Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 2. Глава 6.

Глава 6

Кто ходит в гости по утрам,

тот поступает мудро!

Винни‑Пух

Мы шли по улице в направлении Гномьей Слободы. Торрен, замаскированный под светлую эльфийку, напряженно поводил плечами.

– Ну и что ты опять психуешь?! – не выдержала я.

– Ты что, не видишь? Они же все на меня смотрят! Явно обо всем догадались… – Блондинка подозрительно скосила глаза на компанию наемников, которые, в свою очередь, внимательно ее разглядывали.

– Тори, да ты им просто понравилась! – Я довольно мерзко хихикнула и добавила: – А если ты не перестанешь на них пялиться, то эти типы попробуют познакомиться с тобою поближе.

Тори моментально прибавила шагу, бросив на наемников уничижительный взгляд.

– Ну чего застыла на месте? Шевелись давай! – прошипела эльфийка, зацепив меня под локоток, и на крейсерской скорости потащила вперед.

– Тори, если ты будешь бегать от мужчин – останешься старой девой! – не удержалась я.

– Если не прикусишь свой острый язычок, то от тебя не останется даже ее, – холодно предупредил замаскированный дроу, невероятно напоминая себя настоящего, пожалуй, впервые за время преображения. Ну слава богам и Демиургам! А то я уже начала волноваться, что он так и будет все время истерить по поводу своей внешности. Хихикая, я короткими перебежками двигалась за Тори. До Гномьей Слободы мы добрались минут за десять. Отыскав нужный нам дом, мы постучали в ворота. Мастер Ти Рен’орт посоветовал обратиться к его другу – ювелиру Ошу Дра’Мерни. Мы не задержались у старого гнома. Честно рассказав, как у меня оказались золотые украшения, и искренне развеселив Мастера‑ювелира, я забрала шесть золотых монет и выдернула Тора из лавки. Как настоящая девица, он уставился на изумительной красоты ювелирные украшения. Я бы тоже полюбовалась, но без денег это просто не имело смысла – только душу травить.

Довольно мурлыкая, я засунула монетки во внутренний карман и повернулась к своему другу… Или подруге? Пожалуй, пока дроу в женской ипостаси – буду считать его подружкой. Я поделилась своими размышлениями с Тором, упирая на то, что иначе можно провалить всю легенду. С тяжким вздохом дроу со мной согласился. Мы повернули в сторону королевского Дворца, собираясь поискать Лорина в казармах гвардейцев.

– Не вешай нос! – усмехнулась я. – Когда у тебя еще будет такая возможность повеселиться?

– Что‑то мне не до приколов! Ты просто не представляешь, что меня ждет, если при Дворе узнают о моих «увеселениях», – вздохнул дроу. – А они узнают, можешь не сомневаться!

– Так расскажи сам. Причем так, чтобы смеялись вместе с тобой, а не над тобой! Пусть посмешищем станут, к примеру, охотники твоей невесты… делать посмешищем твоего братца мне как‑то не хочется!

– Как это, интересно? – дроу настороженно смотрел на меня.

О‑о… Похоже, это будет что‑то! Ох и повеселюсь же! Мысленно я уже облизывалась, представляя дивную месть Триону. Даже спина перестала ныть! Только я разбираюсь в отношениях между людьми, а у дроу могут быть другие тонкости. С этого момента стоит быть поосторожнее и повнимательнее.

– Тори, расскажи‑ка мне об отношениях между дроу. Если мужчине‑дроу нравится девушка, как он это показывает? И вообще, какой нужно быть, чтобы понравиться дроу?

– Что, хочешь моему братцу понравиться? – съехидничал приятель.

– Больно надо! – фыркнула я. – Да мне и стараться не придется, подозреваю, что Трион и так по первому зову в мою постель прыгнет. Только мне это не нужно. Можешь передать братишке, что я не люблю предсказуемых мужчин. Пускай побесится! А то он, похоже, поохотиться на меня решил. – После недолгих раздумий я именно так расшифровала странные взгляды дроу. Они подозрительно напоминали некоторых моих сослуживцев и противного соседа сверху, пытавшихся разнообразить мою личную жизнь своим обществом. Заодно проверим, правильно ли угадала! Я зажмурилась, предвкушая развлечение. Ладно, вернемся к нашим баранам, то есть охотникам.

– Тогда что ты задумала? – затеребила меня Тори.

Я нежно улыбнулась, глядя в возбужденно блестящие синие глаза эльфийки. До чего же хорошенькая получилась!

– Ну я далеко не специалист в отношениях дроу, но, думаю, если тебе удастся обворожить главу охотников своей невесты и получить от него подтверждение… Я мечтательно улыбнулась и продолжила: – В общем, по твоему возвращении в Сартар будет два варианта событий: либо охотники будут молчать в тряпочку об этой истории, либо весь ваш Двор будет громко ржать, но не над тобой!

– Что значит обворожить? – подозрительно покосился на меня Тор.

– Фу, ну как тебе не стыдно! Ты же у нас приличная девушка, вот пусть и относятся к тебе соответственно. – Я хихикнула. – К тому же для дроу это будет таким неожиданным и притягательным извращением – скромная светлая эльфийка.

– Почему это извращением? – обиделся Тор. – Что мы, по‑твоему, на каждую встречную прыгаем?

– Прости, конечно, если обидела, но примерно так реагировали те немногие дроу, которых я знаю… Может, мое мнение изменится? – Наверное, не стоит быть такой язвой, парню и так нелегко. Но пока он отвлекается на меня, то не думает о шуточках своего братца. Кстати, о братце: заодно и Трион понервничает! Я довольно улыбнулась и посоветовала: – А пока потренируйся на кошках!

– На ком? – потрясенной статуей застыла эльфийка.

– Не пугайся, это у меня дома присказка такая! – искренне засмеялась я, глядя на изумленную красотку. – На самом деле имелись в виду прохожие.

