Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 1. Глава 3.

Глава 3

Все женщины по сути своей ангелы, но когда им обламывают крылья, приходится летать на метле.

NN

Впереди показался окружающий Большие Сотки крепкий частокол из высоких, толстых и неожиданно светлых бревен. Странно, дерево же вроде темнеет со временем… Пришлось снова приставать с вопросами к Тумару. Оказалось, что это местное «каменное дерево», которое, при правильной обработке, становится практически неуничтожимым.

Слегка покачиваясь в седле, я спускалась с холма, следуя за телегами к воротам села. Важный пузатый страж, заняв стратегически выгодный пост у створки ворот, собирал с проезжающих положенную мзду. Его печальный напарник с вислыми усами и чуть погнутой пикой сидел в тени частокола и пытался чистить ногти кончиком кинжала. Да уж, присмотрелась я: скорее, ему пора делать там борозды под картофель…

Мы без проблем миновали стражей. Видимо, Тумар был здесь частым гостем. Лорин крутился на облучке, как юла, почти не обращая внимания на лошадей. Он явно считал поселок Городом с большой буквы. Я спокойно ехала за телегой, рассматривая окружающее нас ожившее Средневековье. Дома – максимум в два‑три этажа, первые этажи из неровного дикого камня, явного детища каменоломен. Узкие улочки, петляющие между домами без какого-либо смысла, идеально подходили бы для обороны, но было видно, что при их прокладке об этом даже не думали. Я начала вспоминать любимые компьютерные игрушки. Так, в первую очередь заменила бы пожароопасные и ненадежные здания на перекрестках на максимально высокие и каменные, потом… Упс! Тут мне пришлось отвлечься: тощий пацан, незаметно пристроившись за телегой Лорина, запустил жадные ручонки под тент.

– Эй, парень, у тебя что, руки лишние? – разозлилась я.

Воришка вздрогнул и испуганно уставился на меня несчастными карими глазами побитого блакхаунда. Нет, ну в кого я такая ду… в смысле добрая, а? Вздохнув, кивнула пацану:

– Вот ты есть и вот тебя нет! У тебя секунда, чтобы смыться, пока я не передумала!

Всклокоченные вихры моментально растворились в толпе, из которой тут же раздался вопль пароходной сирены: «Кошелек! Украли! Держи вора!» Я покачала головой. Лорин вздрогнул и изумленно глянул в сторону людского водоворота:

– А что это было?

– Ничего, спи дальше! – раздраженно отозвалась я.

Мальчишка насупился.

– Ты ничего не понимаешь! Сама небось тоже в первый раз в таком большом городе! Вон как по сторонам зыркаешь!

Я поперхнулась. Значит, это село все же имеет статус города… «М-да, матушка, скромнее надо быть, скромнее», – ехидно отозвалось мое второе «я».

– Лорин, я не хотела тебя обидеть, правда. Просто для меня это – деревня. Я ведь в столице живу. И для меня деревня такая же диковинка, как для тебя большой город. – Это, конечно, было преувеличением, в деревне я бывала, но мальчишка, недоверчиво покачав головой, меня простил.

За разговорами мы незаметно подъехали к постоялому двору. Седой старик поклонился и открыл нам ворота. Что-то необычное зацепило мой взгляд… Ну да! Седой, весь в морщинах, он обладал удивительно прямой осанкой и двигался как-то очень легко и экономно. В памяти всплыл однокурсник Сережка Волков, протащивший нас на чемпионат по восточным единоборствам. Бойцы так же вежливо и бесстрастно кланялись судьям и друг другу, а потом просто взрывались ударами.

Я вернула вежливый кивок, настороженно наблюдая за реакцией. Внутреннее чутье, не раз спасавшее мою шкуру подсказывало — справиться с этим, безобидным с виду, человеком у меня нет ни малейших шансов. Даже верхом и с луком в руках. Только сбежать, если повезет. Видимо, мои мысли проступили у меня на лбу крупным шрифтом, потому что старик улыбнулся и протянул мне руку:

– Не беспокойтесь, юная леди, я не нанесу вам обиды.

