Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 3. Глава 3.

Глава 3

Не всегда говори, что знаешь, но всегда знай, что говоришь.

Клавдий

Лейна

Дариэль сказал, что в Миирон ведут две дороги: центральная, проложенная вдоль протоки и повторяющая почти все ее изгибы, и небольшая охотничья тропка через лес, которая сэкономит нам день пути. Мы выбрали менее комфортабельную и более быструю. В конце концов, телег у нас нет, а верховые животные там пройдут. В планах было добраться до города через два дня, в худшем случае на утро третьего.

Тигр бесшумно ступал по едва заметной тропинке вслед за соловым жеребцом Торрена, я же, сидя на спине гарр’краши, размышляла о том, что может ждать в Миироне. Город магов – штука опасная. Особенно для меня. Если я действительно из Закрытого мира, то шансов быть опознанной больше всего именно там. Говоря словами Маугли, моя шаловливая ручка уже протянулась, чтобы подергать смерть за усы. Вот только выбора нет. Возможно, именно в Миироне скрыт ответ на самый важный для меня вопрос. Вдыхая чистый лесной воздух, прислушиваясь к шелесту листвы и веселой перекличке птиц, я решила расслабиться и положиться на свою удачу. Конечно, если придумаю, как ей помочь, сделаю непременно, но пока в голову ничего путного не приходило. Кстати, припасов у нас не так уж и много. Пожалуй, стоит подстрелить кого‑нибудь на ужин, заодно и отвлечься от грустных дум. «Триона, например», – мстительно подсказал внутренний голос. Богатое воображение тут же подсунуло картинку: растрепанного и ругающегося старшего дроу, привязанного к медленно поворачивающемуся над костром шесту. И в кого у меня такая извращенная фантазия? Нормальная девушка мечтала бы увидеть такого красавчика совсем в другом месте, усмехнулась я, расчехляя лук.

– Что ты задумала? – Из‑за куста черемухи неслышно выехал Трион, насмешливо рассматривая мой лук. Легок на помине… Долго жить будет!

– Хочу подстрелить нам что‑нибудь на ужин, а что? – Не понимаю, почему этот тип смотрит таким ехидным взглядом. А‑а, ну конечно! Как можно было забыть? Рассказывая ему историю своих путешествий, я не упоминала, что подаренный Тумаром лук из эльфийской ивы.

– А в чем проблема? – В моих опущенных к земле глазах наверняка прыгали смешинки. Хорошо, что он этого не видит!

– Если ты сможешь подстрелить из этого лука хоть кого‑нибудь нам на ужин, то…

– Ты отдашь мне амулет, искажающий ауру, который свистнул у Сирина, – подсказала я.

– Хмм… Знаешь, создается такое ощущение, что меня водят за нос. – Дроу покосился на меня, прикидывая в уме варианты. – Ладно, согласен! Но если вдруг сбежит вся живность и на ужин ничего не будет, то ты отправишься в Сартар в качестве моей любовницы.

Однако! Ловя отпавшую челюсть, я изумленно уставилась в полыхнувшие огнем зеленые глазищи. Пожалуй, стоит запомнить на будущее, что этот дроу никогда не отказывается от своих планов. Просто иногда откладывает их во времени.

– Если дашь слово, что не станешь нам мешать! – уточнила я. На вопросительный взгляд пояснила: – Мне и моим демонам.

– Ты слишком в себе уверена… Хорошо, по рукам.

Трион

Я смотрел вслед отъезжающей человечке. Любопытно: зачем ей амулет? При своем просто ненормальном желании не быть кому‑то обязанной и гипертрофированном чувстве собственной свободы, она согласилась на очень невыгодные для себя условия ради простого амулета. Ну ладно, далеко не простого, а весьма дорогого и редкого… И все же на Лейну это крайне не похоже! К побрякушкам она совершенно равнодушна, магией, как таковой, не бредит. Значит… От кого же она решила спрятать собственную ауру? Трэш! Ненавижу, когда меня пытаются использовать «втемную»! А девчонка будет молчать…

– Лейна, не мучайся, – окликнул я человечку. – Это лук из эльфийской ивы и слушается он только тех, в ком течет кровь Перворожденных. Ты проиграла.

