Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 1. Глава 1.

Глава 1

Человек предполагает, а Бог располагает.

Фома Кемпийский

Был конец рабочего дня, пятница, тринадцатое октября. Подтверждая старую примету, день оказался на редкость поганым. Я ехала в метро, извернувшись, как бутылка Клейна, и придя к временному консенсусу с окружающими. Толстая агрессивная тетка, активно работая локтями, пробивалась к выходу за моей спиной. Энергичные телодвижения неспокойной соседки отвлекли от печальных раздумий. Тихо вздохнув, я прогнулась в тщетной попытке убраться с ее пути. Мысли были совсем нерадостные. Наша маленькая контора прогорала, не выдерживая конкуренции с более крупными компаниями. Похоже, надо искать работу… Вагон резко качнуло перед остановкой, и я подготовилась к выходу. Толпа народа медленно вытекала из дверей и мелкими шажками передвигалась к переходу на Кольцевую. Задумавшись о девичьем, бессознательно двигалась в общем ритме, слегка покачиваясь. Резкий удар в бок был совершенной неожиданностью, и, растерявшись, я не успела отреагировать. Все, на что меня хватило – повернуть голову и увидеть приближение грязного рельса к голове. Последняя глупая мысль – о том, как жаль пачкать новый пуховик… потом были только боль и темнота.

Свет. Я чувствовала, как под веки просачивается свет. Мне хорошо и тепло. «Странно, – шевельнулась ленивая мысль, – никогда не думала, что в Москве может так пахнуть летним лугом…» Попыталась повернуть голову, и она тут же взорвалась невыносимой болью.

Лейна

Когда очнулась снова, приближался вечер. Странное ощущение, как будто я плыву, удивительно гармонировало с легким поскрипыванием и необыкновенно ярким запахом свежескошенной травы. С тихим стоном повернув голову, осторожно приоткрыла глаза. На мгновение меня заполнила блаженная истома: я лежала на телеге с сеном, мимо медленно проплывали небольшой разнотравный луг и полоска леса. В следующую секунду откуда-то изнутри поднялась ледяная волна, заставив сердце пропустить удар… летний луг?! В середине октября?! Я сошла с ума! Моментально проснулось последнее воспоминание: метро, толчок, удар… и как подтверждение – дикая головная боль. Машинально подняв руку, нащупала шишку величиной с половинку лимона. Красавица, слов нет! Осторожно скосив глаза, с отвращением рассмотрела на новой куртке масляное пятно. Ну, хоть на черном не слишком заметно, может, удастся отстирать. Слабенькое, конечно, утешение! М‑да, похоже, я заработала сотрясение мозга. «Было бы что сотрясать», – ехидно отозвался внутренний голос. А‑а‑а… вот и ты проснулся, заноза.

Я облизала сухие губы и стала медленно поворачивать голову в сторону возницы. Солнце светило в лицо. Судя по его положению, было около восьми вечера. Все, что смогла понять: мы едем куда-то в направлении клонящегося к закату солнца. Щуря глаза, я попыталась разглядеть темный силуэт возницы. Пожалуй, стоит подать голос. Из пересохшего горла вырвался каркающий хрип. Мужик подскочил. «Да уж, – успел прокомментировать внутренний голос. – С твоими вокальными данными только и знакомиться». Возница повернулся ко мне лицом, делая странные круги перед грудью левой рукой, и судорожно сжимая поводья в правой. Блин, похоже, повезло нарваться на какого-то сектанта! Вряд ли он объяснит, что происходит, где мы и почему сейчас лето, – с неудовольствием подумала я, рассматривая бородатого мужчину лет сорока пяти, в льняной рубашке с косым воротом. Почему-то страха перед ним совершенно не ощущалось, хотя, по идее, я находилась в довольно беспомощном положении. А вот нежданный знакомый рассматривал меня с явной боязнью и недоверием.

– Ташерон тха ке? – осторожно поинтересовался он гулким басом.

– Ни черта не понимаю… – вежливо отозвалась я хриплым шепотом.

Мужик хмыкнул, недоверчиво покосился на мою грустную физиономию и протянул пузатую фляжку с водой. Вода! Я сделала резкое хватательное движение, от которого заныла многострадальная головушка, и присосалась к горлышку баклажки, как оголодавший вампир к шее жертвы. Втянув в себя последние капли, посмотрела на своего бородатого ангела с искренней признательностью:

– Спасибо! – О! И голос почти нормальный.

