Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 1. Глава 8.

Глава 8

– Кошелек или жизнь? – спросил его врач перед операцией.

NN

На ночевку мы устраивались у небольшой говорливой речушки, быстрой и довольно мелкой. Я взяла Дубса и Тигра, дождалась, пока наберут котел с водой для приготовления ужина, и потопала вверх по течению – самой сполоснуться да и животинку помыть. Задержавшийся у стоянки сэльфинг скачками понесся за мною. Лорина отправили за дровами.

Чистая и довольная, я возвращалась на теплый свет костра. Тигр игриво подталкивал меня в спину и нежно фыркал в ухо, я смеялась и трепала гарр’краши по челке. Вечер вступал в свои права, принося с собой легкую прохладу. Я предвкушала отдых и долгий разговор. Милор, бедняга, и не подозревал, что я собираюсь выкачать из него всю возможную информацию по этому миру. Улыбаясь, я подошла к костру. Все уже собрались вокруг огня, расслабленно переговариваясь и смеясь. Лорин с открытым ртом слушал военные байки Тоблина. Я тихонько усмехнулась, краем уха услышав о десятках разбойников, убитых практически одним ударом, и плюхнулась рядом с купцом. Милор, улыбаясь, протянул мне кружку с горячим травяным отваром. Я сощурилась:

– Милор, скажите, вы ведь давно путешествуете по этой стране с обозами товаров?

– Да, уже около пятнадцати лет. И не только по Ледойре, также я был в Катории, степях Дилонии, Светлом Лесу и даже один раз в подземной столице гномов – Шарр’Эсторине.

– А Темные эльфы? Вы были у них? – Эта раса меня заинтересовала. Похоже, их уровень цивилизации был наиболее высок. По крайней мере, они практически единственные, кто отваживался на довольно смелые генетические и магические эксперименты. А для этого нужен определенный уровень знания.

– Нет, Темные не пускают к себе чужаков. Это очень замкнутая раса. И самодостаточная. Они не нуждаются в товарах извне, – спокойно произнес Милор. – Разве только предметы роскоши и искусства, – задумчиво добавил он, – но такие вещи они выбирают сами, посещая другие страны. Почему из всех рас тебя заинтересовали именно темные эльфы?

– Потому, что слышала о них много интересного. – Я посмотрела на огонь. – Понимаешь, Милор, мне нужен Мастер Вероятностей, а точнее, его знания миров. И не факт, что в Тирилоне мне смогут помочь.

– Извини, Лейна, но вот в Вероятностях я не разбираюсь, – усмехнулся купец.

– Тогда расскажи мне о странах, в которых ты был, – попросила я. – Я ведь совсем не знаю вашего мира. И о том, как ты начал путешествовать…

– Ну что тебе рассказать, – задумался купец. – Мне было шестнадцать, когда я ушел помощником своего дяди в первое путешествие. Мы вели караван с товарами в Каторию. Катория – это морская держава. Их корабли уступают только темноэльфийским судам. Когда‑то давно предки каторцев пришли из‑за моря и отвоевали у орков прибрежные территории… Ну да я отвлекся… Мы везли зерно, эль, шерсть, вяленое мясо и древесину. Тогда я впервые увидел другую страну. Их обычаи сильно отличаются от наших. Каторцы другие, они молятся другим богам – братьям‑близнецам. Простые жители, когда женятся, дают выкуп отцу девушки, покупая себе супругу, как лошадь на базаре. У аристократов может быть только одна официальная жена на всю жизнь… – Купец покосился на меня и добавил: – И неограниченное количество любовниц. Вот.

– А зачем вы ехали в Каторию? Что можно купить там такого, чего нет в Ледойре? – Мне стало любопытно.

– Ну не считая рыбы и других морских деликатесов, там неплохо развито сельское хозяйство. В основном они выращивают различные плодовые деревья, для которых в Ледойре слишком холодный климат.

– Рыба? – удивилась я. – Как же вы везли рыбу через всю страну?