– Трион, солнышко мое, зачем же так торопиться? – нежно пропела в ответ эта стервочка. У меня на секунду сердце замерло. – С этим луком я в течение месяца снабжала дичью караван Милора Залесского по пути из Больших Соток в Тирилон. Так что лучше поройся в своих сумках на предмет поиска артефакта. А по поводу моего посещения Сартара… Ну если ты очень попросишь, то, возможно, получишь мое согласие приехать туда в качестве гостьи Дома.

Прикрыв глаза, я снова проверил девчонку на наличие эльфийских кровей… Пусто! Чувствуя себя полным идиотом, дал своему коню шенкелей и поравнялся с Дариэлем. Светлый эльф знаком с ней дольше и, возможно, сможет объяснить, что происходит!

Трэш! Дариэль тоже не знает, как Лейне удалось договориться с луком из священного эльфийского дерева, но наблюдать результат подобной охоты ему уже доводилось, так что увиденное не стало для меня откровением. Через три часа я с редким отвращением взирал на тушу молодой самки оленя, которую довольная человечка везла перед собой на спине гарр’краши. В глубине души в тугой клубок сплелись восхищение и ярость! Надо же так изящно меня обставить! И при этом не дать мне ни капли информации… Трэш! Джер васс торр! Элар’шен дэсс верртн!

Лейна

Какое же это счастье – ментальный контакт с демоном‑хранителем! Через полчаса после разговора с Трионом сэльфинг уловил запах оленьего стада и погнал животных прямо на нас с Тигром. Хладнокровно выбрав молодую самку, я натянула лук. Отличный выстрел! А что? Себя не похвалишь – и другие промолчат! Соскочив с гарр’краши, я выдернула стрелу из горла животного и покосилась на Тигра. Тот наклонил клыкастую морду и легким движением забросил тушу себе на спину. Я мысленно поделилась с демонами своим удовольствием от удачной охоты. Мой зверинец с энтузиазмом поддержал такое отношение к результатам совместного труда. Хорошо, когда тебя понимают! Ухмыльнувшись, легким движением запрыгнула на спину Тигра – ну хоть какая‑то польза от трех недель адских тренировок – и похлопала жеребца по шее. Малыш, получив указание привести нас к остальному отряду максимально короткой дорогой, побежал впереди.

Через пару‑тройку часов, вдоволь налюбовавшись на кислую физиономию Триона, я начала откровенно скучать. Нагнала Тора, погруженного в невеселые думы, и попросила рассказать мне что‑нибудь интересное. Приятель изумленно посмотрел на меня, но, покорно кивнув, поинтересовался:

– Что ты хочешь узнать?

– Не знаю… Расскажи мне о богах и Демиургах. Кто создал ваш мир? Мне почему‑то кажется, что эльфы и дроу должны знать об этом больше, чем люди.

– Ну что тебе рассказать? Видишь ли, Демиурги создают миры и тех, кто в них обитает, а также творят богов. А те, в свою очередь, делают себе слуг и помощников. Боги следят за порядком в мире, отвечая каждый за свой участок. Есть бог войны Радрас, бог ремесел Сешшле, богиня плодородия Селлика и многие другие. В общем, их называют Видящими, или Смотрящими. Люди предпочитают молиться богам, а мы, Перворожденные, почитаем нашего Демиурга. Наш мир создала прекраснейшая Тиллиринель, Пресветлая Мать, покровительница искусств и домашнего очага. Видела бы ты ее статую в Сартаре! Такую дивную красоту трудно себе представить! – Тор мечтательно улыбнулся и посмотрел на меня. – А зачем тебе все это знать?