Выцветшие голубые глаза спокойно смотрели на меня. Я кивнула и осторожно сползла с Дубса. Введя коня вслед за телегами во двор, удостоилась еще одного задумчивого взгляда от Тумара:

– Знаешь, ты…

– Да-да, очень необычная девушка! – немного раздраженно продолжила я фразу.

Тумар на мгновение опешил, а потом гулко расхохотался:

– Локис, это Лейна, гостья нашего мира, а это Лорин – мой младший сын. Дети, это Локис, хозяин этого дома.

Я поморщилась на «детей», но решила не возникать: пусть лучше считают меня ребенком, чем женщиной, – меньше проблем. Тем более что с растрепанной ветром косой, в своих широких кожаных штанах и льняной рубашке навыпуск я здорово напоминала местный вариант Гавроша и выглядела едва ли не ровесницей Лорина.

Устроив коней и заведя телеги с товарами в сарай, мы поднялись на террасу. Локис приглашающе махнул рукой и скрылся в недрах дома. Мы вошли за ним, на миг ослепнув от перехода со света в темное помещение. Часто моргая, я пыталась приучить глаза к темноте. Слева раздался скрип, и свет от открывающихся ставен проник в помещение. Мы стояли на пороге небольшого уютного зала с полудюжиной крепких столов и барной стойкой с намертво вделанными в нее двумя огромными бочонками.

– Будьте как дома! – дружелюбно предложил наш хозяин.

– А где твоя супруга, старый плут? – полюбопытствовал Тумар.

– На базар ушла, – усмехнулся Локис. – Со мной ей скучно: я с ней не спорю, во всем соглашаюсь… и делаю по-своему! Пойду приготовлю вам ужин, а вы пока располагайтесь! Ваши комнаты на третьем этаже, справа, как всегда.

Тумар кивнул и повел нас наверх. Лорин не выдержал первым:

– Отец, а откуда ты его знаешь?

– Воевали вместе, – глухо отозвался Тумар. – Побратимы мы… только двое и остались.

– Я тоже воевать пойду! Уже скоро! Ты будешь мною гордиться! – заявил Лорин.

– Идиот! – Подзатыльник был сдвоенным и на редкость слаженным.

– Извини, – покаялась я. – Не говори так, пожалуйста! Война – это горе, и гордиться тут нечем… Прошу тебя, не надо!

А перед глазами стоял Максимка, мальчишка из соседней квартиры, друг детства, безалаберный, веселый оболтус, любитель девчонок и безобидных проказ. Именно благодаря проказам он и вылетел из института – подшутил над ректором и загремел в армию. А через полгода малообученное пушечное мясо вывезли в Чечню эшелоном. Нет, он выжил, он вернулся с целыми руками и ногами – видно, мать отмолила, – но вернулся совсем другой человек… выжженный изнутри… и, когда отмечали его возвращение, поздно ночью в моей квартире он неумело плакал, впервые за полтора адских года, и рассказывал, сухо, короткими рублеными фразами, а потом снова пил, плакал и рассказывал… Правда, тогда плакали мы уже оба…

Наверно, что-то было в моих глазах, потому что Лорин, странно вздрогнул, кивнул и повернулся к отцу:

– Прости, пап, я, наверное, был не прав.

Тумар притянул мальчишку к себе и потрепал по светлым волосам, со странной благодарностью глядя на меня. Ох, до чего же не люблю такие моменты… чувствую себя жутко неловко! Я развернулась и стала подниматься наверх. Так, Локис сказал направо.

Свернувшись в небольшой бадье с горячей водой в компактный комочек, я блаженно щурилась и строила планы. Тумар, уезжая к знакомому купцу, попросил приглядывать за Лорином. Хотя его приемный сын был, в отличие от меня, местным, паренек поражал невероятной наивностью, и обвести его вокруг пальца мог любой мошенник. Я улыбнулась. Ну конечно, лучший способ приглядывать за Лорином – попросить его приглядывать за мной! Я же, в свою очередь, сумею посетить всех задуманных Мастеров, и мне не придется придумывать причин для сопровождения мальчишки! Довольная, я протянула руку к светло-золотистой массе, заменяющей здесь и мыло и шампунь.