– Дане… Тхат рин? Ташерон тха ке? – усмехнулся мой спаситель, снова проявив любопытство.

– Все равно не понимаю… А куда ты меня везешь, Сусанин?

– Ту‑мар, – по слогам прогудел возница и для убедительности постучал себя по широкой груди, поразительно напоминая в этот момент самца орангутанга в брачный период.

– Елена, можно просто Лена… Ле‑на, – так же четко представилась я, наметив подбородком кивок.

– Элина… Ли‑на…

Я поморщилась: еще в школе англичанка переделала меня в Лину, что дико раздражало.

– Нет, ЛЕ‑на. – Я по слогам повторила свое имя, делая ударение на «Е».

– Лейна, – уверенно заявил этот тип, кивнул сам себе, повернулся и слегка хлестнул едва плетущуюся лошадь вожжами.

«Да хоть горшком назови…» – с внезапным равнодушием подумала я.

Не знаю, что успокоило возницу, но страха в его глазах больше не было. Расслабленно откинувшись на сено, я задумалась. Попробуем просуммировать факты, взяв за основу, что я нормальна и вполне вменяема (ну насколько это вообще для меня возможно). Итак, сейчас лето, по моим прикидкам где-то начало-середина июля — кстати, надо снять пуховик, пока окончательно не сварилась. Вокруг нет ни малейших признаков асфальта, вырубок или электровольтных линий. С возницей мы явно друг друга нифига не понимаем, едем на телеге, которые и в России-матушке сейчас мало где встречаются, да и одет он странно. Что-то еще смущало… ах, да, – добрых полчаса пялюсь в небо, а там ни одного следа от самолета. В общем, странно все это и подозрительно! «Ой, а давай не будем спешить с выводами, – противно проныло мое второе «я». – Примерещатся еще всякие параллельные миры, а потом отхаживай тебя у психоаналитиков за недетские денежки. Мало ли в какую глухомань повезло попасть? Доберемся до ближайшего города, села, деревни – нужное подчеркнуть, – тогда и будем думать». Я мысленно фыркнула, но спорить не стала. Навалилась усталость и моментально, стоило только прикрыть глаза, утащила в страну снов.

Проснулась я оттого, что телега рывком остановилась. Темно-то как! Мгновение… и вот уже мои глаза восторженно всматриваются в дивное небо, усыпанное чистыми яркими звездами, которые складывались в совершенно незнакомые созвездия. Что-что, а созвездия обоих полушарий были мне хорошо знакомы. «Вот теперь можешь паниковать», – со странным спокойствием отозвался на мое пробуждение внутренний голос. «Ага… Уже начинаю…» – тупо подумала я в ответ.

Тенью, закрывая звездное небо, склонился мой компаньон по дороге, как там его… а, Тумар! Мужчина тихонько потряс за плечо.

– Лейна, лае дар. – И махнул рукой, показывая, что пора подниматься.

Кряхтя, как древняя старуха, я медленно приняла вертикальное положение, сползая с телеги. Хмыкнув в бороду, Тумар подставил мне плечо… и оказался ниже меня почти на полголовы, что здорово удивило нас обоих. Слегка покачиваясь и опираясь на спутника, я ползла в сторону крыльца едва заметного в темноте деревянного домика, стоящего на отшибе небольшой спящей деревушки. Голова была совершенно пуста. Я не хотела верить увиденному, отстраненно надеясь проснуться в любой момент на больничной койке.

Дверь распахнулась. На пороге показалась невысокая пожилая женщина, с удивительно уверенными для своего возраста движениями. Она повелительно махнула нам рукой. Тумар молча втащил мою полудохлую тушку в сени и уложил на странное подобие кровати, застланное шкурами. Надо мной склонилось строгое женское лицо. Хозяйка дома, мягко улыбнувшись, погладила по щеке сухой теплой ладонью и что-то тихо прошептала. Глаза закрылись сами собой. Как ушел Тумар, я не заметила.