– И как на них тренироваться? – полюбопытствовала Тори.

– Смотри и учись! – Я бросила на проходящего мимо дядьку взгляд, полный восхищения, смущения и желания. Потом, слегка улыбнувшись, опустила очи долу. Мужик застыл на месте и уставился на меня слегка расширенными глазами: «Я не ошибся?» «Нет, не ошибся!» – молчаливо ответили мои глаза и засияли, и улыбка стала более открытой. Вообще‑то сияли они от смеха, но тем, кто мало меня знает, могло показаться, что я действительно влюбилась! Особенно тем, кто хочет в это поверить. Мужик как притянутый шагнул ко мне. Я спокойно продолжила нашу дорогу, бросив на остолбеневшего дядьку прохладный и слегка изумленный взгляд. Кажется, бедолага так и остался стоять посреди дороги, глядя нам вслед.

– Но ты же ничего ему не сказала! – изумилась эльфийка.

– Спятил…а? О таких вещах никогда не говорят вслух. Женщина, соблазняя, разговаривает языком глаз и тела, и НИКОГДА не уподобляется мужчинам, заявляя что‑то типа: «Эй, крошка, пошли покувыркаемся!» Иначе это уже не женщина, а не пойми что. И еще: не давай однозначных ответов – да, нет. Лучшие варианты – возможно, может быть… То есть общайся полунамеками. И постарайся быть естественнее – представь, что это игра, в которой у тебя заранее есть все преимущества.

Эльфийка задумчиво меня рассматривала:

– Что‑то не слишком похоже на тебя! Ты довольно четко сообщила свое «нет» мне и Триону! Да и вообще полунамеками не общаешься…

– Ну Тори, я же и не собиралась вас соблазнять! А при общении с друзьями лучшая политика – честность! И женщины, которые этого не понимают… Ну не думаю, что у них много друзей. Ладно, мастер‑класс закончен! – возвестила я, поворачиваясь к воротам. За разговором мы незаметно дошли до казарм.

Я хихикнула, разглядывая окружающее меня великолепие. Из‑за высоченного, не меньше пяти метров, забора торчала крыша казарм королевских гвардейцев. Высокие крепкие ворота в два человеческих роста охранялись с двух сторон небольшими башенками с узкими окнами‑бойницами. Сразу понятно, что в этой стране является главным сокровищем, мысленно констатировала я, переведя взгляд на королевский Дворец, окруженный тонкой ажурной оградой высотой в человеческий рост.

Тори, не выдержав, поинтересовалась причиной моего неэстетичного хрюканья в рукав. Я честно сообщила о своих выводах и… получила слегка высокомерный взгляд от эльфийки.

– Лейна, посмотри истинным зрением – эту «ажурную оградку» плели гномьи шаманы. Любого идиота, рискнувшего войти во Дворец с дурными намерениями в отношении королевской семьи, просто испепелит. Да и ворам она не под силу. А на стене вокруг казармы магии нет ни капли. Думаю, что ее основное назначение не защита, а ограждение неспокойных молодых рекрутов от соблазнов города, – усмехнулась Тори.

Вот черт, опять забыла про магию! Пора бы уже и привыкнуть… Я покосилась на веселящуюся эльфийку, сдерживая детское желание показать язык, и стукнула в ворота огромным медным кольцом.

– Малыш, подожди нас здесь, ладно? А то, боюсь, с такой охраной нас не пропустят. – Я потрепала звереныша по пушистой шерстке. Тяжко вздохнув, сэльфинг свернулся калачиком под развесистым деревом слева от ворот.

– Ну кого там еще демоны притащили? – прозвучал хриплый голос из‑за створок. Из маленького окошечка, на уровне моей шеи, на нас смотрел выцветший голубой глаз в сеточке морщин. Э‑э… а как же звали того приятеля Тумара, который служит в этом полку? Ага, вспомнила!

– Скажите, любезный, не могли бы вы пригласить капитана Шаррета или проводить нас к нему? – Я ослепительно улыбнулась внимательно рассматривающему нас глазу. Мой невидимый собеседник моргнул и снова сфокусировался на моем лице.

– А зачем он вам? – Голос зазвучал подозрительно.

Интересно, его‑то это каким боком касается? Любопытный, значит… Я сощурилась, пряча чертенят в глазах.

– Понимаете, уважаемый, тут дело семейное! – таинственным шепотом поведала я. На мгновение мне показалось, что мой собеседник имеет смутное родство с креветками – его глаз едва не вылез из орбиты от любопытства.

– Вот эта эльфийка… Нет, не думаю, что имею право вам об этом говорить! – Я задумчиво рассматривала видимую часть собеседника. – Понимаете, это же семейная тайна!

Страж ворот энергично вращал глазом, молчаливо стараясь убедить меня, что он достоин всяческого доверия.

– Впрочем, вам ведь доверили охранять такой важный пост, значит, ценят и уважают… – как бы размышляя, продолжила я. – Вот что! Мы вам, конечно, расскажем, а вы пообещайте хранить все в тайне. И пропустите нас во двор! – Стражник так энергично кивнул, что был слышен явственный звук удара с противоположной стороны ворот. Хех! Про таких говорят: голова дубовая! В глазе вновь прилипшего к окошку стража разгорался фанатичный блеск профессионального сплетника. Наклонившись к смотровой щели и опасливо оглянувшись на эльфийку – а то еще испортит чего! – я прошептала:

– Понимаете, это его дочь! Ну помните, ту кампанию на эльфийской границе? – Я кивнула глазу, как сообщнику: – Только никому ни слова!

Глаз выпучился еще больше, возбужденно уставившись на Тори.

– Ну так вы собираетесь нас впустить или мы так и будем стоять у ворот? – Я покосилась на эльфийку, с трудом сдерживающую смех, и незаметно для стража показала ей кулак.