Спустившись вниз, я отыскала Локиса и стала расспрашивать его про месторасположение гномьих рядов на ярмарке. Весь вечер, тихо переговариваясь, мы перебирали варианты решения моих проблем. Я показала все, имеющееся у меня на продажу, и на вопрос Локиса – почему я ему доверяю? – честно ответила:

– Не думаю, что меня сможет обмануть побратим человека, спасшего мне жизнь. – И смущенно добавила: – Я довольно хорошо разбираюсь в людях. Наверное, пресловутая женская интуиция…

Локис хмыкнул, но комментировать не стал. Выпив отвара, мы пошли спать.

Рано утром меня разбудил грохот в дверь моей комнатушки. Помещение было крошечным – два с половиной на два метра, маленькое окно — аккурат напротив двери в комнату, выходило в сад и дарило прохладу. Из мебели: маленький столик, резная вешалка на стене, зеркало в половину моего роста, стул и удобная кровать. Удивительно уютное пуховое одеяло сделало эту ночь просто волшебной, вставать совсем не хотелось. Грохот повторился.

С тихим рычанием, приняв вертикальное положение и шепотом послав нежданный будильник по матушке, я завернулась в одеяло и прошлепала к дверям. За дверью оказался Лорин, полностью одетый и свежий как огурчик. Мельком глянула в зеркало: м‑да, я тоже напоминала огурчик — прошлогодний, солененький… Тяжко вздохнув, кивнула парнишке:

– Заходи.

Лорин топтался на пороге и смущенно отводил взгляд.

– Ну что еще? – недовольно выдала я.

– Но ты… вы… же не одета…

Я покосилась на зеркало, оценивая бесформенный кокон, из которого торчали босые ноги и поддерживающая одеяло левая рука — от локтя до пальцев. Поверх разметались спутанные темные волосы.

– Ну ладно, похоже, соблазнить мне тебя не удалось, – с грустью констатировала я, снова поворачиваясь к парнишке. – Может, хоть завтрак нам закажешь?

– Че‑го… ик…

– Завтрак, говорю, закажи и рот закрой – ворона влетит!

– Ага… – стремительно краснея, пробормотал Лорин.

Нет, ну надо же быть таким невинным! Скажи я подобную фразу его ровеснику в Москве, получила бы полную раскладку Камасутры на выбор. А все-таки здорово он краснеет, довольно подумала я и ехидно усмехнулась. Настроение повысилось. Видно, это про меня сказано: «Сделал гадость – на сердце радость!» Напевая, я начала застилать постель.

Вытряхнув из рюкзака расческу-массажку, стала приводить в порядок свою шевелюру. Разбирая густые темно-русые пряди на три части, я задумчиво рассматривала себя в зеркале. Я не была похожа на местных жителей, было во мне что-то неуловимо чуждое. Мое типично славянское лицо выделялось бы здесь в любой толпе. Но не только это отличало меня от аборигенов. Уверенность эмансипированной горожанки, вот уже шестой год самостоятельно обеспечивающей себя, отличала меня от робких с виду местных женщин, торопливо уступающих дорогу любому лицу противоположного пола.

Заплетя косу и перекинув ее через плечо, я занялась своим небогатым гардеробом. Сбросив льняную рубашку, быстро оделась и, подхватив рюкзак и лук, вышла из комнаты. Лук пришлось завернуть в плащ, так как девушка с оружием была здесь редкостью, а привлекать излишнее внимание я не собиралась. Тетиву засунула в карман.

Внизу меня ждали завтрак и нетерпеливо ерзающий Лорин. Провожая каждую ложку удивительно вкусного рагу глазами, он возбужденно подпрыгивал, всеми силами давая понять, как же я медленно ем.

– Лорин, не истери, мы все успеем, – раздраженно пробормотала я с набитым ртом.

Тот обиженно скосил глаза к выходу и доверчиво спросил:

– Правда?