Время растянулось, извиваясь бесконечной лентой Мебиуса… В кратких разрывах полусна‑полубреда смутно виделась седая женщина, поившая меня странными на вкус отварами — не противными, просто незнакомыми, ее слова – казалось, еще чуть-чуть, и я их пойму, и тихая, уходящая все дальше, надежда проснуться дома.

Когда я очнулась, то поняла, что ничего не болит.

– Как ты, Лейна? – раздался рядом со мной голос из моего полусна.

– Спасибо, нормально… Вы меня понимаете?!

– Да, я все-таки настоящая ведьма, а не шарлатанка, – усмехнулась женщина, протягивая мне глиняную чашку с очередным отваром. – Меня зовут Мирайя. Мой внук знал, где тебе помогут!

– Внук?! – Я всмотрелась в хозяйку дома. Лучистые молодые глаза в сеточке морщин – на вид не больше шестидесяти. Ну и дела! Женщина, поняв, о чем мои думы, звонко рассмеялась:

– Ох, спасибо, будем считать комплиментом!

– Где я? Как сюда попала?! Мне домой надо! – Вопросы посыпались как горох.

– Ты в Залесье, у меня дома. Тумар сказал, что нашел тебя в ведьмином круге недалеко от дороги, без сознания. У меня ты проспала двое суток. Сотрясение мозга и шок, – улыбнулась ведьма в ответ на вопросительный взгляд. – Могу предположить, что тебе угрожала смертельная опасность, а обладающие Даром могут в таких случаях спонтанно перенестись по сетке Вероятностей из своего мира в другой. Так бывает. Больше я ничего не могу сказать – просто не знаю. Расскажи, что с тобой случилось?

Я задумалась: стоит ли рассказывать правду? С другой стороны, эта женщина заботилась обо мне, когда мне было плохо. Возможно, рассказ – это единственное, чем я смогу отблагодарить ее.

– …а когда очнулась, то выяснилось, что понимаю ваш язык, а еще у меня больше ничего не болит и… я надеюсь, что это все же сон, – закончила я свой рассказ.

– Жаль тебя расстраивать, дочка, но здесь вряд ли сможет помочь простая деревенская ведьма. Я никогда не слышала о городе Москва и о Мейтро. Тебе надо в Тирилон – город магов и нашу столицу. Думаю, там смогут помочь. Найди Мастера Вероятностей. Конечно, эльфийские Мастера разбираются в вероятностных мирах гораздо лучше, но не думаю, что они захотят помогать человеку.

– Какие? Эльфийские? У вас тут что, эльфы есть?!– Я истерично захихикала.

В свое время, лет в десять‑тринадцать, начитавшись Джеймса Шульца, мы с дворовыми ребятами до умопомрачения играли в индейцев и частенько выбирались из города в ближайшие леса – пострелять из лука. Потом нашу веселую компашку стали принимать за толкиенутых на эльфах и других нелюдях… Собственно, некоторые и толкиенулись. У меня увлечение луком длилось лет до пятнадцати. Ко мне даже ненадолго пристало прозвище Эль. Это сильно раздражало, и я довольно быстро отучила так себя называть – потребовалось всего лишь несколько стрел с тупыми наконечниками. При воспоминании об этих приятных минутах моя улыбка стала по-настоящему искренней — то есть злорадной.

– Конечно, – удивилась Мирайа. – А разве в вашем мире их нет? Эльфы живут почти во всех мирах сетки Вероятностей.

– Нет ни эльфов, ни кого-то другого – только люди. Правда, есть легенды и сказки об эльфах, драконах, оборотнях, гномах, орках и куче других нелюдей – в каждой стране своих. Я в детстве обожала волшебные сказки!

– Ну тогда тебе, наверное, понравится в нашем мире – здесь живут твои волшебные сказки… Только иногда они довольно страшные. – Грустно улыбнулась ведьма.

– Мирайа, а почему эльфы не станут помогать человеку? У вас что, война?

– Не война, – поморщилась ведьма. – Политика, будь она неладна! Эльфийские леса славятся своими деревьями, а Рион Третий, наш король, подписав договор о ненападении и мирном сотрудничестве, закрывает глаза на браконьеров. В ответ эльфы усилили патрули на границе, которые сразу вылавливают и провожают «заблудившихся любителей природы» из леса, а предварительно бреют налысо – у эльфов это страшное оскорбление. И вот обычным людям путь в эльфийские леса теперь заказан, а ведь некоторые травы растут только там, – печально вздохнула женщина.