Мой собеседник закрыл смотровое окошко и заскрипел засовами. Неужели действительно поверил?! Надеюсь, у капитана Шаррета хорошее чувство юмора. С интересом оглядев моего собеседника – сухонького, опасно юркого мужичка лет сорока от роду, с горящими от предвкушения глазами, – мы прошли во двор.

Пройдя к центральному зданию и получив на свой счет несколько изумленных взглядов, мы остановились у главного входа. Возле массивных дверей лениво ошивалась парочка великовозрастных оболтусов. Похоже, прибыло пополнение. Не собираясь торчать в очереди, я дернула ручку двери и вошла в полутемный холл.

– Как вы здесь очутились? – Изумленный голос принадлежал пожилому человеку за конторкой. Кажется, мы прервали его сладкую дрему…

– Нам нужен капитан Шаррет. Не могли бы вы нас к нему проводить? Или хотя бы указать дорогу? – Я мило улыбнулась и, двинув Тори локтем в бок, прошипела: – Улыбайся!

– Да, но… но как вы вошли на территорию? – Мужчина рассматривал нас с изумлением и опаской, как будто принимал делегацию из местного филиала ада.

– Ах, это! Нас впустил милейший страж центральных ворот. – Мне надоело ждать, и я повторила вопрос: – Так где мне найти капитана Шаррета?

– Второй этаж, третья дверь налево. – Местный портье смотрел на нас взглядом фаталиста, полностью смирившегося со своей судьбой. Странные они тут все какие‑то…

Пожав плечами, я потащила Тори на второй этаж. Подозрительно покосившись на странно молчаливого дроу, я вежливо постучала в красивую дверь из мореного дуба. Ну по крайней мере, на мой взгляд, это был дуб.

Нет, что ли, никого? Я душевно приложила кулаком в деревянную планку и едва не залепила второй удар в лицо открывшего дверь мужчины. Тот отшатнулся и недоверчиво покосился на мою занесенную руку. В этот момент со стороны я напоминала памятник «Жена со скалкой встречает пьяного мужа», только любимого орудия не хватало. М‑да, вот и познакомились!

– Чем обязан? – На меня смотрел невысокий седой мужчина в возрасте, с идеальной выправкой потомственного офицера.

– Извините за беспокойство, мы ищем капитана Шаррета. – Я постаралась быть максимально вежливой, хотя подозревала, что мне это уже не поможет.

– Вы его нашли. Слушаю вас. – Капитан посмотрел на меня внимательным взглядом, затем мельком бросил откровенно неприязненный – на эльфийку. Он что, эльфов не любит?! Похоже, я, как всегда, весьма удачно пошутила. Интересно, если Лорина выгонят из гвардейцев за мои приколы, мне придется таскать его за собой и дальше, пока не пристрою? Картина не впечатляла.

– Вы не пригласите нас в свой кабинет? – Терять мне уже нечего, значит, будем наглеть!

– Конечно, леди. Прошу вас!

Какие мы стали вежливые! Ну ладно, продолжим в том же тоне. Войдя в дверь, я осмотрела небольшое помещение, все убранство которого состояло из стола, трех гибридов кресел и стульев с высокими спинками и двух огромных книжных шкафов, занимающих две противоположные стены полностью. Напротив двери было окно. Перед ним, спиной к свету, стояло кресло хозяина кабинета и его стол. Умно! Тут и лампы в лицо не надо, солнце ее вполне заменит, а эмоции капитана прочесть будет невозможно. Усмехнувшись, я спокойно уселась в кресло‑стул, жмурясь от ярких лучей солнышка. Тори осторожно опустилась на соседнее, а Шаррет прошел на свое место за столом напротив нас.

– Чаю? – вежливо предложил хозяин.

– Нет, спасибо! – с улыбкой отозвалась я. Давайте еще о погоде поговорим! Дел у меня больше нет, как лясы точить.

– А я, пожалуй, не откажусь! – Похоже, он решил над нами поиздеваться.

Ну‑ну… Хорошо смеется тот, у кого остались зубы. Я обнажила свои клычки в улыбке и слегка сощурила глаза:

– Скажите, капитан Шаррет, к вам утром приезжал юноша по имени Лорин, племянник кузнеца Тумара из Залесья?

– Да, приезжал. – Хозяин кабинета бросил на меня оценивающий взгляд.

– Он вступил в королевский полк? Могу я его увидеть? – Мне надоело быть объектом пристального изучения, и я попыталась ускорить процесс нашего общения.

– Увидеть можете, он на конюшне. А по поводу полка… Я не набираю туда всех, кто попросится. Даже если они приезжают ко мне с письмами от старых однополчан. Пока я дал мальчишке работу на конюшне. Если справится, то посмотрю, что с ним дальше делать, может, и выйдет толк.

– На конюшне… – Мой голос перешел в мягкое мурлыканье, а губы растянулись в нежной улыбке. Тот, кто знал меня близко, услышав такой тембр, предпочитал прятаться подальше и молиться, чтобы пронесло мимо, а если и задело, то соседа. – Скажите, уважаемый, а вы тоже начинали свою карьеру на конюшне?

Капитан дернулся и посмотрел на меня внимательнее‑похоже, оскорбился. Ничего, еще и не то услышит!

– А у вас острый язычок, леди! Нет, я прошел рекрутский отбор.

– А мальчишку вы этого права лишили, не так ли? – Я сверлила взглядом темные провалы на месте глаз собеседника. Как же все‑таки неудобно сидеть против солнца!

– Он слишком молод! Возможно, через пару лет…

– Что заставляет вас так говорить? – Похоже, за его нежеланием брать Лорина в гвардейцы что‑то стоит.

– Позвольте задать встречный вопрос? Как вы прошли на территорию? – В темноте высокой спинки кресла смутно блеснула вежливая улыбка людоеда.

– Ну это было совсем несложно! Нас пропустил милейший охранник центральных ворот. – Я ласково улыбалась. Если он надеялся переиграть меня в гляделки, то здорово ошибся.