Боги, какой же он еще ребенок! В свои пятнадцать я была уже достаточно циничной, чтобы не верить сладким речам и комплиментам. Из мужчин доверяла только отцу, деду и Максимке. На мгновение мне стало безумно завидно. Но мгновение прошло, и я поняла, что не хотела бы ничего менять. Открытая, дружелюбная и легкая в общении, я выглядела доверчивой, но такой не была. У меня имелось море приятелей и приятельниц, но настоящих друзей очень мало, и я с изумлением начала понимать, что пятнадцатилетний мальчишка из другого мира каким-то чудом незаметно вошел в этот узкий круг. Я покачала головой и одним глотком допила травяной отвар, заменяющий в этом мире привычный для меня зеленый чай.

– Ну что, пойдем, горе мое?

– Куда сначала? – Лорин подпрыгивал от нетерпения.

– На восток, в оружейные ряды. Тумар дал мне координаты хорошего Мастера.

Глаза мальчишки засверкали, и он рванул на улицу с крейсерской скоростью – по крайней мере, до ворот. Те, кто живет в мегаполисе, поймут, что я имею в виду: в толпе надо уметь ходить! Напролом здесь не прорвешься, если, конечно, не обладаешь статями носорога, надо огибать, обтекать, плавно двигаться с людским потоком и в нужную тебе сторону одновременно. В общем, Лорин застрял, а я легко просочилась сквозь толпу людей и… нелюдей.

Внимательно и с интересом оглядела окружающих – похоже, на эту ярмарку приехали из очень многих местностей. Разнообразие стилей в одежде, прическах и поведении наводило на мысль, что сюда собрался народ со всей страны.

– Пристраивайся в хвост и не отставай! – скомандовала я, оглядываясь на Лорина, и на мгновение замерла, разглядывая первого в своей жизни эльфа. Высокий блондин с длинными волосами и презрительным выражением лица, в тонких, многослойных летящих одеждах, он изумительно напоминал героев японских аниме… Что здорово рассмешило и сбросило с меня оцепенение. Теперь я рассматривала эльфа более отстраненно и до бесстыдства откровенно. Да, можно понять, почему сестренка Тумара влюбилась в такого милашку. Черты лица очень правильные, чистая кожа, сверкающий водопад волос, великолепная фигура, неперекачанная, но спортивная, выше окружающих людей как минимум на полголовы. Чистая одежда и ухоженные руки. Для наших современников он был бы просто красивым метросексуалом, а для средневековых барышень – недостижимым идеалом красоты. Эльф заметил мое внимание и скосил на меня презрительно-оценивающий взгляд. Я искренне рассмеялась: блондин явно решил, что я очарована его неземной красотой и собираюсь его клеить. Такой реакции эльф не ожидал. Он бросил неуверенный взгляд на свою одежду, ища непорядок, и поднял на меня растерянные глаза. Покачав головой и не желая что-либо объяснять, я повернулась спиной к изумленному нелюдю и потопала в сторону оружейных рядов. Лорина пришлось тащить за собой за пояс, так как он постоянно норовил отстать, уставившись с открытым ртом на очередную диковинку. Уже через пару десятков шагов я ощущала себя как пароходный буксир, пытающийся высвободить изо льдов ледокол «Ленин», и всерьез рассматривала идею завязать мальчишке глаза и в таком виде таскать его за собой по городу. Жаль, неосуществимо…

Я попыталась обойти очередное препятствие в лице пожилой матроны с большой корзинкой на сгибе локтя, но – увы мне… Почувствовав очередной рывок за спиной, я остановилась и раздраженно повернулась к Лорину.

– Ну что там еще? – простонала я, желая придушить мальчишку… хотя бы слегка!

– Посмотри – это же Итар Драконоборец! – В голосе Лорина был почти священный трепет. – Он великий воин! Говорят, он спас принцессу соседнего королевства от дракона и даже ничего за это не попросил!

«Ох, что-то слабо верится в бескорыстных рыцарей», — подумала я, критически рассматривая добротную одежку и упитанную фигуру драконоборца.

– А на фига дракону принцесса?

Лорин дико смутился.

– Ну понимаешь… Говорят, он делал ей… неприличные предложения… И Драконоборец спас ее в последний момент! – наконец выдавил он, отводя взгляд.