– Скажите, а Тирилон далеко? – задала я самый безопасный вопрос из вертевшихся в голове. Мысль о том, что для простой деревенской ведьмы она слишком хорошо разбирается в политике и непонятных для меня Вероятностях, я решила отложить на потом.

– Верхом недели три. Пешком пять-шесть… опять же, как идти. – Ведьма задумчиво скосила на меня темно-зеленые глаза. – Ты сказала, что ехала на Мейтро – это что за зверь такой? Верховое животное вроде лошади или сильфа? Или – демона гарр’краши?

– Метро… – Я задумалась: как объяснить человеку из эпохи телеги и лука, что же это такое – метро? – Это транспорт такой общественный. Лошадей и других животных там нет, только что-то вроде телег для перевозки людей.

– Магия? – уточнила любопытная ведьма.

– Нет, технология. Магии у нас нет, только шарлатаны, – ответила я и вдруг подумала: а может, и настоящие маги есть, только они не светятся?

Сказала вслух и в ответ на изумленный взгляд пояснила:

– Ну, скрываются. У нас всех, кого в магии подозревали, еще пару-тройку столетий назад на кострах жгли. Жуткое времечко, Средневековье…

В отличие от многих «романтиков», я вовсе не идеализировала Средние века, не мечтала попасть во времена короля Артура или Венецию эпохи Возрождения… Хотя этот вариант можно было бы обсудить. Ладно, вернемся к нашим баранам.

– Мирайа, что вы мне посоветуете?

– Купить лошадь и отправиться в Тирилон с караваном – одна пропадешь.

– Хмм… Знаете, я как-то не уверена, что наши деревянные рубли или зеленые баксы будут у вас что-нибудь стоить, – с сомнением протянула я.

– В вашем мире деревянные деньги? – недоверчиво уточнила ведьма.

– Почти, – хихикнула я. – Бумажные! Ну, еще мелочь — медь и никель, кажется.

– Вот что, дочка, – поднялась ведьма, – сначала ты умоешься, покушаешь, а потом и думать будем, что дальше делать.

Я согласно кивнула, уточнила дорогу и, слегка покачиваясь, побрела искать туалет, сортирного типа, а также место для умывания.

Вытирая лицо полотенцем из тонкого сероватого льна, я бросила взгляд на свое мутноватое отражение в зеркале из пластины светлого металла, прибитой над умывальником. На меня смотрела девчонка лет восемнадцати-девятнадцати (я по-прежнему выглядела моложе своих двадцати четырех), с длинными темно-русыми волосами, серо-зелеными глазами, меняющими оттенки цвета по настроению, и невеселой улыбкой на губах. Я была из тех счастливых женщин, кто может быть и красавицей и обычной симпатичной девчонкой по своему желанию. Желание выглядеть ослепительно появлялось у меня крайне редко, поэтому я почти не красилась и одевалась в джинсы и кроссовки, а волосы стягивала в простой хвост или в косу. На мне и сейчас были мои любимые «левайсы» и черные «рибки».

Подмигнув грустному отражению, я пошла к дому, рассматривая по пути окрестности. Дом с баней и парой крепких хозпостроек находился на опушке леса в полукилометре от деревушки. Лес был смешанный, взгляд выхватывал знакомые деревья средней полосы и иногда останавливался на странных резных листьях или серебристых тонких стволах, мелькающих среди елок и берез. Надо будет познакомиться поближе, сделала я зарубку на память, входя в дом.

На кухне меня ждал большой стол, накрытый вышитой, отбеленной скатертью и заставленный мисочками и тарелками из глины с различной едой. Похоже, Мирайа решила накормить меня сразу за трое суток, с ужасом подумала я. Заметив мой взгляд, хозяйка рассмеялась и махнула рукой – садись, где удобно. Пристроившись на краешке скамьи, я неуверенно потянулась за ложкой.

– Ешь, не стесняйся, – улыбнулась ведьма. – Тебе понадобятся силы.

Покорно вздохнув, зачерпнула первую ложку каши.