– Неужели? И почему же он был так мил? – Мой собеседник отпил глоток чая из тонкой фарфоровой чашечки.

– Я рассказала ему сказку, и в благодарность он пропустил нас к вам. – Наглеть – так по полной программе. Либо я заставлю этого типа дать Лорину шанс стать гвардейцем, либо заберу мальчика из этого клоповника. Оставлять мальчишку на должности лошадиного слуги я не собиралась.

– Сказку? ‘Как интересно! Я тоже хотел бы ее услышать. – Улыбка капитана стала откровенно угрожающей. Только я не слишком испугалась. Во‑первых, как бы ни был хорош этот старый солдат, с дроу, пусть и замаскированным, ему в одиночку не справиться. А во‑вторых – он меня разозлил!

Тут впервые подала голос Тори. Дождавшись, когда капитан поднесет чашку с чаем ко рту, она пропела нежным голоском:

– Все очень просто: она сказала, что я – ваша дочь, рожденная после Вестальской кампании.

Наверное, это важные документы, флегматично думала я, рассматривая мокрые от чая бумаги на столе и стряхивая с рукава долетевшие до меня капли. Ну да ничего, пятна будут почти незаметны, когда высохнут.

– ЧТО?!! – прохрипел капитан, откашлявшись и обретя голос. – ЧТО ты ему сказала?? Да все знают, КАК я ненавижу эльфов!

Я нежно улыбнулась:

– Знаете, у меня богатая фантазия, и что‑то мне подсказывает, что я найду вашим чувствам вполне приемлемое объяснение! И вовсе необязательно лестное для вас! Впрочем, я могу повернуть все вспять… или прийти завтра со всей вашей эльфийской семьей в полном составе.

Шаррет опалил меня яростным взглядом:

– Чего ты хочешь?

Ага… Кажется, он готов поторговаться! Я оценивающе посмотрела на капитана – сдержит ли свое слово? Похоже, сдержит!

– Я хочу, чтобы Лорин участвовал в вашем рекрутском отборе. Честном отборе, без подстав!

– Та‑ак… Скажите, леди, ваше имя случайно не Лейна?

– Да, а откуда вы его знаете? – «Дурная слава бежит впереди тебя», – прокомментировал мой личный внутренний зануда.

– Просто когда я отправил мальчишку на конюшню, он сказал: «Лейна будет недовольна!» А когда я попытался уточнить, кто такая Лейна и почему я должен ее опасаться, усмехнулся и добавил: «Вы поймете, только будет уже поздно!» Он был прав. Хорошо! Лорин будет участвовать в отборе, но я не собираюсь давать ему поблажки – он пойдет наравне с другими кандидатами в рекруты. Теперь о вашей «сказке». Как вы собираетесь вернуть мне доброе имя? Я не желаю, чтобы меня считали эльфийским перебежчиком!

– Это нетрудно! Кстати, в качестве благотворительной услуги… У вас есть враг? Желательно старый и искренне ненавидимый!

– Да у кого их, собственно, нет?

– Рассказывайте!

– Что ты хочешь знать? – насторожился хозяин кабинета.

– Ну мне же надо на кого‑то перевести стрелки! Если я просто скажу, что ошиблась, сплетни все равно не уймутся! Итак, я слушаю…

– Перевести что? – изумленно переспросил капитан. Видимо, некоторые идиомы просто непредставимы, хотя в остальном меня вполне понимают.

– Это значит – найти другую мишень для моего недоброго чувства юмора, – безмятежно пояснила я и вопросительно глянула на Шаррета.

– Старых… Пожалуй, полковник Тильдро Острин. Редкостная сволочь! Он тоже участвовал в Вестальской кампании. Из‑за его идиотских приказов погибла половина моего отряда, а своих он положил всех…

– И при этом он полковник, а вы до сих пор капитан? – Я задумчиво рассматривала старого солдата.

– Я, девочка, не умею лизать задницы, как этот педе… мм… В общем, не умею, и все!

– Ну ладно! Тильдро Острин так Тильдро Острин. Дайте мне слово, что после того, как я избавлю вас от «эльфийской дочки», Лорин получит шанс пройти испытания, и мы пойдем. Кстати, можете идти с нами и услышать все своими ушами.

Конечно, устоять перед таким предложением капитан не смог. Вежливо пропустив дам вперед, он закрыл дверь и проводил нас в мощеный дворик. Давешний стражник что‑то увлеченно рассказывал кучке местных ветеранов, оживленно размахивая руками.

– Думаю, вам стоит понаблюдать со стороны, – сказала я и, получив вежливый кивок, плавной походкой двинулась к оживленной компании. Те, в свою очередь, с любопытством уставились на нас с Тори.

– Что ты задумала? – прошипел на ухо дроу.

– Просто верь мне! – Мои глаза наверняка весело светились. Давно я так не развлекалась.

– Спасибо за помощь, уважаемый! – обратилась я к старому знакомому. – Не подскажете теперь, как пройти к конюшням?

Стражник, изнывая от любопытства, подробно объяснил дорогу. Я, подыгрывая, печально вздохнула:

– Представляете, опять ошибка! Тори не чувствует Голоса крови – капитан Шаррет не ее отец! Это просто ужасно! Ведь единственный из выживших, кого мы не проверили, – это Тильдро Острин! Хотя вряд ли это он… Судя по рассказам очевидцев, он предпочитал общаться с мальчиками, а от такого общения дети не рождаются! – Махнув стражнику рукой на прощание я потянула прибалдевшую Тори в сторону конюшен. Голоса за нашими спинами на секунду смолкли. Потрясенные слушатели переваривали ошеломительные подробности личной жизни полковника. Когда мы подходили к конюшням, нас догнал сияющий капитан.

– Леди, я и не подозревал, что вы способны на такое! – Он смотрел на меня со странной смесью восторга и ужаса. – И как вы додумались сказать подобное?