– Что‑о‑о?!! – Я на секунду замерла, а потом начала неудержимо хихикать. – Лорин, доверчивая ты душа, ну подумай хоть раз головой: какого размера принцесса и какого дракон! Даже при самой богатой фантазии я не могу придумать, как бы он смог осуществить задуманное «неприличное предложение».

– Ой, – запнулся мальчишка, – я об этом как-то не подумал! Но как же так? Ведь Итар Драконоборец…

– Да враль твой Итар! – припечатала я. – Пошли давай, а то ярмарка закончится, пока ты по сторонам пялишься!

– Не понимаю, зачем тогда дракону принцесса? – не отставал от меня Лорин.

Притормозив, мысленно прикинула, зачем бы мне могла понадобиться принцесса, будь я драконом. Мы с Лорином не замечали, что к нашему диалогу давно и с интересом прислушиваются окружающие.

– А за спасение принцессы много давали? – полюбопытствовала я.

– Да, Катория – богатое королевство!

– Ну, я бы, на месте умного дракона, украла богатую наследницу и в последующие лет десять питалась жадными полудурочными героями, которые приходили бы к моей пещере ее спасать!

На секунду наступила тишина, а потом окружающее нас пространство взорвалось хохотом. А что я такого смешного сказала-то? Просто здравый смысл и немного лени. Не зря же говорят, что все гениальные изобретения придумали лентяи, чтобы облегчить себе жизнь!

Зацепив обалдевшего Лорина за пояс, я резко повернулась и уткнулась носом в светло-бирюзовый вышитый шелк. Подняв недовольный взгляд, я встретилась с сине-зелеными очами эльфа. Вот зараза! Похоже, этот любопытный тип шел за нами! Я невольно поморщилась, поражаясь своей невнимательности. Внутри зазвенел тревожный звоночек, предупреждающий о возможных неприятностях.

– Леди, – нежным голосом пропел эльф, – я обязательно донесу вашу гениальную идею до драконов, когда их увижу! Уверен, они будут в восторге! – и улыбнулся.

Наверное, не будь я столь поглощена своими проблемами, я бы растаяла, но, увы, все мои мысли сейчас были только о деньгах.

– Дарю! Можете сказать, что сами это придумали! – раздраженно выдала я и попыталась обойти нелюдя, таща за собой Лорина.

Эльф плавным движением заступил мне дорогу и склонил голову набок:

– Я вам не нравлюсь? – Похоже, с реакцией, подобной моей, он еще не встречался.

Я начинала злиться: ну чего он ко мне привязался, спрашивается? Вон вокруг уже стайка озабоченных дам собралась – только окучивай!

– Уважаемый, я от вас в восторге, только умоляю, пропустите нас, в конце-то концов! Нам в оружейные ряды нужно!

– Позвольте вас проводить? Я знаю короткую дорогу.

Я тихо вздохнула. Дура я, дура! Ну ведь видела, как на этого типа смотрят другие тетки, и что мне мешало изобразить влюбленный взгляд тупой коровы? Теперь ведь просто так не отвяжется, пока не убедится в собственной неотразимости. Тихо рыкнув, я пристроилась в кильватер эльфа. Ладно, пусть ведет. Должна же быть хоть какая-то польза от моих потрепанных нервов! Хм… а эльф-то настоящий. Может, потрясти его на тему Мастеров Вероятностей?

Думаю, если бы в этот момент остроухий красавчик обернулся, то здорово испугался моего холодного оценивающего взгляда – так смотрят мясники на приведенный для забоя скот. Я опустила глаза и мечтательно улыбнулась.

Буквально через пять минут кружения по проулкам мы вышли на мощеную улицу, застроенную одноэтажными кирпичными домами, скрывающимися за высокими заборами. На крепких воротах были прикреплены знаки гильдий и личные тавро хозяев дома. Ага, нам нужен Мастер Гарихх’Аш, гильдия кузнецов, клеймо – резная змейка-уроборус, заглатывающая свой хвост.

– Благодарю! – Я обогнала эльфа, разыскивая нужный дом. Лорин покорно шел за мной, шокированный моим поведением.

