Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 1. Глава 2.

Глава 2

Главное для ищущего – не потеряться…

NN

Ведьма разбудила меня, когда было еще темно. Зевая, как старый крокодил, я спустилась к умывальнику, стараясь не сбивать утреннюю росу. Когда вернулась, хозяйка уже заваривала ароматный отвар из трав и складывала пирожки мне в рюкзак.

– Доброе утро, дочка.

– Доброе, – отозвалась я, чувствуя себя как-то… не в своей тарелке.

– Боишься? – понимающе улыбнулась ведьма.

А ведь она права: действительно, боюсь! Здесь безопасно, а впереди чужой мне мир и единственная защита – мой разум и Жало – подарок Тумара. Я фыркнула и гордо задрала подбородок.

– Я справлюсь! – Смешно, но от этого голословного заявления стало легче.

Ведьма кивнула и подошла к письменному столику.

– Возьми это письмо, – протянула она перетянутое лентой и отмеченное сургучной печатью послание, – отдашь его Морее Озерной, она живет в Тирилоне на улице Лип, владение шесть. Это моя старая подруга, мы учились вместе. Думаю, подскажет, к кому ты сможешь обратиться за помощью.

– Спасибо, Мирайа! Даже не знаю, как я могу вас отблагодарить!

– Да не нужно меня благодарить, – улыбнулась женщина. – Просто пообещай, что если кому-то понадобится помощь, то не отвернешься и не пройдешь мимо.

– Обещаю!

– Ну, прощай, дочка, я буду молить за тебя богов! – обняла меня ведьма.

– Прощайте! Берегите себя! – Я развернулась и побежала по дороге, стараясь скрыть нежданные слезы.

Две телеги, поскрипывая, медленно выезжали со двора Тумара. Ко второй, которой правил сонный Лорин, была привязана верховая лошадь.

– Хой! – загудел Тумар. – Значит, все же надумала с нами! Ну, садись, Лейна.

Оба возницы одобрительно осмотрели мой скомороший наряд. Я забросила на телегу рюкзак, перебросила колчан через плечо и села рядом с Тумаром. Тот тряхнул поводьями, и мы тронулись в путь.

Солнце выкатывалось из-за дальних холмов, пробуждая жизнь в окрестном лесу. Вовсю пели какие-то неведомые пичуги, потрескивали ветки от порывов ветра, и почти неслышно скрипели колеса телег. Я пыталась расспросить Тумара о ярмарке, тот отбрыкивался, как мог:

– Ох, Лейна, да ты хуже Лорина, все тебе надо знать!

Я объяснила, что у меня интерес чисто меркантильный. Так как мне нужно знать, есть ли там гномьи Мастера Горна, чтобы продать им имеющиеся у меня «диковинки». Да и ювелиры меня интересуют. Также мне очень хочется узнать законы страны, в которой я оказалась. Тумар хмыкнул, выслушав мои планы. Он явно не ожидал, что я настолько продумала свои шаги.

– Не переживай, я знаю хорошего Мастера. Да и насчет ювелира с ним можно посоветоваться. А вот лошадь тебе лучше выбирать с Лорином – у парнишки просто дар на животных: эльфийская кровь дает о себе знать.

Кивнув, расслабилась и погрузилась в свои мысли. Тихо поскрипывала телега, я полулежала, облокотившись на бочку с чем-то булькающим и держа лук на коленях. Краем глаза заметила движение в траве… «А вот и наш ужин пожаловал! Надо же отрабатывать дорогу», – мелькнула в голове мысль, а руки уже действовали: лук натянут, поправка на ветер, и вот уже стрела нашла свою цель. Я соскочила с облучка телеги и поспешила к добыче. Странная животинка, похожая на очень крупного зайца, с куцыми ушками и пушистой, вьющейся шерсткой песочного цвета, была мертва. Подняв будущий ужин, бегом отправилась в сторону повозок.

– Отличный выстрел, – кивнул Тумар.

Я сгрузила добычу в телегу и хищно посмотрела на привязанного ко второй телеге жеребца. Мне не помешал бы урок верховой езды, а то весь мой опыт состоял из нескольких верховых прогулок, на которые мы отважились с подругой, отдыхая летом в Анапе.

Часа через четыре, свернувшись калачиком между свертками и бережно устраивая пострадавшие «вторые девяносто», я невесело размышляла, что верховая езда – явно не мой конек. По моему предвзятому мнению, жеребец полностью оправдывал свою кличку – Дубс. Говоря откровенно, на лошади я держалась как мешок с картошкой. Правда, когда коник двигался шагом, то производила вполне приличное впечатление, но стоило ему пойти рысью или перейти в галоп, и я вцеплялась в луку седла, сползая набок и издавая жалобные стоны, как получившая флюс баньши. Что-то мне нерадостно подсказывало: это зрелище Лорин не обменяет даже на дюжину билетов в балаган.

Проснулась я от резкой остановки. Похоже, что у нас первый привал. Осторожно соскочив с повозки, подняла вопросительный взгляд на Тумара. Он кивнул на Лорина:

– Решайте, кто готовит еду, а кто собирает хворост для костра.

Я предпочла хворост, а парнишке досталось приготовление пищи. Тумар распряг лошадей, давая им возможность попастись. Солнце чуть склонилось к горизонту, по моим прикидкам было около трех часов пополудни. Значит, в дороге мы часов девять… «Да, матушка, горазда же ты дрыхнуть!» – проснулся внутренний голос. Мысленно фыркнув в ответ, пошла в сторону леса.