– Да вы же сами сказали, что он лижет зад начальству и что он педе… мм… – Я скосила глаза на собеседника и сжалилась: – А если серьезно, то есть только один по‑настоящему действенный способ заглушить слухи – пустить еще более шокирующую сплетню! Тогда предыдущая будет просто неинтересна… Закон желтых СМИ!

– Простите, какой закон?! – Капитан скосил на меня глаза.

– Не обращайте внимания, у вас он пока слабо действует! – попыталась я успокоить Шаррета, но, похоже, только испугала еще больше.

– Ну если это слабо, не хотел бы я побывать там, где он действует сильно! – Капитан оглянулся на сослуживцев, живым коконом окруживших стража центральных ворот и откланялся.

Ну надо же, какие мы нежные! И чего они так всполошились? У них же куча полукровок, подумаешь, еще одна объявилась!

– Тори, чего они так нервничают? У вас же полукровки довольно частое явление!

– Угу, частое… когда отец эльф, а мать – человечка или какого‑то другого рода‑племени. А так, чтобы отец – человек, а мать – эльфийка – такого, кажется, и не случалось никогда. Или было так давно, что об этом даже эльфы не помнят.

– Тогда почему они мне на слово поверили? Если это сродни чуду? – Непонятки опять какие‑то…

– Потому что светлый эльф никогда не станет лгать о своем Доме. Понимаешь, это позор для них, сродни бритой макушке! – Тор вздохнул. – Поражаюсь твоей везучести – я и сам так удивился, что только головой покорно кивал.

Мы подошли к низкому длинному одноэтажному зданию сомнительной чистоты, с явственным ароматом лошадиных загонов. Заходить туда мне совершенно не хотелось.

– Лорин! – рявкнула я в черноту открытых створок дверей. – Иди сюда, долго мне еще ждать?

Из дверей появился небритый детина в распахнутой грязноватой рубахе. Почесывая оголенное брюхо, он внимательно оглядел нас и лениво заявил:

– Ну чё ты орешь? Надо чё – зайди и спроси… глядишь, и получишь. – Сальная улыбка намекала, что именно мы можем получить, зайдя в гостеприимно распахнутые двери, источающие непередаваемый аромат. За спиной раздалось разъяренное шипение Тори.

– Парень, ты бы не нарывался, – мягко предупредила я, – а то ведь мы действительно войдем. Лучше позови мальчишку.

Меня всегда бесили подобные типы, воображающие себя несказанным подарком для любой женщины и не отличающиеся при этом даже зачатками интеллекта. Тори задумчиво рассматривала конюха расчетливым взглядом мясника. Похоже, поведение этого типа взбесило дроу не меньше, чем меня.

– Хы, а чё мне за это будет, цыпы? – Масленые глазки оглядели нас весьма откровенным взглядом.

– Если ты сделаешь это быстро, я оставлю тебе жизнь, – прошипела Тори.

– А ты строптивая, цыпа! – заявил этот недоумок и потянул к замаскированному дроу руку. Не знаю, что он хотел сделать, но для Тора это стало последней каплей. Одним плавным движением белокурая эльфийка оказалась за спиной мужика, а тот уже падал, не понимая, что случилось. Раздался треск сломанной кости и полузадушенный визг нашего поклонника. Брезгливо отпустив сломанную руку, Тори встряхнула своей гривой и произнесла сквозь зубы:

– Если ты еще будешь здесь, когда мы выйдем, то я сломаю тебе вторую руку и обе ноги!

Кивнув мне, эльфийка зашла в здание конюшни. Не испытывая ни малейшей жалости к поскуливающей жертве, я последовала за Тори..

Лорина мы нашли с другой стороны здания. Одетый в одни бриджи, мальчишка чистил лошадей, разговаривая с ними тихим голосом. Увидев меня, он улыбнулся счастливой улыбкой и бросился обниматься. Я на секунду прижала его к себе и сделала строгое лицо.

– Лорин, сколько можно тебе орать?

Я будто бы возмущенно посмотрела на парня. А ведь красивый мальчик! Еще годик‑два, и у него от девчонок отбоя не будет. Заметив мой оценивающий взгляд, Лорин покраснел как маков цвет.

– Одевайся давай, нудист местного разлива, ты участвуешь в завтрашнем рекрутском наборе.

Взвизгнув почище Тигра, увидевшего свежее мясо, Лорин метнулся к своей одежде.

– Но как? Как тебе это удалось? – на ходу натягивая рубашку, теребил меня мой друг.

– Я просто уговорила капитана Шаррета дать тебе шанс. Никаких поблажек не будет: если проиграешь – вернешься на конюшню!

Мальчишка серьезно взглянул мне в глаза и тихо сказал:

– Спасибо, Лейна! Знаю, что ты не хочешь, чтобы я стал солдатом, но все же помогла! Это для меня очень важно… Даже не знаю, как тебя благодарить.

– Просто стань лучшим, – улыбнулась я. – Этого мне будет достаточно. А сейчас поднимись к капитану Шаррету, он тебе все расскажет. А мы придем завтра на ваш отбор, чтобы поболеть за тебя.

– Ладно… Лейна, а кто эта леди? Ты не представишь меня? – Лорин робко посмотрел на Тори.

– Это Тори, а точнее, Торрен. Просто его старший брат замаскировал, не обращай внимания, – шепотом просветила я приятеля. Лицо Лорина вытянулось и приобрело довольно кислое выражение.

– И ты согласился??

– А кто меня спросил?! Сказали, что в светлого эльфа замаскируют, а сами… – Дроу обиженно посмотрел на меня.

– Я ни при чем! Это Трион с Дариэлем наваяли… Зато теперь его наверняка никто не узнает!

– Это точно, я бы в жизни не догадался! У него даже Голос крови воспринимается, как у светлой эльфийки, – восхищенно прошептал Лорин, прикрыв глаза.