– Ну большую часть, конечно, солили, – засмеялся купец, – а часть сохраняли специальными заклинаниями. Они очень дорогие, но поверь – это окупало себя полностью. К тому же там великолепно выделывают кожи. Кстати, у тебя сапоги из каторской кожи, – кивнул на мои ноги Милор.

– Скажи, а сколько времени идет караван до Катории?

– Если считать от Тирилона до Сорны, столицы Катории, то по дорогам около месяца, а что?

– Просто пытаюсь сопоставить реальные расстояния с масштабом проданной мне карты, – вздохнула я, вытягивая из рюкзака купленный в Больших Сотках рулон с картой. – Милор, а почему из Больших Соток в Тирилон по реке не ходят, ну хотя бы часть пути?

– Так Мирна же мелкая да порожистая вся – как по такой пройдешь? Эта река не судоходная.

– Посмотри, на карте Ледойра имеет выход к морю, зачем тогда закупаться в Катории?

– Видишь ли, Ледойра имеет только один выход к морю – город Тросс, да и тот находится по соседству с Темными землями, так что особо много желающих там поселиться не наблюдается. В общем, это не торговый город, а скорее приграничный форт. Да и, говоря честно, флот как таковой в Ледойре отсутствует.

За время нашего разговора косуля, подстреленная Лорином, дошла до готовности, истекая шипящим соком в костер и издавая дивные ароматы. Желудок громко заявил о своих правах. Мне передали увесистый кусок мяса на ноже. В течение следующего получаса мне было не до разговоров.

Сытая и довольная жизнью, я сидела, привалившись к стволу дерева, попивая местный травяной чай, и прикидывала, как бы мне устроиться на ночь поудобнее. Когда мы ехали с Тумаром, то спали в телеге, но Милор не собирался разгружать обоз. Я покосилась на Лорина. Пожалуй, он будет неплохой грелкой… и сэльфинг с другого бока… Хмм… Осталось только уговорить это малолетнее недоразумение…

– Лорин, – позвала я.

Мальчишка отлепился от Тоблина и подошел ко мне.

– Ты как на ночь собираешься устраиваться?

– Что значит – как? Нарублю лапника, на него потник, под голову седло, а сверху плащом накроюсь.

– Угу… это у кого они есть. – Я покосилась на Тигра, отнесшегося в свое время к седлу крайне отрицательно. – Ты не против, если я составлю тебе компанию? А то я замерзну…

– Красавица, да зачем тебе этот ребенок? – влез в разговор один из обозных, здоровенный детина с пышными усами. – Иди ко мне, я тебя согрею!

Товарищи поддержали его громким хохотом.

Я внимательно уставилась на предложенную к использованию тушу. Здоровый, уверенный в себе мужик… Похоже, если его сейчас не отбрить, дорога будет усыпана проблемами…

– Уважаемый, а с чего вы, собственно, взяли, что можете меня заинтересовать больше, чем он? – Я кивнула на покрасневшего мальчишку.

– Потому что любая женщина всегда выберет мужчину, а не сопляка! – Этот гамадрил выпятил грудь, в придачу с бочкообразным животом, и довольно оскалился. Милор наблюдал за этим спектаклем со стороны и вмешиваться явно не собирался.

– Сочувствую любым женщинам, – я бросила на ухажера брезгливый взгляд, – но я, пожалуй, предпочту компанию друга и демона. Так что мой ответ: нет, согревай себя сам! – Мягко приподнявшись, я пошла рубить лапник… Не тут‑то было! Резкий рывок за правое плечо показал, что гамадрил устал от долгих ухаживаний и перешел к действиям.

– Хватит ломаться! – Этот тип потащил меня в сторону телег.

Я была в бешенстве! За кого принял меня этот мужик? Он что, совсем намеков не понимает?! Далее одновременно произошли три вещи: я выдернула из ножен кинжал и, зашипев, как разъяренная кошка, прижала его к шее ухажера, одновременно на нашем пути, словно из воздуха, материализовались Тигр и Малыш, недвусмысленно скаля клыки, а за спиной прозвучал ледяной голос Лорина:

– Отпусти ее или умрешь!