– За надом! Тор, мне же почти ничего о вашем мире не известно, – вздохнула я, – а, как ты сам понимаешь, чтобы жить долго и счастливо, нужно максимально слиться с толпой и скрыть свое невежество. Ладно. Расскажи мне теперь про Миирон. Ты там был?

– Только один раз! Город почти такой же большой, как Тирилон, только совсем иной. Молодой, что ли… Трудно объяснить, – улыбнулся приятель. – Понимаешь, почти треть его обитателей составляют студенты, обучающиеся в крупнейшей Высшей Магической школе Миирона, а также в Магистрате Вероятностей. Видимо, это наложило отпечаток на сам город – вечно юный и бесшабашный. Тебе там понравится!

Уже темнело, а Дариэль все гнал отряд вперед, к какому‑то мифическому «Привалу путника». Похоже, наконец‑то добрались! Я рассматривала небольшую полянку, усыпанную нереальным количеством цветов и пересеченную говорливым ручейком. Упс… Вот это номер! На небольшой песчаной косе в изгибе ручья горел костер. Мы стали с интересом рассматривать путника, опередившего нас и занявшего «теплое местечко». Дариэль, показав знаком, чтобы мы оставались на месте, спешился и неслышно пошел к костру. У меня создалось ощущение, что эльф плывет над травами – настолько бесшумными и плавными были его движения. Подойдя к закутанной фигуре у костра, Дариэль перебросился с ней несколькими фразами и призывно махнул в нашу сторону. Слава богам и Демиургам! А то я уже испугалась, что придется ночевать в лесу под елкой. Воображение живенько нарисовало картину близкого соседства с муравьями и наши коллективные пляски вокруг муравейника в тщетных попытках вытряхнуть из своей одежды кусючих насекомых. Бррр…

Приблизившись к костру, я стала внимательно рассматривать нашего компаньона по ночевке. Девушка… Точнее, молоденькая девчонка лет шестнадцати‑семнадцати. Очень необычная внешность. Растрепанные ветром волосы, черные, с малиновыми искрами в отсветах позднего заката, обрезаны по плечо. Огромные золотисто‑желтые, как у рыси, глаза таят в себе странную недетскую печаль и мудрость. Хрупкая фигурка кутается в старый кожаный плащ. Она не была красива, но забыть такое лицо сложно. Девушка улыбнулась и представилась чуть хрипловатым голосом:

– Друзья называют меня Тиль. Я менестрель, направляюсь в Ирит.

– Дариэль, Тори, Трион и Лейна, – по очереди указала я на нашу компанию. Не знаю, кто там должен был представлять нас по этикету, но все молчали, так что пришлось самой крутиться. – А еще Малыш и Тигр. Мы идем в Миирон.

Трион обиженно на меня покосился. Ах, ну как же, его высочество представили наравне с демонами! Фыркнув, я кивнула гарр’краши и улыбнулась девушке:

– Надеюсь, ты присоединишься к нашему ужину? Дариэль сейчас оленя разделает, а Трион займется приготовлением еды.

Тигр в это время, выполняя мои указания, сгрузил оленью тушу в стороне от костра.

– Это с чего это ты взяла… – хором начали возмущаться перечисленные нелюди.

– Ну вы же хотите поужинать? А если девушки будут за вас не только охотиться, но и мясо разделывать, то и есть его будут в гордом одиночестве! Остальным придется довольствоваться сухарями и крупой! – отрезала я.

Тиль уставилась на меня с искренним изумлением, но еще больше ее поразила реакция эльфа и дроу. Переглянувшись и вздохнув, они отправились выполнять мои поручения.

– Тори, давай займемся обустройством лагеря! Ты наруби лапника для постелей, а я пойду почищу лошадей, идет? – Тор согласно кивнул и, подхватив небольшой топорик, отправился в сторону леса. Посмотрев вслед другу и улыбнувшись внимательно рассматривающей меня Тиль, я расседлала нашу разношерстную лошадиную компанию, свистнула Тигра и пошла вниз по течению ручья в слабой надежде набрести на небольшой затон.