Через полчаса, отвалившись от стола, как сытая пиявка, я блаженно щурилась и незаметно расстегивала верхние пуговицы на джинсах. Мирайа налила нам по чашке травяного отвара и присела рядом.

– Ну, теперь давай поговорим.

Я согласно кивнула.

– Тумар через пару дней поедет на летнюю ярмарку в Большие Сотки. Это по дороге на Тирилон. Три дня пути. Там ты сможешь купить лошадь и присоединиться к каравану, идущему по Большому тракту в сторону столицы. А насчет денег не волнуйся – ты из другого мира, а на ярмарке любят диковинки. Наверняка что-то из своих вещей ты сможешь продать – Тумар тебе поможет. К тому же у нас ценится золото, и ты сможешь получить неплохие деньги за свои цепочки – они очень тонкого плетения, такие даже у эльфов редкость.

Я вытащила из ушей сережки — довольно большие золотые кольца и два гвоздика. Задумчиво вытянула из выреза рубашки перепутавшиеся цепочки: тоненькую, почти неощутимую, с маленьким знаком зодиака – овном; и вторую – подарок на двадцатилетие – ажурную, довольно толстую, с подвеской-бабочкой. Сняла и сложила кучкой на скатерти. Подскочив к вороху своих вещей, сложенных на сундуке в углу, вытащила сумку и вернулась к столу. Покопавшись, вывалила содержимое на лавку, вытянула косметичку и вытряхнула из нее три золотых колечка: почему-то у нас на работе было принято приходить в золоте, но печатать на компе в кольцах неудобно, и я каждое утро, устроившись на рабочем месте, снимала их и засовывала в косметичку. Печально осмотрев небольшую кучку поблескивающего металла, я грустно констатировала, что хватит, пожалуй, только на одну лошадиную ногу и уздечку. И то, если хорошо поторговаться. Потом мы с Мирайей начали с энтузиазмом копаться в моих вещах, выискивая что-либо еще на продажу. В результате к горке золота добавилось две горсти мелочи, собранной из разных карманов, раскладной ножичек, со штопором и компасом, вделанным в ручку (ужасно удобная вещь для незапланированных посиделок на природе), двойное зеркальце в золотистом пластмассовом корпусе, которое я таскала в косметичке, зонт и пара ручек. Бумажные деньги, сотовый, кредитные и дисконтные карты, а также мои документы позабавили ее, но на продажу не годились.

Мы попытались рассортировать добычу. Внимательно рассмотрев мои золотые гвоздики на винтах, ведьма заинтересовалась – идею гайки и болта у них пока не использовали. Я честно пыталась рассказать, что это способ скреплять что-либо, и соединила на сережку края косметички, добавив, что болты и гайки из железа у нас применяются для скрепления различных металлических изделий. В качестве примера я показала винты на ручке ножа. Мирайа обрадовалась и сказала, что следует продать сережки и нож гномам. По ее словам, Подгорный народ обожает всевозможные новинки. Идея показалась мне здравой. Туда же мы отложили зонт и ручки. Остальное она предложила показать ювелирам, среди которых тоже было немало нелюдей – гномов и эльфов. Мелочь моего мира можно было с успехом использовать и в этом – почти каждое королевство чеканило свою монету, и люди зачастую расплачивались даже не деньгами, а брусками металла по весу. На пару медных монет можно было поужинать в трактире, а еще за пару‑тройку – снять комнату. В этот момент мне с грустью вспомнилась огромная хрустальная салатница, стоящая в коридоре моей квартиры, в которую наша семья сгружала мелкую сдачу, когда она начинала рвать карманы сумок и курток. Салатница была почти полная!

Вскоре я спускалась в деревню, разыскивая дом Тумара по указаниям Мирайи. За его воротами меня встретило крепкое крестьянское хозяйство и лай крупной серой собаки, подозрительно напоминающей волка высокими лапами, лобастой мордой и острыми ушами. На лай из дома вылетел парнишка лет пятнадцати и, уставившись синими глазами из-под выгоревшей челки на мои ноги в узких джинсах, мучительно покраснел. Похоже, даму в таком нескромном наряде он еще не встречал. Я мысленно хихикнула.

– Привет! Ты не подскажешь, где я могу найти Тумара?

