Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

Лейна. Стать Демиургом. Часть 2. Глава 4

Глава 4

Порядочного человека легко узнать по тому,

 как неловко он делает подлости…

Михаил Лероев

Лейна

Первой на мое разъяренное шипение отреагировала Тэрршет. Откормленный сэльфинг тихо заскулила и безуспешно попыталась затолкать пушистый зад под изящный резной столик. Вторым, как ни странно, оценил потенциальную угрозу темноэльфийский правитель, совершенно не по-джентльменски подхватив супругу под локоток и выставив за дверь.

— Норрен, оставь нас, пожалуйста, — тихо попросила Тиль. — Нам действительно нужно поговорить…

С явным облегчением повелитель Сартара последовал за женой.

Кэртен осторожно выдвинулся вправо — теперь наши напряженные фигуры образовывали неровный треугольник… а Тиль, решись она на нападение, рисковала получить атакующую Сеть в бок. Но Творец Лареллы не собиралась драться с нами.

— Лейна, думаю, нам нужно многое обсудить, — приподняв открытые ладони в знак мирных намерений, спокойно произнесла Тиллиринель. — Наедине!

— Сначала хотелось бы услышать ответ на один простой вопрос, — почти нежно отозвалась я. И только те, кто хорошо меня знает, поняли бы: я просто в бешенстве… еще немного, и полетят тяжелые предметы. А учитывая мои новоприобретенные силы и потерю контроля, это чревато Армагеддоном местного масштаба!

— Какой? — прохладно поинтересовалась Демиург. Судя по всему, она уже знала, о чем я спрошу. Ну что ж, не будем разочаровывать…

— Почему ты мне ничего не сказала?! — прошипела я… несмотря на то что хотелось орать в голос, вцепиться в плечи и вытрясти ответ из хрупкой равнодушной фигуры.

— И что ты желаешь услышать? — холод и спокойствие.

— Правду, Тиль!

— А если она тебе не понравится? — В голосе Творца прозвучала легкая насмешка.

— А вот это решать буду я сама!

— Надо же… — Тиллиринель вдруг удивительно искренне улыбнулась, на мгновение вновь становясь знакомой девушкой-менестрелем. — Неужели на Эдеме никому не удалось тебя… укротить?

— Я не тигр в клетке, чтобы меня укрощать. И ответа на свой вопрос я до сих пор не услышала!

Девушка прикрыла глаза, склонила голову так, что пряди черных, с бордовым отливом волос легли на грудь, и тихонько вздохнула. Потом посмотрела на меня, словно извиняясь…

— Понимаешь, Лейна, мы ждали очередного нападения… а пришла ты. В компании еще одного Демиурга и пары рабов. Мне не удалось пробить ваши ментальные щиты, да и цели твоего… хмм… сопровождающего пока непонятны. Но зато я отлично помню, как на Эдеме умеют промывать мозги! И у меня нет ни малейшего желания подпускать к Триону потенциально опасных незнакомцев. — Тиль, не скрываясь, посмотрела на Кэри.

— Почему мы должны тебе верить? — Бешенство тихонько отступало на второй план, оставляя только холодный расчет. — И почему безопасность Триона так важна для тебя?

— Потому что сейчас темные эльфы являются гарантом мира Лареллы. Если что-то случится с правящей семьей, начнутся междоусобицы и грызня за корону. Я не могу этого допустить! Да и… А впрочем, рассказ о политической ситуации сейчас несколько не к месту.

— Тиль, это ведь не единственная причина и, скорее всего, не главная, — копируя манеру собеседницы, почти равнодушно уточнила я.

— Возможно…

Я вздохнула. Вот и вернулась «домой». А ведь так надеялась, что здесь не придется постоянно ждать удара! Черт…

— Кэри, оставь нас, пожалуйста, — тихо попросила я.

Демиург слегка приподнял брови, молчаливо уточняя, уверена ли я в своем решении. Общаться мысленно при Тиль мы не отваживались — Творцу Лареллы я больше не доверяла, а подслушав мысленный диалог, можно узнать слишком много лишнего…

— Один вопрос, Кэртен, — остановила моего жениха Тиль. — Зачем ты здесь?