– Скажите, леди, – неуверенно проговорил эльф, – а почему вы постоянно держитесь за этого юношу?

– А в чем дело?!

– Не хочу быть навязчивым, просто… – остроухий замялся, – если он имеет право решать, я желал бы пригласить вас в мой дом… в качестве гостьи, конечно!

– Я не могу ответить сейчас. Мы остановились у Локиса, на Рассветной улице – приходите вечером, тогда и решим!

Эльф поклонился и исчез в проулке.

– Ты зачем ему сказала, где мы остановились?! – возмущенно завопил Лорин.

– А что такого?

– Ничего… Просто когда-то мою маму тоже приглашали стать гостьей дома.

– Вот как. А что он имел в виду, говоря, что ты «имеешь право решать»?

– Ну, понимаешь, – замялся мальчишка, – за человеческих женщин всегда кто-то решает: отец, брат, муж… Он ведь не знает, что ты другая.

– Решает, да?.. Ну, мерзавец, ты у меня попляшешь! – разозлилась я. – Принять меня за покорную овцу, которая пойдет, куда пастух укажет! Р‑рр‑ы‑ы…

Я успокоилась, решив отомстить ушастому позже. За разговором мы незаметно подошли к нужному дому.

Тяжелое круглое кольцо из потемневшего металла выполняло функцию дверного звонка. Пара гулких ударов разнеслась эхом в глубине двора. Где-то через минуту ворота открылись, и я увидела первого в моей жизни гнома. Я жадно уставилась на новую диковинку. Ростом мне едва по плечо, фигура почти квадратная. Темно‑рыжие волосы, густые и даже на вид жесткие, были заплетены в три косы. Борода, доходящая до пояса с массивной пряжкой, также была заплетена в тугую косу; кожа ‑ цвета кофе с молоком – и огромный орлиный нос довершали картину. Одет гном был в добротную рубаху, кожаные штаны и настоящие русские казачки!

– Ну чего уставилась? Влюбилась, что ли? – недовольно погудел хозяин. Такому басу позавидовал бы даже Тумар.

– Ага, – кивнула я, глядя на него восторженными глазами. – Не в эльфов же влюбляться!

Гном, похоже, ждал любой реакции – от смущения до ярости, – но только не такой! Приоткрыв рот и глупо хлопая глазами, он уставился на довольную меня.

– Скажи, красавчик, а где я могу увидеть Мастера Гарихх’Аша? – промурлыкала я: меня понесло.

– А‑а‑а… э‑это… Отец в кузне…

Хмм… Кажется, это уже где-то было.

– Веди, отрок! – вздохнула я.

Пораженный моим нахальством до глубины души, гном развернулся и, как сомнамбула, пошел в сторону низкого строения, выполняя мою просьбу.

– Подождите меня здесь, – попросил он и нырнул в дверь каменной пристройки, изрыгающей клубы дыма.

Через пару минут оттуда вышли двое гномов, поражающие своим сходством. Старшего можно было отличить только по паре серебристых прядок на висках да веселым морщинкам в уголках глаз.

– Мастер Гарихх’Аш?

– Да, это мое имя… Кто вы, леди?

– Меня зовут Лейна, и я не леди. Я хочу предложить кое-что на продажу, и Тумар посоветовал мне обратиться к вам.

– Откуда ты знаешь Тумара?

– Он спас мне жизнь, – спокойно глядя в глаза гному, ответила я.

– Идемте, леди! – кивнул Мастер.

– Да не леди я…

– Позвольте мне самому это решать, – спокойно возразил гном.

Скоро мы с Гарихх’Ашем сидели в его кабинете и рассматривали мое барахло. Сына Мастер отослал сопровождать Лорина в оружейную комнату на экскурсию.

Я нетерпеливо ждала вердикта, стараясь не ерзать на стуле. Наконец, мастер отложил перочинный ножик и задумчиво уставился на меня.

– Сколько вы хотите получить за эти вещи? – сощурил он глаза.

– Сколько вы готовы за них предложить? – мурлыкнула я.