– Иди давай, а то опоздаешь! А завтра отпразднуем твое принятие в рекруты, и заодно узнаешь все наши новости в подробностях.

С улыбкой посмотрев вслед мальчишке, мы развернулись к воротам, собираясь перекусить перед походом к магичке в какой‑нибудь симпатичной корчме. А жизнь‑то налаживается!

Выйдя за ворота, я позвала Малыша. Легкое дуновение ветра, и к моему боку прильнула тушка моего демона‑хранителя. Извернувшись, сэльфинг заглянул мне в глаза, и я оцепенела. На какое‑то мгновение просто выпала из реальности – чистые и сильные эмоции Малыша захлестнули меня: искреннее обожание, желание защитить и уберечь и пугающее абсолютное доверие, предать которое невозможно. Я изумленно смотрела в изумрудные глаза сэльфинга и непроизвольно ему улыбалась, пытаясь мысленно сказать, что я тоже его люблю, что буду заботиться и никогда не предам…

Из странного транса меня выдернул шипящий голос Тори и рывок за плечо:

– Спятила? Нельзя же так открываться! Тебя любой маг прочитает!

Ошеломленно хлопая ресницами, я возвращалась к реальности.

– Тори, что это было? Я чувствовала эмоции Малыша! Он сказал, что любит меня…

– А, так это у тебя в первый раз… Он же твой демон‑хранитель, со временем ты научишься чувствовать его, не открываясь для других. Можно Триона попросить – он покажет. У меня пока сэльфинга нет, – с легкой завистью закончила Тори.

Я была поражена:

– Так это что, нормально? Читать чужие эмоции и мысли?

– Ну вообще‑то, не совсем. Такое слияние происходит обычно через год‑полтора после того, как сэльфинг признает своего Хозяина. Но ты вообще очень необычная, так что по отношению к тебе меня мало что удивит, – усмехнулась блондинка, целенаправленно ведя меня в сторону корчмы.

Я рассеянно топала за светлой эльфийкой, положив руку на холку сэльфинга. Значит, здесь телепатия в порядке вещей. Лорин со своей эмпатией вовсе не уникум, как я думала раньше. И я, дитя техногенного мира, тоже могу ею пользоваться! Это просто невероятно… Ладно, обдумаю это позже, решила я, уловив аппетитные запахи из небольшой аккуратной корчмы со свежеокрашенной вывеской.

Зайдя и сделав заказ, мы уселись за дальний столик. Малыш свернулся под столом, заняв практически все свободное пространство.

– Расскажи‑ка поподробнее о магичке, к которой мы идем! – попросила Тори.

– Да мне о ней почти ничего не известно, – призналась я, протягивая эльфийке письмо. – Просто это старая подруга Мирайи, прабабушки Лорина. Она мне жизнь спасла и дала этот адрес, и я вполне доверяю ее рекомендациям. А что?

– Понимаешь, женщине непросто пробиться наверх, а иметь собственное владение на аллее Лип… Это очень дорогой район, кстати, недалеко от королевского Дворца, – тихо проговорила Тори.

– Ну и что? Значит, она имеет большие возможности! – Однако и я призадумалась. Во‑первых, помимо возможностей у магички могут быть и расценки соответствующие, а во‑вторых… чтобы подняться так высоко в откровенно патриархальном обществе, нужно, помимо редкого дара, иметь весьма пробивной и стервозный характер, а зачастую просто идти по трупам… Я кивнула, давая понять Тори, что запомнила ее слова.

Мы ели молча, думая каждый о своем. Довольно быстро закончив обед и передав пугливой служанке плату и миску из‑под рагу, начисто вылизанную сэльфингом, мы вышли из корчмы и повернули в сторону района, в котором селилась местная олигархия.

Потребовалось минут двадцать, чтобы добраться до аллеи Лип. Красивые дома утопали в зелени. Тонкие, ажурные оградки не скрывали тщательно ухоженных клумб и аллей. Вот только теперь я знала цену этим тонким и, казалось бы, беззащитным заборчикам. Надеюсь, что ажурное чудо вокруг дома Мореи Озерной не сочтет нас опасными… Не хотелось бы закончить свою жизнь в виде горсти пепла на оградке.

А мы, собственно, пришли! Двухэтажный особнячок до боли напоминал классический стиль архитектуры, так любимый в советские времена. Шесть колонн, бело‑желтые тона штукатурки и геометрически выверенные линии навевали на меня ностальгию. Покосившись на сэльфинга, я решила не рисковать и оставить его снаружи. Вдруг демоны‑хранители воспринимаются местной магической охраной как опасные? Пришлось потратить минут пять, уговаривая упрямую животинку. Тори тихо хихикала, глядя на мои потуги. К счастью, Малыш милостиво согласился подождать нас снаружи. Вздохнув от облегчения, я ударила молоточком в маленький медный гонг на воротах, напоминающих изящное кружево. Через минуту из дома вышел невысокий пожилой мужчина в чем‑то смутно напоминающем ливрею и без единого вопроса открыл нам дверцу в воротах.

– Госпожа Морея ждет вас! Прошу за мной, – спокойным, почти безжизненным голосом произнес слуга и повел нас к дому.

– Наверное, вы нас с кем‑то перепутали, госпожа Морея не могла нас ждать: она нас просто не знает! – Не хватало еще, чтобы наше знакомство с магичкой началось с того, что нас приняли за кого‑то другого.

– Госпожа Морея никогда ничего не путает, – спокойно произнес слуга. – Сюда, пожалуйста. Госпожа скоро к вам выйдет.

Я оглядывала помещение, в котором мы оказались. Большая светлая комната, заставленная диванчиками, явно использовалась как приемная. Тори, внимательно оглядываясь, обходила ее по периметру.

– Тебе что‑то не нравится? – спросила я у напряженной эльфийки.