— Причин две, но одна из них вас ни в малейшей степени не касается, а вторая… Простите, Тиллиринель, но вторая больше не актуальна, — отозвался блондин.

— Ты заинтриговал меня, лерре Кэртен. — Тиль разглядывала стоящего в паре метров парня с жадным и недоверчивым интересом энтомолога, встретившего новый вид жука.

— Ларра, поверьте, вы не хотите знать ответ на свой вопрос, — спокойно произнес Кэртен. Меня поражала его уверенность в своих силах.

— И все же…

— Хорошо, но помните, что вы сами настаивали на этом. — Кэри бросил на меня странный взгляд искоса… словно извиняясь за что-то. — Я просто хотел проверить свою догадку и убедиться, что вы являетесь той самой Тиллиринель дер Альтер, чье имя вот уже более двадцати тысячелетий числится в списках погибших при прорыве из Нижних миров.

Холодно улыбающиеся Демиурги, занятые друг другом, не обращали внимания на мое ошеломленное лицо и округлившийся буквой «о» рот. Вспомнилось почему-то, как задумчиво, словно что-то прикидывая, Кэртен смотрел на Харона, когда я рассказывала о своих приключениях на Ларелле.

— Я Тиллиринель дʼОрсвит из Дома Шаррен. Если ты забыл, напомню, что, надевая брачные браслеты, мы переходим в Семью супруга, — насмешливо уточнила Тиль. — Но мне любопытно, чем же я так заинтересовала тебя?..

— Что значит — надевая браслеты? — ожила я. — Ведь в Семью переходят и фамилию меняют после заключения брака!

— Лейна, я не знаю, какие обычаи в вашем мире, но у нас невеста, давая согласие на брак и позволяя надеть на себя браслеты, отказывается от своей Семьи и принимает имя мужа. И вообще, почему тебя это так интересует? Собралась замуж за Триона? — усмехнулась Демиург.

Я молча подняла руки, позволяя рукавам откинуться, и продемонстрировала тонкие витые браслеты на запястьях. Затем посмотрела на Кэртена.

— Потом… — моментально отреагировал он.

Фыркнув, постаралась подавить истеричный смешок — слишком много всего свалилось на мою многострадальную головушку сегодня. Пожалуй, разговора по душам с Тиллиринель моей слабой психике уже не выдержать.

— Кто? — ошарашенно спросила Тиль. Похоже, подобного финта ушами она от меня никак не ожидала.

— Я, — спокойно отозвался Кэри. — Еще вопросы? Или вы позволите нам уйти, чтобы приготовиться к завтрашнему воскрешению вашего… правнука?

— Постой! Ты так и не ответил, зачем разыскивал меня! — встрепенулась Творец.

— Видите ли, ларра, у меня есть друг. Лучший. Единственный. Его имя — Харон дер Альтер. Но я уже не уверен, что хочу, чтобы он знал о вашем существовании…

Тиль вздрогнула, словно ее ударили.

Кэртен протянул мне руку, в которую я покорно вложила свою ладонь, и повел к выходу, огибая застывшую ледяной скульптурой девушку. «Пожалуй, для нее сегодня тоже многовато потрясений», — решила я, разглядывая отрешенное лицо местного Творца.

— Не хочешь объясниться? — яростно прошипела я, вцепившись в рукав Демиурга и резко разворачивая его лицом к себе.

— Ну и чего ты бесишься? — вздохнул мой жених. Устало и совершенно искренне. — После расторжения помолвки останешься дер Сэннет. В конце концов, ты же только выиграла, войдя в мою Семью. Ну, прости, я не подумал, что ты можешь настолько не знать наших обычаев!

— Кэри, ей-богу, я тебя удавлю еще до свадьбы и останусь черной вдовой, — застонала я.

— Тогда рекомендую давить после свадьбы! — практично уточнил блондин, уловив ассоциацию. — Больше достанется…

Попрощавшись с Творцом у дверей выделенных покоев, я прошла в спальню, не обращая ни малейшего внимания на окружающую роскошь, и устало упала на шелковое светло-голубое покрывало. Тэрршет, тихо вздохнув, бросила на меня вопросительный взгляд и, получив молчаливое разрешение, осторожно влезла на кровать, свернувшись в ногах пушистой грелкой.