– Хмм… А ты не так проста, как кажешься! – довольно усмехнулся гном.

– Не надо комплиментов, уважаемый, я уже краснею!

Гном искренне заржал:

– Двадцать золотых!

– Сорок!

– Ну хорошо, двадцать два…

– Сорок пять, – нахально улыбнулась я.

– Двадцать… СКОЛЬКО?! Ты же только что сказала: сорок!

– Правда? Наверное, оговорилась. – Гном облегченно вздохнул. – Я имела в виду пятьдесят!

Мастер замолчал и обиженно уставился в мои бесстыжие глаза.

– Не жадничайте, драгоценный! Вы заработаете на этих идеях горы золота! – промурлыкала я.

– Хорошо, тридцать, но это мое последнее слово!

– По рукам!

– Скажи, что ты такого наговорила моему сыну, что он ходит, как горном пришибленный, и я добавлю еще десять процентов! – не удержался гном.

Я повторила наш диалог в лицах. Закончив хохотать и утерев выступившие слезы, гном полез в стол за деньгами. Я была искренне довольна. Даже по самым смелым нашим расчетам, мы не планировали получить более двадцати двух-двадцати пяти золотых за все, включая золото. Хорошая лошадь стоила пятнадцать-двадцать золотых монет, прикинула я. Живем!

Распрощавшись с Мастером Гарихх’Ашем, послала воздушный поцелуй его смущенному сыну и гордо выплыла за ворота под громкий хохот хозяина дома. Сориентировавшись на местности, я потащила Лорина вниз по улице. Мальчишка, не переставая, трещал о разных железках, увиденных во время экскурсии по оружейной комнате. Я невпопад кивала и издавала поощрительные звуки, выглядывая мастерскую ювелира.

Пожилой почтенный гном принял мои золотые побрякушки, разорившись на восемь золотых монет. Похоже, мы здорово недооценили стоимость моего «наследства». Донельзя довольная, я отправилась в сторону шумной ярмарки.

– Лорин, я, пожалуй, разорюсь тебе на балаган и пару леденцов на палочке, – довольная, я погладила кошелек, как самое дорогое существо.

Мальчишка скосил на меня глаза, подозревая, что я шучу.

– Куплю, куплю, – успокоила я его, – а ты мне лошадь поможешь сторговать! По рукам?

– По рукам! – довольно взвыл пацан. – Тогда пошли сейчас на Живный рынок, а к вечеру в балаган, ага?

– Ага! – согласилась я. Настроение было просто чудесным! Попросив Лорина покараулить, я заныкалась в проулок и спрятала золотые монеты в разных местах себя любимой, при этом большая часть оказалась в лифчике. Что-то мне подсказывало, что сегодня я буду особенно беречь свою девичью честь.

Проплутав добрый час по кривым улочкам, мы, наконец, нашли Живный рынок, в основном по непередаваемому аромату. Пройдя ряды с разной домашней живностью, мы подошли к лошадиным барышникам. Лорин задумчиво обвел взглядом ближайших лошадок.

– Да‑а, это ж надо – из такой кучи навоза пирожок сделать… – потрясенно протянул он. – Эти лошади через пару километров рассыпаться начнут…

– А какие не начнут?

– Ну, пошли, посмотрим! – скомандовал мальчишка, в свою очередь ухватив меня за пояс. Я покорно поплелась за ним. Забраковав весь первый ряд, он повернул в малозаметный проулок.

– Понимаешь, люди для людей продают, – объяснял он мне, – и обманывают, понятное дело. Человека ведь легко обмануть! А вот эльфа или орка не обманешь – они природу чувствуют. Поэтому когда надо клячу какую сбыть – нанимают человека-барышника и выставляют в первых рядах, а хороших лошадей сами торгуют… Зачем посреднику платить, если товар и самому не зазорно продать?

– Откуда ты все это знаешь? – изумленно спросила я.

– Отец рассказывал.

Мы добрались до небольшого пятачка с дюжиной лошадей и несколькими покупателями, задумчиво бродящими между рядами. Продавцы расслабленно сидели в тенечке, не пытаясь расхваливать товар – имеющий глаза сам увидит! Даже я, полный дилетант, видела разницу между предложенными здесь лошадьми и теми, что остались в людских рядах.