Часа через полтора, ориентируясь на свет костра, привела лошадей к привалу и попыталась спутать им ноги. Черт! Эти проклятые твари совершенно не понимают, чего я от них хочу! Какое счастье, что мне повезло найти Тигра! Смеющийся Дариэль отобрал у меня веревки и кивнул в сторону костра:

– Иди, погрейся, а то руки как у снежного граха!

– А кто такой снежный грах? – не удержалась я. Лучше бы промолчала!

– Мелкий демон, с сильно пониженной температурой тела и поразительно вредным и мерзопакостным характером, – невозмутимо пояснил эльф.

Вот мерзавец! Ну все… Моя месть будет страшна! – Шипя и булькая от возмущения, как закипающий чайник, я потопала в сторону костра.

Проинспектировав по пути отложенные для моих демонов куски мяса и милостиво решив простить Дариэля, мысленно позвала питомцев ужинать. Звереныши не заставили себя долго ждать. Мой взор помимо воли устремился в направлении вертела с задней частью убитого оленя, медленно проворачивающегося над огнем. Желудок радостно запел гимн обжорству, предвкушая сытный ужин. Кажется, его услышали даже у костра… Покраснеть, что ли? Пожав плечами, я продолжила свой путь к костру.

Потребовалось еще полчаса, чтобы мясо дожарилось. За это время мы накрыли поляну по полной программе, а Тиль вытащила из‑под плаща уже виденный мною раньше музыкальный инструмент – смесь гитары и банджо – и тихонько запела. Голос у девушки оказался глубоким и поразительно чистым. Красивая печальная мелодия полетела к звездам, сопровождаемая искорками костра. Прикрыв глаза и положив голову на плечо Тора, я завороженно слушала историю о любви, чести и смерти, рассказанную старой лимрой и дивным голосом Тиль.

Я покину твое королевство

на ранней заре.

Разойдутся на миг облака

над моей головой.

Пусть уводит дорога меня

от закрытых дверей.

И следы моих ног поскорей

зарастают травой.

На высокие башни я брошу

последний свой взгляд,

И уйду, и смогу не заплакать,

а тихо запеть.

Я уже никогда не вернусь,

мой забывчивый брат,

И тебе не придется мой взгляд

беспокойный терпеть.

Я уже не вернусь, для тебя

я почти умерла,

Вспоминая тепло твоих рук

до последнего дня,

Потому что в ворота твои

королева вошла.

Я желаю ей счастья,

которого нет у меня.

Да и что мне с того?

Во дворце не живет менестрель.

А земля велика –

хватит времени все позабыть.

Мой забывчивый брат,

мой веселый неверный апрель,

Не сердись, я ушла из твоей

непонятной судьбы.

И не больно совсем,

и дорога пряма и легка,

И деревья мне машут ветвями

с обочины вслед

И легко и привычно

на струны ложится рука,

Но с непрошеной грустью

рождается песня на свет.

За недолгое счастье расплатою –

горечь и боль.

Но прошу об одном:

забывая меня навсегда,

Ты не струсь, не предай, не солги

и останься собой –

Остальное уже не такая

большая беда. [1]

– Это было изумительно, – разбил наступившую тишину тихий шепот Триона. – Если когда‑нибудь решишь, что устала от дорог, в Сартаре для тебя всегда найдется место.

– Спасибо, Трион, – мягко улыбнулась девчонка, – но дороги этого мира – это все, что у меня есть. И они делают меня если не счастливой, то свободной! Поверь: это очень много…

– Но ты ведь можешь полюбить и стать счастливой! Разве ты откажешься от любви ради свободы? И тебе захочется иметь свой дом… – Принц дроу бросил на меня быстрый взгляд и напряженно замер, ожидая ответа.