Столько вопросов! Но Тиль, от которой я надеялась услышать ответы, вряд ли что-то скажет… И Кэртен. Он скрыл от меня свои догадки. Но, говоря откровенно, он вовсе не обязан был ими делиться. И эта внезапная помолвка… Так ли все просто и радостно, как это описывает потенциальный супруг?

Я грустно усмехнулась — похоже, не стоит ждать большего доверия, чем мне готовы оказать. Видимо, у Творцов это слишком дорогой товар…

Наверное, я ничего не заметила, потому что задумалась. Да, именно так. И завизжала я просто от неожиданности, а вовсе не из-за страха!

— Лейна!..

— Лейна! Мы знали, что ты вернешься! — знакомые и такие родные голоса.

Тор и Дариэль. Совершенно неожиданно меня обняли с двух сторон, затормошили, засыпали вопросами, хохоча над моими испуганными взвизгами. Все невеселые размышления мигом вылетели из головы, и я вцепилась в своих друзей, едва не задушив их в ответных объятиях.

Тэрршет приподняла пушистую морду, скептически осмотрела клубок, в который мы превратились, закатила глаза и, спрыгнув с кровати, гордо удалилась в другую комнату — досыпать. Даже странно, не ожидала, что сэльфинг отреагирует на моих друзей столь равнодушно! Впрочем, это же не Малыш…

— Лейна, рассказывай, где была, чем занималась? Ты соскучилась?.. Мы ужасно по тебе скучали! — Эльфы, перебивая друг друга, продолжали тормошить меня, как любимого плюшевого мишку.

— Лейна, а ты знаешь?.. — неуверенно начал Дариэль, переглянувшись с другом.

— Про Триона? — тихо уточнила я. — Да, знаю. Мы с Кэри завтра утром его вытащим.

— И кто такой Кэри? — прищурился Тор.

— Хм-м… мой друг, — неуверенно отозвалась я. От пристального внимания друзей стало почему-то не по себе.

— Только друг? — Торрен явно почувствовал слабое место.

И что сказать? Этим двоим я уже доверяла свою жизнь… Ладно, была не была — нельзя же подозревать всех!

— Не только, — признала я, отдергивая рукав с запястья. — Но все не так, как кажется…

— Ты его любишь? — напряженно уточнил Торрен.

— Нет, то есть да, но как друга… Трэш! — Ох, как же мне не хочется говорить сейчас об этом. — Просто история повторяется. Помнишь, как вы с Дариэлем предлагали мне фиктивный брак?

— Да, но…

— Так вот, я снова вляпалась… только на этот раз сбегать было некуда, — усмехнулась я. — Ребят, завтра расскажу, ага? Устала сегодня как собака, да еще с Тиль поцапалась из-за того, что она мне ничего не сказала про Триона… В общем, не будем сегодня о грустном!

Конечно, я расскажу им все подробности своей «райской жизни». Но сделаю это позже, а сейчас у меня есть только одно желание — забыть об Эдеме и обо всем, что с ним связано. Забыть о Трионе, неподвижно застывшем в защитном клубке Нитей Сил, о завтрашнем воскрешении, о Кэртене с его браслетами… Завтра, все завтра!

— Кстати, Дариэль, а ты-то тут что делаешь? Ты же должен быть в Миироне…

— Никому я ничего не должен, — буркнул внезапно нахохлившийся светлый эльф.

— Сбежал он оттуда, — хихикнул Торрен. — Достали бедняжку…

От подзатыльника Дариэля дроу удалось увернуться, что еще больше подняло его настроение.

— Тебя? Достали? И это после моей школы?! — делано возмутилась я. На душе было удивительно легко… наверное, впервые после моего «отъезда» с Лареллы.