– Лорин, – задумчиво протянула я, – а ты уверен, что мне хватит денег на одну из этих красавиц?

– Хватит, сторгуемся! – хищно усмехнулся мальчишка. – Тебе кто-то понравился?

– Все! – откровенно призналась я.

– Пройди и выбери, – распорядился он. – Возможно, от этого коня будет зависеть твоя жизнь.

Я кивнула и пошла бродить между лошадьми. Ласково касаясь нежного храпа, я разговаривала с ними тихим голосом, понимая, что у всех чего-то не хватает. Нет, поймите меня правильно, лошади были отличные, послушные, но без огонька, что ли… Я понемногу приходила в отчаяние, подходя к краю ряда, когда откуда-то сзади раздалось ехидное ржание. Подскочив от неожиданности, резко обернулась. В тени навеса стоял незамеченный мною крупный жеребец совершенно черного цвета с трогательной белой звездочкой на лбу. Он был накрепко примотан к здоровенной жердине. Я сделала шаг вперед.

– Осторожнее, – подскочил ко мне темноволосый невысокий мужчина. – У него бешеный характер!

Я вопросительно посмотрела на Лорина. Парнишка подошел ко мне и уставился на жеребца, а потом шепотом сказал, склонившись к моему уху:

– Этот лучший!

– Я его хочу! – честно призналась я. – Вот только смогу ли с ним справиться?

Лорин рассматривал коня.

– Лейна, этого жеребца не удалось сломать, – тихо сказал мальчишка. – Если он тебе доверится, ты не пожалеешь. Он станет другом, а не слугой.

Я кивнула не столько Лорину, сколько своим мыслям и повернулась к продавцу:

– Уважаемый, сколько вы хотите за эту лошадь?

– Этот жеребец великолепен! – начал свой спич надувшийся от важности мужичок. – Нигде вы не…

– Уважаемый, я хочу узнать его цену, а не ваше мнение! – холодно отрезала я.

– Пятьдесят золотых! – не менее холодно отрезал продавец.

Мы с Лорином переглянулись и заржали в голос. Жеребец и продавец слаженно всхрапнули от возмущения.

– Уважаемый, не считайте нас идиотами! Вы сможете продать эту лошадь только самоубийце! У нас, к сожалению, мало денег, и на приличную лошадь их просто не хватит. Поэтому мы готовы рискнуть здоровьем и купить этого коня, – с самыми невинными глазами соврала я. – Вы же понимаете, что, кроме нас, его возьмут разве что на бойню!

Продавец смиренно опустил голову:

– Сколько вы готовы заплатить?

– У меня есть десять золотых и немного меди. Кроме лошади мне нужны уздечка и седло.

Мужик кивнул:

– Вы правы, я пытаюсь продать его уже вторую неделю. Никто не смог его оседлать. Я согласен на ваши условия, но предупреждаю сразу: деньги не возвращаю!

Мы ударили по рукам. Повозившись по карманам, я отдала половину копеечных монеток и десять гномьих золотых. Внимательно рассмотрев предложенную мелочь, продавец довольно хмыкнул:

– Отвязывайте свое сокровище сами!

Вокруг собралась толпа любопытных.

Я подошла к коню, опасливо косившему на нас темно-лиловым глазом, и стала нежно поглаживать по морде, рассказывая ему, какой он красивый. Лорин аккуратно развязывал тугие веревки, примотавшие беднягу к столбу. Худой проворный мальчишка притащил старое седло с наращенными острыми углами на стременах, заменяющими шпоры всадника, и уздечку с железным мундштуком. Неудивительно, что жеребец не позволял себя седлать! Мерзко ухмыльнувшись продавцу, я взяла жеребца за недоуздок и повела в сторону выхода. Лорин с тяжким вздохом загрузил на себя седло и поплелся за мной. Похоже, окружающие этого никак не ожидали. Нас провожали изумленные и обиженные взгляды: шоу отменялось…

Глава 4.

Мои друзья:
23
Подпишитесь