– Однажды я уже отказалась от всего ради любви, – тихо произнесла менестрель. – Не знаю, почему мне хочется рассказать об этом… Сердце подсказывает, что вы поймете. А может, я просто устала носить это в себе… – Девушка мечтательно улыбнулась, устремив взгляд золотых глаз в огонь костра. Мы не торопили ее. – Он был самым красивым, смелым и полным чести. Не просил помощи у богов, не возносил льстивые речи Демиургу. Заботился о мире на своих землях… Мой любимый был гордостью своего народа. Впрочем, таков он и сейчас… Только любовь склонилась перед долгом. Лорд не может взять в жены девушку‑менестреля. Это ведь все, что он обо мне знал. И мой прекрасный рыцарь женился на истинной леди своего народа, заключив политически выгодный союз. Несущий мир его стране. А я… я простила его и пообещала, что не стану мешать и буду ждать… Всегда… до тех пор, пока он не захочет вернуть меня и не позовет истинным именем…

Тиль грустно улыбнулась и продолжила:

– Те, кого вы назвали бы моей семьей, не простили подобного мезальянса даже в любви. Меня с позором изгнали. Но я не жалею о своих поступках, и будь у меня возможность прожить жизнь заново – поступила бы так же, даже зная, каков будет конец. С той поры я брожу по дорогам мира, снова и снова изумляясь его красоте…

– Твой лорд просто идиот! – не выдержала я. – Прячась под щитом «долга», он сделал несчастными трех людей – тебя, себя и бедную женщину, на которой женился. А возможно, и гораздо большее количество народа…

– Спасибо за поддержку, сестренка! – засмеялась Тиль. – Пожалуй, хватит грустить.

Ударив по струнам, девушка запела какую‑то залихватскую разбойничью песню, а оживший Дариэль решительно пошел с ножом на подкопченные оленьи окорока. Собственно, никто и не сомневался в личности победителя – жареное оленье мясо заполнило наши тарелки, а слабенькое красное вино, купленное в форте, – кружки. Тиль добавила к столу четверть головки сыра и горбушку черного хлеба. Так что в последующие полчаса все были слишком заняты, чтобы вести светскую беседу.

Мне не спалось. Тихонько поднявшись и стараясь не разбудить Торрена, свернувшегося трогательным калачиком у меня под боком, я пошла к ручью. Усевшись в позе лотоса у самой воды, благо берег был довольно высоким и сухим, устремила задумчивый взгляд к звездам. По нашим меркам сейчас примерно середина сентября, а здесь тепло, как в августе. Но у них – свой календарь.

– Не спится? – Мягкий голос с хрипловатыми нотками. Тиль.

– Нет… – тихо отозвалась я, наблюдая, как менестрель присаживается рядом со мною на песок. – Тебе, похоже, тоже. Прости, что разбередили душу, после этого трудно заснуть…

– Ничего, для меня это счастье – вспомнить… Пусть и горькое, – отозвалась девушка.

Сейчас, не видя ее лица, я бы сказала, что она много старше и мудрее. Сумасшедшая догадка толкнулась в мою голову. Да нет… Это просто бред…

– Тиль, скажи мне свое истинное имя, если, конечно, не считаешь это секретом, – попросила я, вздрагивая от поразительной и безумной идеи, пришедшей мне в голову. Если это правда… Нет, невозможно!

– А разве ты не догадалась? – В свете звезд блеснули золотые глаза и белозубая улыбка.

– Тиллиринель… – выдохнула я, прикрыв глаза.

– Ну да… – донес ветер тихое признание Демиурга этого мира.

Когда я открыла глаза, рядом никого не было. Как странно… Чего же ты хотела от меня, Тиль?

Чувствуя страшную усталость, я поднялась и пошла к своему спальному месту. Пожалуй, остальным не стоит знать, чью печальную историю любви они услышали сегодняшним вечером. Осторожно устроившись между сэльфингом и Тором, я натянула на себя плащ и моментально провалилась в сон.

[1] Лариса Неупокоева (Лориэль).

Глава 4.

Мои друзья:
23
Подпишитесь