Через полчаса, взъерошенная и мокрая, как мышь под метлой, я аккуратно продиралась в сторону бивуака с большой вязанкой хвороста. Ближе к дороге лес стал редким, и идти было гораздо легче. Я услышала голоса. Осторожно сгрузив сучья под старой осиной, стала красться к месту стоянки – мало ли что…

– Лейна, вылезай! – весело крикнул Лорин. – Тебя за сто шагов слышно!

Я мысленно возмутилась: вот и беспокойся о них после этого! – подхватила вязанку и, уже не пытаясь скрыться, пошла в сторону голосов. К нашим телегам добавились еще две. Трое крепких мужичков о чем-то оживленно спорили с Тумаром. На меня бросили пару рассеянных взглядов и больше не обращали внимания.

– Говорят же вам, в этих лесах небезопасно стало! Разбойнички бедокурят! Банду Оськи Косого в Собачьем Яру видели. Ежели сам не боишься, о детях подумай! – выступал невысокий пузатый мужичок с густой бородой. После этой фразы дети – то есть Лорин и я – слаженно фыркнули и потянулись к лукам. Тумар задумчиво кивнул:

– Спасибо за предупреждение, уважаемые, но мы поедем по Старому тракту. Нам время дорого, а разбойники могут на любой дороге сидеть.

– Ну, мы вас предупредили, а дальше – как боги решат, – махнул рукой бородач и провел перед грудью полукруг левой рукой. Этот жест я уже видела: им меня «поприветствовал» Тумар в день нашего знакомства.

Я тихонько подобралась к мальчишке:

– Лорин, а чего этот тип рукою машет?

– Нечисть отгоняет, – так же шепотом просветил меня парнишка.

– Знаешь, а Тумар, когда меня нашел, тоже так рукой водил. Я что, на нечисть похожа?

– Не знаю, но на наших женщин точно не похожа. Когда говоришь – в глаза смотришь, из лука стреляешь, как парень, не плачешь, да и вообще – легко с тобой, как с другом.

«Нет, ну надо же, даже в этом мире за своего парня сошла», – зажмурилась я, вполне довольная оценкой.

Мужички в это время сноровисто выгружали съестные припасы, к которым от наших щедрот добавился подстреленный мною обед, пара крупных пятнистых рыбин, раздобытых Лорином, и пирожки Мирайи. Увидев такое богатство, желудок взвыл, как падающий мессершмитт, и стал подталкивать меня в сторону еды. Я не особо сопротивлялась…

Тумар задумчиво шевелил потрескивающие угольки под тушкой, изредка косясь на наших гостей. Складывалось впечатление, что он им не слишком рад.

Гости широко улыбались слегка щербатыми ртами и трогательно ухаживали за дамой. Вытащив из повозки грязную овчину, они попытались усадить меня на этот свалявшийся кошмар, приговаривая, что девушка не должна сидеть на голой земле. Девушка тихо зверела, мысленно вспоминала свой небогатый нецензурный лексикон и пыталась отказаться от пованивающей чести с милой улыбкой. В конце концов, джентльмены отвязались от несговорчивой меня, а Лорин, мерзавец, перестал похрюкивать в рукав, глядя на это издевательство счастливыми глазами. Ладно, припомним…

Рассевшись вокруг костерка, мы начали делить добычу. Мне достался кусок нежного мяса, пирожок, четвертушка сыра и странный, слегка хмельной напиток, напоминающий что-то среднее между пивом и квасом. Окружающие с чавканьем и посапыванием управлялись со своей долей. Быстро схомячив обед, я на звук пошла искать ручей. Задумавшись, не заметила, как подошел Тумар.

– Ты не слишком хорошая наездница, Лейна, – припечатал он.

– Ну, должны же и у меня быть недостатки, – резонно возразила я.

Мужчина усмехнулся:

– Пока мы едем, будешь трястись в седле. И за лошадью ухаживать. Как – покажу.

– Спасибо! – искренне поблагодарила я. – А я как раз думала, как бы вас на это уговорить!

– Пошли, пора седлать лошадей.

В последующие полчаса развлекались все, кроме меня. Подняв с земли потник и аккуратно положив его на спину Дубса, я разворачивалась за седлом. Стоило мне за ним наклониться, как конь, скотина такая, встряхивал шкурой, и потник сползал на траву. Шепотом поминая лошадиную родню до седьмого колена и нетрадиционные отношения самого Дубса с седлом, потником, тихо постанывающими от смеха мужчинами и всем окружающим миром, я начинала всю процедуру сначала. После третьего дубля я умоляюще уставилась в сторону мужской половины. Тумар, усмехаясь в бороду, подошел и за минуту оседлал вредную животину.

– Пойми, – втолковывал он мне, – пока конь тебя не уважает и не доверяет, то и слушаться не будет.

– А как заставить его уважать?

– А как ты думаешь?

– Ну‑у… хворостина отпадает, страх – не уважение, да и не люблю я такие методы. Может, одного доверия пока хватит? Уважать ему меня особо не за что… – вспомнила я свои утренние кульбиты.

Тумар кивнул:

– Все‑таки ты странная. Очень немногие думают так, большинство предпочтет страх.

Мы вернулись к костру и, распрощавшись с сотрапезниками, продолжили путь.

Два последующих дня я не слезала с Дубса. Сначала жеребец капризничал, но, когда я вечером вымыла его в озерце и покормила с руки остатками пирога, он смирился с моим присутствием.

Конечно, я не стала отличным наездником, говоря честно, не стала даже хорошим, но хоть прекратила сползать на рысях жеребцу под брюхо.

К вечеру третьего дня показалось крупное село на слиянии двух рек. Мы добрались до ярмарки в Больших Сотках.

Глава 3.

Мои друзья:
23
Подпишитесь