Парень дернулся, подтянул челюсть и медленно поднял взгляд от моих ног к лицу.

– Он… это… в кузне… Я провожу! – Мальчишка сорвался с крыльца, продолжая искоса меня рассматривать. Ну-ну.

– А ты кто?

– Л-Лорин…

Тихо вздохнув, уточнила:

– Это далеко?

– Нет, сразу за деревней, у реки…

Я уже жалела, что отказалась, когда Мирайа предложила мне бесформенное нечто, по какому-то недоразумению названное здесь женским платьем. Парень откровенно пялился на меня, сглатывая слюну и спотыкаясь о неровности тропинки. Блин, вот и дожила до совращения малолеток, размышляла я, нет, надо было соглашаться на балахон; теперь понятно, почему ведьма так усмехалась мне вслед.

– А почему вокруг так тихо? Где все люди? – попыталась я отвлечь мысли провожатого.

– Так на покосе все, – бесхитростно ответил подросток.

– А ты? Бездельничаешь? – Я грозно нахмурилась.

– Не-а… я товары собираю. Меня отец на ярмарку возьмет, в Большие Сотки! – Мальчишка мечтательно улыбнулся. – Там, представляешь, балаган есть!

– Точно, только шута там не хватало… – пробурчала я. Мысли понеслись вскачь: похоже, парнишка – сын Тумара, и нас ждет трое суток дороги в обществе друг друга.

– Слушай, Лорин, я, как видишь, не местная. У вас что, женщины в брюках не ходят?

– Почему, ходят… – смутился мальчишка. – Только не в таких… обтягивающих… – выдавил он и снова покраснел.

Да-а, не было печали. Но от своих удобных джинсов я отказываться не собиралась!

За поворотом тропы показалась кузня. Тумар, в огромном кожаном фартуке поверх рубашки, подбрасывал в горн поленья.

– А… пришла в себя! – искренне обрадовался он мне.

– Да, спасибо тебе, Тумар! Ты мне жизнь спас!

– Да ладно тебе, что мы, нелюди! – При этом он кинул на меня острый вопросительный взгляд.

– Ну, я‑то точно человек! В нашем мире нелюдей просто нет.

– Ну‑ну… – недоверчиво хмыкнул мой спаситель.

– Тумар, мне Мирайа сказала, что ты на ярмарку едешь… возьми меня с собой! Мне в Тирилон надо, Мастера Вероятностей найти.

– Надо, значит, надо… – пожал плечами кузнец. – Только мы завтра на рассвете выезжаем. Успеешь собраться?

– Да что мне собирать-то? Сумку взять да куртку – вот и все мое богатство. И еще… ты не знаешь, у кого я могу купить лук со стрелами?

– Лук? – Тумар явно удивился. – Так ты что, лучница?

– Ну, лучница – громко сказано, но в мишень попадаю. По дороге и потренируюсь.

– Хмм… Лорин, принеси-ка свой охотничий лук. – Мальчишка сорвался с места и умчался. – Проверим, как ты стреляешь, – повернулся ко мне Тумар.

Через пять минут вернулся мой воздыхатель с луком и колчаном тонких белых стрел. Сняв чехол, бережно взяла в руки смертоносно-изящное, идеально отполированное оружие из дерева невероятного темно-зеленого, почти черного цвета. С усилием натянув тетиву, попробовала его согнуть. Туговато, но справиться можно. От лука исходило странное тепло и спокойствие. Я медленно вытянула стрелу из колчана и вопросительно глянула на мужчин. Тумар усмехнулся и кивнул на одинокое дерево на противоположном берегу. На ветке, нахохлившись, дремала крупная птица, похожая на тетерева.

– Если сможешь сбить – подарю лук, – спокойно сказал он, внимательно глядя мне в глаза. Лорин затаил дыхание.

Я улыбнулась и, как когда-то в детстве, ласково провела по плечам лука, плавно наложила стрелу и слитным движением натянула тетиву. Больше не было окружающего мира, только я и цель… Надо же, ничего не забыла. Сомнений не было. Выпустив стрелу, я спокойно наблюдала, как она вонзилась в грудь птицы и сбила ее на землю. Восторженно вскрикнув, Лорин рванул к моей добыче по камням, пересекающим речушку, подобно мосту.