Мужик, извернувшись, изумленно смотрел на меня:

– Ты чего? Не хочешь, что ли?

Странная реакция… Неужели ему прежде никто не отказывал?

Я оттолкнула его от себя.

– Ты на редкость наблюдателен. – Моя злость еще не прошла. – Пошел вон отсюда! – Я добавила вслед отходящему щедрого пинка – ну просто не смогла удержаться! Мужик тоже этого не ожидал, поэтому споткнулся и пропахал носом землю до колеса ближайшей телеги. Вокруг послышался хохот его товарищей. Внутри отпустил тугой холодный комок. Если смеются – нападения не будет, по крайней мере, сейчас.

Ко мне подошел Лорин.

– Зачем ты его провоцировала? – Он был зол.

– Что? С чего ты взял? – Я ожидала любого вопроса, кроме этого.

– Ты издеваешься? Зачем ты говорила, что собираешься спать со мной?

– Потому что действительно собираюсь! А сэльфинга положу с другого бока. Я же сказала, что не хочу мерзнуть ночью!

– Ч‑что? Так ты что, серьезно? – Лорин стремительно краснел. М‑да… А я‑то понять не могла, почему он почти не смутился, услышав мое «неприличное» предложение. – Лейна, это же… это… Ну так же нельзя!

– Почему? Я же собираюсь просто спать. Или ты планируешь всю ночь ко мне приставать? – Я вопросительно подняла брови, едва сдерживая смех.

– Нет! Я не… Ты надо мной смеешься! – Кажется, он обиделся.

– К тому же, – спокойно добавила я, – это поможет мне в дальнейшем избегать подобных сцен. – Я кивнула на гамадрила, прижимающего к распухшему носу железную кружку с ледяной водой и злобно поглядывающего в мою сторону. – А тебе я доверяю, ты не попытаешься меня обидеть. – «В основном потому, что слишком молод и идеалистичен», – мысленно добавила моя более мудрая половина.

– Да, пожалуй, это может сработать. Идем, надо набрать лапника для постели. – Лорин кивнул и потащил меня в лес. Затем я занялась устройством постели, а мальчишка пошел ставить сети на ночь. На завтрак мы планировали поесть рыбки.

Через полчаса постель была готова. Сняв куртку и плюхнувшись на ложе вслед за Лорином, я подтянула мальчишку к животу, как любимого плюшевого медведя, и похлопала за спиной, приглашая сэльфинга лечь рядом. Накрывшись плащом до кончика носа, я блаженно зажмурилась – хорошо! Тяжко вздохнув, мои грелки попытались принять более удобное положение. Лорин сделал робкую попытку отползти от меня подальше. Щазз. Я пресекла неповиновение и снова подтянула его к животу. Я что, из‑за его скромности мерзнуть должна? Меня так совершенно не смущало подобное соседство. В юности мы часто ночевали с друзьями в лесу, только у нас были палатки и спальники. В спальный мешок нас обычно набивалось по двое, и не всегда этим вторым была девчонка. За нашими эволюциями с интересом наблюдали с другой стороны костра.

– Спокойной ночи, добрых снов… – скороговоркой пробормотала я и закрыла глаза.

Похмыкав, наши спутники по каравану тоже начали укладываться спать. Стражу распределили без нас.

На рассвете я проснулась от раздраженной возни Лорина.

– Лейна, да отпусти же меня, наконец! – взмолился мальчишка. – Ну мне отойти надо!

– Да иди, кто тебя держит? – проворчала я, снова закрывая глаза.