– Да. Меня беспокоит то, что здесь чувствуется Магия Хаоса. Очень слабо… Возможно, здесь недавно были охотники. Понимаешь, этим видом магии владеют только дроу! Тебе напомнить, что это может означать? – скосила на меня глаза Тори.

– Не надо, сама догадаюсь! – Я задумчиво вертела в руках письмо. Может, стоило плюнуть на магичку и начать трясти информацию по Вероятностям из приятелей‑эльфов? Моя привычка просматривать все варианты может завести нас сегодня в ловушку. Вздохнув, я посмотрела в окно: теперь все равно уже поздно что‑то менять, придется выкручиваться.

– Добрый день! – Мелодичный грудной голос выдернул меня из раздумий. В дверях стояла женщина лет тридцати пяти – сорока. Красивая, уверенная в себе брюнетка с яркими чертами лица и ледяными серыми глазами. Длинное темно‑синее платье подчеркивало идеальную фигуру. И все же эту женщину нельзя было назвать по‑настоящему красивой – слишком холодна. Морея Озерная, а это была именно она, в свою очередь внимательно рассматривала меня, почти не обращая внимания на Тори.

– Добрый день! – вежливо отозвалась я. – Меня зовут Лейна, я привезла вам письмо от Мирайи из Залесья. Пожалуйста, прочтите его. Это избавит вас от многих вопросов по поводу нашего присутствия здесь.

Магичка взяла протянутый мною свиток, запечатанный зеленым сургучом, сломала печать и быстро пробежала глазами послание. Затем перечитала его и посмотрела на меня внимательным взглядом.

– Так чего ты от меня хочешь, иномирянка? – Мягкий голос Мореи напоминал шелест осенних листьев.

– Мне нужен Мастер Вероятностей, и, надеюсь, вы сможете меня с ним познакомить. – Сказать по правде, мне не понравилась магичка. Я чувствовала странную настороженность, исходящую от нее.

– Идемте, – произнесла женщина и приглашающе повела рукой. – Выпьем вина и поговорим.

Переглянувшись, мы с Тори пошли за хозяйкой дома. Пройдя почти через весь дом, оказались в небольшой уютной гостиной.

– Прошу вас, угощайтесь! – Морея налила бокал вина из витой бутылки темного, почти черного стекла и протянула Тори. – Это «Три’ррин» одна тысяча семьсот девяносто пятого года правления Норрена и Мирассы д’Орсвит из Старшего Дома Шаррен. Великолепное вино, попробуйте!

Тори взяла бокал рубиново‑красного напитка, подозрительно принюхиваясь.

– А для вас лучше светлое вино, – улыбнулась магичка, протягивая мне другой бокал. – За исполнение желаний!

Ну что же, за это не грех и выпить! Улыбнувшись Морее, я поднесла бокал к лицу. Глупая привычка нюхать вино спасла мне жизнь! Я по‑прежнему безнадежно пыталась уловить тот «букет и аромат», о котором говорят создатели вин. Тори, отпив глоток, отбросила свой бокал и метнулась ко мне, выбивая из рук нетронутый напиток. Морея сощурилась, разглядывай нас холодными серыми глазами. Сейчас она выглядела гораздо старше.

– Так, так, так… Значит, светлая эльфийка готова умереть за свою смертную подружку? – насмешливо пропела магичка. – Странно, что ты еще держишься на ногах! Магии Хаоса в этом вине достаточно для того, чтобы вырубить целый отряд светлых эльфов. Дивная идея, не правда ли? Вино дроу полностью маскирует Магию Хаоса и ничуть не портит вкуса, а для светлых является ядом! – Морея засмеялась, а у меня мурашки пошли от ужаса. Насколько иллюзия исказила восприятие Торрена? Не повредит ли ему Магия Хаоса?

– Зачем тебе это? – тихо спросила Тори, покачнувшись. – Неужели ты так ненавидишь светлых эльфов?

– Идиотка! Да мне плевать на всех эльфов – светлых, темных и в крапинку! Ты просто не понимаешь, КТО твоя подружка… Но ты уже не сможешь мне помешать! Это сказочное везение. – Глаза магички лихорадочно блестели. – Жаль, что пропало вино из сентарина, но ради такой добычи я готова разориться еще на один бокал.

Магичка, усмехнувшись, махнула рукой в мою сторону, и я застыла, не в силах оторвать ноги от земли. Но это невозможно! На меня же не действует наведенная магия! «Зато она чудесно действует на твои сапоги!» – отозвался внутренний голос. Шипя от ярости, я плюхнулась на пол, вытаскивая ноги из непокорной обуви. Магичка, явно развлекаясь, снова махнула рукой, и на этот раз к полу прилипли мои джинсы! В том самом месте, где они касались пола – мне напомнить, что я сидела?! Похоже, Морея решила развлечься стриптизом в моем исполнении. Ну это мы еще посмотрим! Мои руки потянулись к поясу. Развеселившаяся магичка с интересом рассматривала меня, совершенно упустив из виду эльфийку. Впрочем, ее можно понять – любой светлый эльф на месте Тори был бы уже мертв. Поэтому молниеносный бросок «трупа» застал Морею врасплох. Перехватив женщину за горло, одним отточенным движением Тори влила в возмущенно открывшийся рот магички содержимое светлой бутылки – вино из сентарина.

– Ты в порядке? Слава всем вашим богам и Демиургам! – От облегчения у меня на глазах появились слезы.

Тори отпустила магичку, безучастную ко всему происходящему. Женщина стояла, чуть покачиваясь, и бессмысленно смотрела вдаль.

– Действительно сентарин! – холодно произнесла моя «подруга» и невежливо пихнула магичку в бок: – Освободи ее!

Морея перевела на меня одурманенный взгляд и повела рукой. Ну наконец‑то! Вскочив на ноги, я бросилась на шею Тори. Крепко обняв замаскированного приятеля, я испуганно заглянула ему в глаза:

– Ты правда в порядке?