— Так его и доставали в твою честь, — окончательно распоясался Тор. — После того как Варриэль вернулся со светлоэльфийской частью Вельтсоррского гримуара и подробно доложил о том, что миссия выполнена, к Дариэлю зачастили молчаливые суровые офицеры внутренней стражи короля Линиэля. Причем интересовала их в основном ты. А поскольку наш малыш отказался отвечать на вопросы, а потом стал посылать настырных любопытствующих по разным адресам, намекая, что там им принудительно восстановят сексуальную ориентацию, то трясти его стали отнюдь не вежливо. Даже связи высокопоставленного папочки уже не спасали… Вот он и рванул под крылышко к лучшему другу, то есть ко мне.

— А как же учеба? — глупо спросила я.

— А что, у нас академий нет? — искренне обиделся Торрен. — Между прочим, Сартарская получше, чем в Миироне будет!

— Хм-м… что, сплошные плюсы? — уточнила я, весело глядя на приятелей.

— Если бы! — фыркнул Дариэль. — Попал из огня да в полымя!

— Ну я же не виноват! — проныл Тор, напоминая капризного мальчишку в магазине игрушек. — Это случайно так вышло…

— Ты идиот! Это же надо было заявить, что мое общество тебя интересует гораздо больше! — прошипел сын светлоэльфийского министра иностранных дел.

Торрен поморщился, словно словил-таки подзатыльник:

— Ладно, один — один…

— А теперь переводи, да поподробнее! — влезла я.

— Да что тут рассказывать, — махнул рукой Дариэль. — Я когда приехал, за этим красавцем толпа местных барышень охотилась. Он мне, как родному, обрадовался и заявил этим вампиршам, что мое общество предпочитает всем юбкам. Ты хоть представляешь, как они на меня окрысились?! С тех пор ведем позиционную войну… с переменным успехом. Цени, кстати! Сегодня ради тебя такую операцию отложили, а ведь целую неделю готовили.

— А что за операция? — Любопытство боролось с усталостью… и кажется, побеждало.

— Ну, у местных охотниц за принцами сегодня что-то вроде девичника, — мечтательно промурлыкал Торрен. — Вот мы и подготовили им несколько отличных экземпляров… Вдруг сказка окажется былью и кому-то из них повезет!

— Несколько экземпляров принцев? — офигела я.

— Почти, — хихикнул Дариэль. — Пошли, покажем!

Заинтриговали, слов нет.

Выпутавшись из сбившегося покрывала, я последовала за бесшумно передвигающимися приятелями. Знакомая арка, несколько переходов, огромный пустой зал, украшенный древними доспехами, и за старинным портретом тайный лаз, после которого я долго отряхивала с себя катышки паутины. И вот мы вышли на террасу, не встретив ни единой живой души.

Интересно, что же задумала эта неугомонная парочка?

— У вампирш есть заповедное местечко, куда мужчинам вход заказан категорически. Видишь флигель под черной крышей? — прошептал Торрен. — Там они и собрались!

— Тор, за что ты их так не любишь? — ухмыльнувшись, спросила я. — Они же девушки! Существа нежные и возвышенные.

— Издеваешься? — обиженно прошипел дроу. — Да они демоницы натуральные! Ты по сравнению с ними просто богиня доброты и терпения.

— Ого! Что, все настолько запущено? — Если уж меня сравнили с ангелом, значит, дело и впрямь плохо.

— Ты и не представляешь, что здесь творилось, и, поверь, это было совсем не весело… — вздохнул парень.

Дариэль кивнул, подтверждая слова друга.

— Но почему? Ведь раньше тебя так не доставали… — искренне удивилась я.

— Не доставали… потому что всерьез не воспринимали. — Злая усмешка на губах друга покоробила. — Ты думаешь, их интересую я? Ошибаешься, дорогая! Их интересует мой титул младшего принца, а если учесть, что старший при смерти…

— Понятно, — тихо отозвалась я. — Но, Тор, поверь, Кэртен сможет вытащить Триона. Он и меня с того света вытянул! После аналогичного магического истощения… а потенциал сил, ты уж не обижайся, у Демиургов и эльфов не сопоставим.

— Похоже, не так уж сладко тебе пришлось на Эдеме, — задумчиво прищурился Дариэль, а я прикусила язык, кляня себя за излишнюю болтливость.

— По собственной глупости попала. Завтра расскажу, — улыбнулась я. — А сейчас покажите мне ваших принцев!