– Ты очень непростая девушка, Лейна, – задумчиво проговорил Тумар.

– Почему? – искренне удивилась я. – Только потому, что попала в птицу на том берегу? Это было не так уж и сложно: можно сказать, с детства тренировалась…

Тумар усмехнулся:

– Дело не в выстреле, хотя он хорош, а в луке! Это лук из эльфийской ивы, одного из священных деревьев эльфов. Они подчиняются только эльфам и тем, кто имеет в себе примесь эльфийской крови. Как Лорин.

Я изумленно глянула на вернувшегося мальчишку – эльф? Тонкий и гибкий, большие синие слегка раскосые глазищи под криво остриженной челкой, прямой нос в мелких веснушках и шалая улыбка, словно он подстроил гадость, и я вот-вот в нее вляпаюсь.

– Лорин, отнеси птицу Мирайе, – сказал Тумар и повернулся ко мне.

– Моя младшая сестра влюбилась в эльфа, в них многие влюбляются. Вот только ему не нужна была смертная девчонка, – печально сказал он. – Она родила Лорина и зачахла от тоски за полгода. С тех пор я забочусь о нем как о сыне.

– Но во мне нет эльфийской крови. У нас нет эльфов – это правда!

– Я верю тебе, но все же странно…

Пожав плечами, я вернула разговор в деловое русло, не желая заморачиваться новыми проблемами.

– Теперь этот лук мой? – уточнила я. Кузнец кивнул. – И я могу поехать с вами на ярмарку, так? – Снова кивок. – Тумар, а сколько нужно будет заплатить за дорогу?

– А, так вот что тебя волнует! Ничего не нужно платить. Возьмешь на себя обеспечение провиантом, – кивнул он на дерево, – и считай, что мы квиты.

– Договорились! Тогда до завтра!

Я побежала по тропинке назад, прижимая к груди свой лук. А жизнь-то налаживается! Мирайа сортировала на крыльце какие-то травы. Услышав скрип калитки, она подняла голову и улыбнулась теплой улыбкой. Лорин крутился возле хозяйки дома. Мальчишка скосил на меня синие глаза и насмешливо сощурился. Похоже, уже привык к моему неприличному виду.

– Лорин мне все рассказал, – улыбнулась Мирайа. – Поздравляю, отличный выстрел!

– Спасибо!.. А тебе лука не жалко? – полюбопытствовала я у мальчишки.

– Нет, он для меня уже слабоват, я с прошлого года на охоту с отцовским ходил, – честно ответил Лорин. – А этот дома лежал. Жало ‑ хороший лук, ты ему понравилась. Будь ему доброй хозяйкой.

– Я постараюсь, – искренне улыбнувшись мальчишке, я вошла в дом.

Когда выбралась на крыльцо с птицей в руках, Лорин уже ушел. Уточнив у Мирайи, где ощипывать животинку и нужны ли ей перья, я получила корытце и наказ сложить по отдельности длинные перья и пух. Чем, собственно, и занялась в последующий час.

Чихая, отплевываясь и тихо матерясь, я вспоминала науку ощипывания крылатой добычи и пыталась составить планы на будущее. Итак, завтра мы с Тумаром выезжаем в Большие Сотки на ярмарку. Три дня пути. На ярмарке он задержится на двое суток, то есть за это время надо успеть продать достаточное количество своего барахла, чтобы хватило денег на лошадь. Сама я выбрать не смогу, втюхают какую-нибудь клячу. По заверениям Мирайи, имеющегося у меня золотого запаса вполне хватит на приобретение лошади и экипировки, а также оплаты места в караване до Тирилона. А если поторговаться, как следует, то еще и останется маленько. Я растянула рот в довольной усмешке. Чтобы московский менеджер да плохо торговался… Гы‑ы! Не на того напали! Вот только надо еще найти караван, который согласился бы взять к себе такую обузу, как иномирянка. М‑да, насыщенная программа…

Я одобрительно осмотрела свою работу, стряхнула остатки перьев в корытце и побрела к дому. Мирайа суетилась у печки. Увидев меня, она кивнула на разделочную доску и нехилый тесак, маскирующийся под скромный кухонный ножичек. С опаской взяв в руки это орудие убийства, я стала разделывать птичий трупик. Ведьма собирала ароматные травы в глиняный горшочек, с улыбкой посматривая на меня. Через несколько минут, аккуратно нарезав птицу крупными кусками, я отложила нож и пошла мыть руки, а Мирайа занялась готовкой.