– Конечно, в порядке! Не забывай, из какой я семьи. Ни одна иллюзия этого не изменит, – засмеялась Тори, ласково гладя меня по волосам. – А теперь мне хотелось бы задать пару вопросов нашей гостеприимной хозяйке.

– А с чего ты взял…а, что она захочет на них отвечать? – Я была полна пессимизма.

– Все дело в сентарине! Вино из сентарина безумно дорогое и редкое. За бутылку такого вина отдают от трех до пяти тысяч золотых. А все потому, что без каких‑либо пыток или шантажа, всего лишь предложив бокал вина, можно заставить человека или эльфа рассказать любые тайны, выполнить любое поручение, пойти на преступление, даже покончить жизнь самоубийством… И никаких побочных эффектов! И доказать почти невозможно: ведь магии в нем нет!

Круто, все наши психотропные препараты отдыхают…

– Скажите, уважаемая, зачем вам эта смертная девушка? – приступила к допросу Тори.

– Я хотела провести ряд экспериментов. Это редчайшая удача – найти человека из Закрытого мира. А она сама ко мне пришла! – В глазах магички появился фанатичный блеск. Тори обалдело уставилась на меня.

– С чего вы взяли, что она из Закрытого мира? – опасливо уточнил дроу.

– Я уже более пятисот лет изучаю все доступные свидетельства о подобных пришельцах. И, пожалуй, единственная из ныне живущих смогу узнать такого иномирянина! – В голосе Мореи звучали отголоски гордости.

– Тори, а что такое Закрытый мир? – Я с нетерпением ждала ответа.

– Он не один, их много… – устало ответила эльфийка, напряженно о чем‑то думая. – В основном это миры, которые покинули Демиурги и боги, разочаровавшись в их обитателях. Или миры настолько пугающие, что их закрывают во избежание уничтожения соседей. Не думаю, что ты из такого мира! – улыбнулась Тори, пытаясь меня успокоить.

Угу, – угрюмо подумала я и представила второе открытие Америки здесь, в Ледойре. Интересно, сколько бы эльфы протянули в резервациях? В современных подземных резервациях. Стерильных. Заполненных странными машинами и сосредоточенными тенями в белых халатах. Эльфы ведь почти бессмертны, а людям так хочется жить вечно… Почему‑то мне совсем не хотелось делиться с Тореном последней мыслью.

– Это что, повод устраивать подобное шоу? Что‑то ты недоговариваешь! – Я внимательно смотрела на замаскированного приятеля. Тори попыталась отвести глаза, но я продолжала сверлить ее взглядом. – Торрен, если я правильно поняла, от этого зависит моя жизнь…

Тяжело вздохнув, Тор уставился в окно и тихо произнес:

– Понимаешь, приходили другие, тоже из Закрытых миров. Очень давно. Очень редко. Даже у дроу эти истории превратились в легенды. Одни пришельцы погибали, другие становились богами или демонами… чаще демонами. Почти все они обладали невероятной магической силой. Маги нашего мира уверены, что можно забрать у пришельца из Закрытого мира его силу и стать величайшим Архимагом всех времен. Бессмертным. Равным богам. А пришельца убить. – Тори подняла на меня печальные глаза. – Если кто‑нибудь узнает, что ты из Закрытого мира, за тобой начнется такая охота, что мое бегство из дворца покажется детской игрой. Помни об этом. Никто не должен знать, откуда ты! Я поклялся и буду защищать тебя, но больше никто не должен знать о том, что произошло сегодня. Даже Дариэлю и Триону не говори. Особенно Триону! Мой брат слишком часто думает как политик и вполне может пожертвовать твоей и моей жизнью ради такого приза.

– Тори, но ведь Морея может ошибаться! – Я не чувствовала себя наделенной магической силой, скорее усталой и разочарованной… И немного испуганной.

– Может, – не стал отрицать приятель. – Даже наверняка ошибается, но все захотят убедиться в этом лично, распотрошив тебя на всякий случай!

– Ты прав, – устало вздохнула я. – Черт! Как же все сложно! Что будем делать с магичкой? – Пожалеть себя можно и потом, а сейчас надо решать неотложные проблемы.

– Воспользуемся твоей старой идеей – Морея погибнет в результате одного из своих экспериментов. – Голос дроу был холоден и спокоен. Почему‑то я тоже не испытывала особой жалости к женщине, желавшей мне смерти.

– Пожалуй, прежде чем она займется опытами, стоит забрать себе пару бутылок из местного винного погреба и попросить хозяйку проводить дорогих гостей до порога! – Я вовсе не была уверена, что магические охранные заклинания дадут нам спокойно выйти, а светить способностями Тора в отражении заклятий было откровенно глупо.

Тору потребовалась всего пара минут, чтобы проинструктировать магичку. Затем мы вышли из дома, сопровождаемые заторможенной хозяйкой, и вежливо раскланялись с ней за воротами. Сэльфинг кружил возле меня юлой, тревожно заглядывая в глаза.

– Все в порядке, Малыш, не волнуйся. Теперь все в порядке…

Мы медленно шли по улице, когда нас догнал тихий звук, похожий на вздох великана. Оглянувшись, я увидела, как дом магички, как картонный, начал складываться вовнутрь.

В последний раз лениво обернувшись на облако пыли, висевшее над развалинами дома Мореи Озерной, мы молча продолжили наш путь.

– Что будем делать? – наконец очнулась Тори.

– Пить.

– Что пить? – не понял мой приятель.

– Я говорю, что собираюсь сегодня напиться до зеленых чертей, – спокойно объяснила я. – Можешь присоединиться.

– А до зеленых чертей – это как? – подозрительно полюбопытствовала эльфийка.

– Это много! – отрезала я. Настроение было на редкость поганым.

Глава 7.

Мои друзья:
23
Подпишитесь