– ТЫ держишь! – Пацан снова попытался вырваться… Хмм… А ведь и верно, держу, пронеслось в сонном мозгу. Точнее – почти лежу на его спине, крепко обхватив трепыхающуюся добычу за пояс. Я недовольно отодвинулась в сторону. Лорин рванул в сторону речушки со спринтерской скоростью. «М‑да… умываться пойду выше по течению», – отметил мой полусонный разум. Я повернулась и, обняв сэльфинга, снова уснула. Правда, ненадолго. Примерно через полчаса скомандовали подъем. Позавтракав, залив костер водой из ручья и собравшись, мы двинулись дальше по Старому тракту.

Через пару дней все окончательно привыкли, что я сплю в такой необычной компании, и почти прекратили донимать нас дурацкими шутками. Лорин перестал стесняться и спокойно относился к моей тушке за своей спиной. Я, чтобы не испортить дружеских отношений, вела себя максимально корректно. По вечерам я донимала Милора вопросами о соседних странах, а Лорин мучил Тоблина. Старый солдат смирился и в течение полутора‑двух часов ежедневно тренировал мальчишку в учебных поединках.

Если зазиповать информацию, полученную мною от купца, то дела обстоят следующим образом. Ледойра – страна, в которой мы находимся, граничит со Светлым Лесом на севере, степями Дилонии и Темными землями на востоке, Каторией на юге и с гномьими горами на западе. За горами лежат малоисследованные степи, населенные кочевыми племенами орков. В настоящее время в стране царит мир, хотя отношения с Дилонией весьма напряженные и периодически происходят стычки на границах. Политическое устройство соседних стран, в общем‑то, сходно. Дилония и Катория – королевства, эльфийские и гномьи земли тоже управляются монархами, на их собственный манер, Дилония – матриархат, причем Великая Мать является по совместительству Верховной Жрицей, так что в стране махровым цветом цветет фанатизм веры.

Купец каждый вечер рассказывал мне об обычаях соседних стран. Я впитывала знания как губка – понимая, что от этого зависит моя жизнь.

По поводу законов Ледойры Милор рассказал несколько основных правил. За воровство – отсекают руку, бандитов и разбойников – вешают. За убийство аристократа – отрубают голову, правда, дуэли официально не запрещены, но победитель будет вынужден уехать из страны. За убийство простого человека – вира или каторга, если не можешь заплатить. Ну про местный УК я догадалась в свое время расспросить Тумара. Хотя… Ухмыльнувшись, прагматично поинтересовалась:

– Вира – это сколько?

– От пары серебрушек до дюжины золотых. Это зависит от того, во сколько судья оценит: за смерть Мастера заплатишь дороже, за простого крестьянина дешевле. А что, ты решила кого‑то убить?

– Да вот, думаю… – Я бросила задумчивый взгляд на незадачливого усатого ухажера. Весь остаток дня тот старался держаться от меня подальше.

Дорога была спокойной, и это спокойствие было нарушено всего один раз.

Я ехала впереди обоза, обгоняя телеги на полчаса. Лорин давно повернул в лес, а я продолжала ехать по дороге, задумавшись о своем, когда меня отвлек резкий оклик:

– Кошелек или жизнь?

Я изумленно уставилась на двух упитанных мужичков в разнокалиберном тряпье, которые, набычившись, стояли посреди дороги, наставив на меня лук и слегка погнутую, но острую на вид саблю.

– И не надейся на помощь, цыпочка, пока обоз дойдет до этого места, мы тебя десять раз успеем убить! – усмехнулся лысоватый косоглазый тип с саблей. – Правда, если тебе жалко денег – можешь пойти с нами и отработать, глядишь, что‑то к тебе и вернется! – Напарник косоглазого, невысокий сутулый мужик с длинными грязными патлами, довольно заржал. Я скосила на них презрительный взгляд и тихо позвала:

– Малыш! Иди ко мне…

– Ну и кого… – Прервав лысого на полуслове, из кустов выкатились еще четверо мужичков, повизгивающих от страха. За ними легким прыжком вылетел мой сэльфинг и показал белоснежные клыки в довольной улыбке людоеда. Горе‑разбойнички, включая пару клоунов в центре дороги, побросали свое оружие и поползли в мою сторону с мольбами и причитаниями. Самый шустрый ползун попытался обнять бабки моего коня. Раздраженный гарр’краши тоже показал клыки и зашипел. С громким придушенным писком пухлый разбойник подпрыгнул на полметра из состояния «лежа» и скоренько покатился к ближайшим кустам. Остальные резво последовали его примеру.