— Да пожалуйста, — шутовски поклонился светлый эльф, подводя меня к здоровенному ивовому коробу, прикрытому крупными темно-зелеными листьями.

— Это что? — подозрительно уточнила я.

— Принцы… точнее кандидаты в принцы! — Жестом фокусника Дариэль смахнул зеленую маскировку, являя моему взгляду плетеные глубины корзинки и их обитателей — трех очень крупных, серо-зеленых, покрытых слизью жаб, таращивших на меня огромные золотисто-оранжевые глаза.

— Эт-то что?.. — слабым голосом уточнила я. Желудок сделал сальто-мортале. Более мерзкого зрелища, признаюсь, давно не видела. Даже Стражи казались мне сейчас настоящими милашками!

— Это слаксы! — гордо возвестил Тор. — Правда, лапочки?! Отборные экземпляры. Мы два дня по болотам лазали, чтобы самых крупных отловить!

— Слаксы? — Я вспомнила, как Кэртен обещал превратить в подобную лапочку сопровождающего нас темноэльфийского офицера.

Снова покосилась на жаб.

Пожалуй, на месте офицера я бы тоже поддалась шантажу…

— Да, есть легенда, что очень давно один рассерженный бог превратил эльфийского принца в слакса за какие-то грехи. И если его поцелует чистая дева…

— Да-да… он превратится обратно в прекрасного юношу! Слышали, знаем… Этой сказке в обед сто лет! — прервала я. — Причем, похоже, она одна на все Вероятности! И что вы собираетесь сделать с этим зверьем?

— Как что? Подкинем вампиршам! И запечатаем все входы — до утра наших сил точно хватит! Пускай по очереди экспериментируют… — ухмыльнулся Дариэль, складывая губы дудочкой и чмокая воздух.

«А ведь такой хороший мальчик был, пока с нами не познакомился», — ностальгически вздохнуло мое второе «я».

— И что это даст? — Было до неприличия любопытно, что они задумали.

— Ну, во-первых, без специальных перчаток поймать или убить слакса почти невозможно, — пояснил Торрен. — А подобных предметов гардероба у собравшихся там леди точно нет. Во-вторых, это ты такая сдержанная, а остальные особи женского пола визжат как резаные, увидев подобных красавцев. Даже высокомерные эльфийки! Ну и, в-третьих, у слаксов помимо ядовитой слизи на спине есть одна мерзкая привычка — в возбужденном состоянии они начинают очень метко плеваться в источник потенциальной опасности! А их слюна, хоть и не ядовита, оставляет после себя практически несмываемые темно-багровые пятна, которые сходят только через полторы-две недели, так что как минимум столько мы сможем отдыхать от преследования!

— Надо же, как все продумано… А не боитесь, что за две недели вам подготовят достойную месть? — усмехнулась я.

— Не-а… не боимся, — ответил за обоих Дариэль.

И я поняла, что ответные действия доставляют моим друзьям не меньше удовольствия, чем их собственные шалости.

— Ну тогда позвольте и мне внести скромную лепту в этот праздник жизни. — Мечтательно улыбнувшись, я наколдовала на спинке каждой жабы небольшую повязку с порядковым номером. Не думаю, что на Ларелле знают эту шутку.

— Один, два… четыре… — ошеломленно пересчитал Тор и захихикал: — Лейна, позорище! До трех считать не умеешь! А я-то думал, что ты у нас девушка грамотная…

— Сам такой… нехороший! — фыркнула я. — Учись, пока есть у кого!

— Да чему учиться-то?! — ухмыльнулся дроу.

— А ты представь, сколько времени после того, как выловят этих слаксов, твои любимые вампирши будут искать жабу с порядковым номером три?

Торрен замер, переглянулся со светлым эльфом и блаженно улыбнулся:

— Лейна, как же я рад тебя видеть!!!

Спустя мгновение у меня возникла мысль, что объятия — это такая изощренная «удушающе-ломающая кости» пытка.

И скажите мне, чему я улыбаюсь, как последняя идиотка?

Глава 5

Мои друзья:
23
Подпишитесь