наплыва чувств.

— Немедленно! — рявкнул Творец… и неожиданно залепил мне пощечину.

— Что?! Какого черта?!

Зажмурившись, я очнулась в нормальном мире. Дико кружилась голова, внутри словно порхали бабочки — странная эйфория последовала за мной в реальность.

— Лейна, прости, что я тебя ударил, но времени объяснять что-либо просто не было — ты едва не сгорела.

— Я… что?

— Ты должна была слышать, что некоторые Творцы погибают при создании миров. Растворяются в них… Это едва не произошло с тобой. Хотя я предпочитаю термин «гореть» — он точнее передает происходящее.

Я ошеломленно застыла. Мне только что с мягкой улыбкой сообщили: смерть прошла совсем рядом.

— А где Харон?! — Я испуганно огляделась.

— Да вон он лежит. Не пугайся, у него обычное истощение. Все же он второкурсник. Вот я и выкачал из него больше, чем из тебя… хотя зря, наверное… надо было наоборот поступить!

— Извините, я, похоже, все испортила, — мне было нестерпимо стыдно.

— Да нет. Как ни странно, ты все сделала удивительно правильно. Даже расстояние от звезды до планет рассчитала почти идеально! Хотя я так и не понял, какого демона тебе потребовалось кольцо астероидов между четвертой и пятой планетами, это же не имеет никакого смысла. Да и газовый гигант — сплошная трата ресурсов… Но для первого раза — просто превосходно!

— Торн… а газовый гигант — пятый по счету?

— Да, сразу за поясом астероидов, — заинтересованно отозвался Демиург.

— А планета, пригодная для жизни, третья, так? — Это было скорее утверждением, чем вопросом.

— Ну, если честно, то для создания жизни подходят три планеты — со второй по четвертую, но условия на третьей действительно почти идеальные. А почему ты спрашиваешь? — насторожился Торн.

— Да так, проверяю, насколько правильно я все запомнила.

Уф… еле выкрутилась! Вряд ли предок Кэртена обрадовался бы, узнав, что его уникальный мир все же является копией. Не Эдема — Солнечной системы… Кто бы мог подумать, что любовь к астрономии сыграет со мной такую злую шутку.

Открыв двери и впустив в залу нервничающего правнука и Адель, Торн бросил в мою сторону странный изучающий взгляд. Это изрядно меня насторожило. Не хватало только еще одного игрока в партии за мою тушку. От размышлений меня оторвал тихий вскрик Адель. Она подскочила к Харону, валяющемуся на полу, словно сломанная кукла, и, рявкнув на Кэртена, с поразительной для столь хрупкой девушки силой втащила несопротивляющееся тело в воронку портала.

— В лечебницу, — пояснил Кэри в ответ на вопрос в моих глазах.

— Пожалуй, я бы тоже отлежалась, — поморщившись, призналась я.

Эйфория схлынула, и меня пошатывало от слабости. Нехорошее ощущение, что я сейчас последую за Хароном в глубокий обморок, все усиливалось… Трэш!

Последнее, что помню — летящий в лицо мрамор пола. Кажется, выставить руки перед лицом я успела…

Большую половину следующей декады мы с Хароном провели в небольшом флигеле, где располагалось закутанное в целебные Потоки лечебное отделение. Правда, в отличие от Демиурга я пришла в сознание уже на следующий день после обморока. Он же провалялся трое суток под тихие причитания Адель.

Кэртен приползал к нам вечерами, с каждым визитом все больше напоминая свежевыкопанного зомби. Торн занимался подгонкой мира под какие-то ему одному известные параметры, нещадно эксплуатируя при этом правнука.

На десятый день с момента сотворения Глава Рода дер Сэннет собрал нас в уже знакомой зале, дабы продемонстрировать результаты.

По его словам, нам было чем гордиться. Даже опытной команде Творцов требовалось бы не менее шести-восьми дней для создания мира. Мы управились за десять.

Это было… странно. Да, каюсь, расположение планет (по крайней мере, первых пяти) было практически идентично нашей Солнечной системе… но в то же время было ясно, что это совершенно различные миры. Условная «Земля» имела два спутника, «Марс» — небольшое кольцо, вместо двух лун, а «Венера» была настолько ближе к третьей планете, что имелась реальная возможность в дальнейшем попробовать создать там жизнь, аналогичную земной.

За прошедшие пять дней Торн прокрутил не менее четырех миллиардов лет. В результате вместо раскаленной, плюющейся вулканами планеты нам предстала вполне невинная картина — мир голубых океанов и коричневато-золотистых полосок земли с незначительной тектонической активностью. Материки юной планеты своими очертаниями ничем не напоминали мою родину, забавно скучковавшись в центре, в районе экватора. И тем не менее я ощущала этот мир как родной… Теперь мне было ясно, почему семья Кэртена считала столь важным участие владельца мира в его создании.

Вздохнув, я раскинула руки и ветром полетела в раскрывающийся подо мною мир, слыша рядом счастливый смех своих друзей. Кажется, никогда раньше они не были мне так близки…

Глава 3

Мои друзья:
23
Подпишитесь