– Куда же вы, уважаемые? – искренне удивилась я, с трудом пряча прорывающийся наружу хохот. – А как же кошелек, который вы мне предлагали?

– Да возьми, все возьми, грабительница! – истерично завопил косоглазый, нашаривая за пазухой мятый кожаный мешочек. Его бледные коллеги по цеху лихорадочно шарили по своему телу, вытаскивая наличность.

– Нет, я, конечно, могу и жизнь взять, вы же сами предлагали! – задумчиво возразила я.

– Не надо! Мы сейчас… мы все отдадим! – На землю рядом со мной посыпались деньги и золотые побрякушки.

– Хмм… Ну ладно, уговорили! Я сегодня добрая! – Мне надоело наблюдать за трясущимися от страха разбойниками. – А теперь скажите мне наконец, кто вы такие? Вы ждали наш караван?

– Любой ждали… А кто такие… Ты небось про банду Оськи Косого слыхала? Так вот, я и есть Оська! – Лысоватый тип приосанился. Я хихикнула. Разбойник обиженно покосился на меня, но возмущаться не осмелился.

– Ладно, проваливайте! Только я сразу хочу предупредить: через полчаса я отпущу сэльфинга на охоту, и если кто‑то из вас будет недалеко отсюда, боюсь, я не смогу вам помочь. Мой демон‑хранитель запомнил, что вы враги, и убьет любого.

– Ты действительно нас отпускаешь, ведьма? – Похоже, мне не поверили.

– Мне просто лень вас убивать! Время пошло. – Разбойники продолжали стоять, недоверчиво глядя на меня и сэльфинга. – Впрочем, я могу и передумать, – неторопливо добавила я, а Малыш облизнулся. Этого хватило, чтобы банда Оськи сорвалась с места и исчезла в ближайших кустах.

Я, посмеиваясь, слезла с Тигра и стала рассматривать добычу. Четыре неплохих лука, полдюжины кинжалов, причем один – явно гномьей работы, серебряный с чернью, сабля, прямой меч, напоминающий полуторник[1], и парочка изогнутых недлинных мечей в потертых наспинных ножнах из странного легкого темно‑серого металла. Как называется это оружие, я не знала, но больше всего они напоминали пару удлиненных вакидзаси[2]. Хмыкнув, я подобрала с земли пять кошельков и несколько золотых безделушек. Нет, ну надо же, ограбила банду разбойников – расскажешь кому, не поверят! Довольно посмеиваясь, я засунула добычу в седельные сумки, решив разобрать ее на вечернем привале.

В этот день мне не слишком везло с охотой. Подстрелив пару отаки, я на месте скормила их сэльфингу и гарр’краши и с пустыми руками отправилась в сторону лагеря. По дороге Малыш в прыжке заглотил какую‑то живность типа крупной белки, неосмотрительно сидевшую на низкой ветке дерева. К счастью, Лорин подстрелил пару крупных птиц, похожих на раскормленный гибрид лебедя и дикого гуся, причем размерами скорее с первого, так что голодный вечер нам не грозил.

Подъехав к костру, я сгрузила с Тигра глухо звякнувшие переметные сумки. На вопросительные взгляды я спокойно пояснила, что на меня напали бандиты, и если меня покормят, то я буду столь милостива, что в подробностях расскажу, как это было. Тоблин начал внимательно рассматривать мои трофеи.

– Ого, неплохой кинжал, похоже, работа гномьего мастера, – подтвердил он мои предположения по поводу серебряного ножичка. – Ох… Не может быть! Это же… – Тоблин изумленно уставился на парные клинки.