День как-то незаметно пролетел, и солнце клонилось к закату. Выбравшись из дома, я уселась в позе лотоса на ступеньках крыльца, бездумно глядя на горизонт. Все это время я гнала от себя мысли о том, что произошло. О родителях и младшем братишке, которые сходят с ума, обзванивая больницы и морги. О коллегах и друзьях, которых моя обеспокоенная мама наверняка поставила на уши. Грустно улыбнувшись, тряхнула головой. Хватит! Пока не могу ничего изменить, глупо себя терзать! Найду Мастера Вероятностей, тогда и буду думать. Боль не ушла, просто свернулась черной кошкой и погрузилась куда-то в глубину. Я прикрыла глаза и расслабилась, слушая ветер и звуки близкого леса.

В глубине дома что-то грохнуло, раздался недовольный комментарий ведьмы. Я, вздрогнув, очнулась от раздумий, поднялась и быстро вошла в дом. Мирайа стояла на деревянной лестнице, напоминающей по форме стремянку, и энергично рылась на верхней полке огромного шкафа.

– Мирайа, вам помочь?

– Не надо, я уже нашла, – пропыхтела ведьма и вытащила наружу огромный тюк. Я подхватила его снизу.

– Уфф… Спасибо, дочка!

Моя хозяйка осторожно спустилась с лесенки.

– Что там? – полюбопытствовала я.

– Кое-что тебе в дорогу. Не могу же я отправить тебя в таком виде, – кивнула Мирайа на мои джинсы.

Я ощетинилась: чем это, спрашивается, всем не угодили мои любимые штанишки?! Видя мою реакцию, ведьма засмеялась:

– Тебе очень идут эти странные брюки, просто в пути они могут создать немало проблем. Это слишком откровенный наряд для нашего мира.

– Да это очень скромный наряд, видели бы вы, как у нас другие ходят! – попыталась я защитить свои джинсы.

– У вас, может, и ходят, а здесь лучше так не выделяться! – отрезала ведьма.

Я покорно кивнула, вспомнив первую реакцию на меня Лорина. Будь на его месте взрослый мужчина, у меня действительно могли бы возникнуть проблемы. Мирайа развернула сверток:

– Вот, примерь!

Грустно вздохнув, я влезла в безразмерные кожаные порты неопределенного происхождения. Сверху это безобразие прикрыла кожаная куртка до колена. Богатая палитра оттенков детской неожиданности куртки идеально сочеталась с грязно‑коричневым колером брюк. Единственными плюсами данной одежды были, по моему мнению, ее практичность и удобство: она совершенно не сковывала движений. Брюки были в самый раз по длине, а у куртки нам пришлось укоротить рукава. Помимо куртки и брюк, в тючке оказался плащ с капюшоном, прокрашенный в оттенки камуфляжа, и небольшой рюкзак с множеством отделений. Кроссовки я отказалась менять наотрез.

В рюкзак мы сложили мои джинсы, две новые льняные рубашки и белье, пожертвованное Мирайей. Белье заслуживало отдельного разговора – это были типичные панталоны девятнадцатого века… с кружавчиками! Тихо постанывая от смеха, я засунула подарки в рюкзак. В маленькие кармашки рассовала необходимые мелочи – точильный камень для ножа, странные магические спички темно‑синего цвета, нитки и пару иголок, а также ложку, чашку, миску и мешок с лечебными травами и бинтами. На дно рюкзака легла моя сумка с документами и сотовым телефоном. Мирайа быстро объяснила, как пользоваться «аптечкой», и пошла топить баню. А я занялась сервировкой стола для ужина. Погревшись в бане и слегка перекусив, я завернулась в плед и тихонько села в уголке веранды на небольшую скамью. Думать ни о чем не хотелось, так что, прикрыв глаза и расслабившись, просто слушала звуки вечернего леса и вдыхала свежий аромат трав и цветов. Мирайа не беспокоила меня.

Вечер пролетел незаметно.

Глава 2.

Мои друзья:
23
Подпишитесь