– Ну и что же в этом особенного? – Я внимательно рассматривала клинки.

– Лейна, это же оружие Темных эльфов! Они его не продают и не дарят! Такое оружие можно достать только в бою, сняв с трупа, а последняя война с Темными закончилась лет триста назад. И поверь мне, девочка, все найденное тогда оружие давно разошлось по коллекционерам и ценителям!

А с виду ничего такого – темно‑серый матовый металл, потертая кожаная перевязь и поцарапанные ножны. Рукоять за небольшой гардой сделана из кости и покрыта сверху какой‑то шершавой серой шкурой. Хмм, а в рукояти‑то, похоже, тайничок! Я аккуратно попыталась снять навершие… Тугая, зараза! Тоблин внимательно наблюдал за моими действиями. Наконец, крякнув от напряжения, я добилась своего и потрясла перевернутым клинком над сумкой. Закон подлости в действии: тайник был давно и безнадежно пуст! Второй меч тоже не оправдал моих усилий. Я тяжело вздохнула и подняла глаза. Тоблин смотрел на меня изучающим взглядом:

– Знаешь, ты очень необычная девушка…

Я смиренно вздохнула:

– Знаю, мне об этом часто напоминают. – Я даже не злилась: поняла – это бесполезно…

Старый солдат рассмеялся:

– Ладно, пойдем поедим, а потом ты расскажешь, как разжилась такой редкостью.

Я кивнула и пошла умываться.

Догрызая кусок птичьей грудки и прихлебывая чай, я в лицах рассказывала историю встречи меня и банды Оськи Косого. Караван в полном составе постанывал от смеха. Даже телохранители Милора ржали в голос.

– Ох, Лейна, лучше бы ты их убила! – простонал Милор.

– Почему? – Я изумленно посмотрела на купца.

– Потому что разбойник, ставший посмешищем, никому не страшен! А эта история будет еще долго ходить по тракту, уж я постараюсь! – злорадно пояснил Милор.

Я пожала плечами и полезла в переметные сумки за «честно заработанными» кошельками. Ну интересно же! Высыпав их содержимое на расстеленную куртку, я принялась рассортировывать добычу. Да‑а, бедновато жили разбойнички! В кошельках нашлось полдюжины стертых золотых монеток, семнадцать серебрушек и две горсти меди. К этому богатству прилагались три золотых кольца – два из них с мутноватыми, грубо обработанными камнями, цепь и две броши. Я пожаловалась Милору на некачественную обработку камней. Тот искренне удивился. Оказалось, что камни здесь гранят как придется, и каких‑либо стандартов нет. Я вспомнила свои колечки и золотые гвоздики с аквамаринами «бриллиантовой» огранки. Ха! Так вот почему старый ювелир дал мне столько денег! Он просто заинтересовался огранкой камней! Одной загадкой меньше…

Довольная, я стала готовиться к ночевке.

Через три недели и два дня мы подъехали к воротам Тирилона. Город окружала высокая каменная стена, напоминающая по своей монументальности Великую Китайскую. Дорога уходила в открытые высокие деревянные ворота, окованные огромными полосами металла. У ворот стоял караул, взимающий мзду за проезд. Мне пришлось заплатить за сэльфинга дополнительную медяшку. Через минуту я ехала по темному тоннелю в город. Я добралась!

[1] Полуторник (bastard sword – ублюдочный меч, полутораручный меч) – нечто среднее между длинным и двуручным мечом. – За рукоять можно было браться и одной и двумя руками. Длина клинка 900‑1200 мм, длина черена 180 мм, вес 2‑3,5 кг.

[2] Вакидзаси – короткий поясной японский меч с цубой (небольшая гарда, обычно круглая). Общая длина 500–800 мм. Клинок однолезвийный малой кривизны. Обычно носился заткнутым за пояс в паре с катаной.

Глава 1.

Мои друзья:
23
Подпишитесь