Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 4. Глава 1.

Глава 1

В раю, конечно, климат получше,

зато в аду гораздо более приятное общество.

Тристан Бернар

До Веллариэля мы добрались к вечеру третьего дня. Как‑то получилось, что в самом начале мы разбились на три группы. Трион и Оллеро возглавляли наш небольшой отряд, тихо переговариваясь на темноэльфийском, за ними следовали мы с Дариэлем и Тором, и замыкали процессию молчаливые спутники посла. Мне их, конечно, представили, но, каюсь, я запомнила только самого младшего – Дарта. Делегаты изредка кидали в мою сторону опасливые взгляды. Было безумно интересно, что ж такого наговорил им Сирин, передавая послание, но ведь будут молчать как партизаны.

– Дариэль, расскажи о Веллариэле, ты же столицу должен знать, как свои пять пальцев. И кстати, где мы там остановимся?

Эльф оторвался от своих мыслей и неуверенно улыбнулся. Так. Похоже, меня ждут не слишком приятные новости! Уставившись на приятеля взглядом василиска, я потребовала объяснений.

– Ну Лейна, что ты от меня‑то хочешь? – отбивался Дариэль. – Вы же с Тори в свите темноэльфийского принца, поэтому должны жить с ним во дворце! Правда, тебе вряд ли понравится, что про вас подумают… А я буду жить у себя дома…

– И что о нас подумают? – ласково спросила я, заранее предвидя, какой будет ответ.

– Э‑э… Ну‑у… Думаю, все решат, что вы его любовницы! – выдал Дариэль и слегка втянул голову в плечи.

– А может, ему свой гарем еще на одного светлого эльфа расширить? – поинтересовалась я и рявкнула: – А рожа у принца не треснет?!

Трион обернулся, встретился взглядом с разъяренной мною и благоразумно отвернулся. Это он мудро поступил!

– А ты чего ржешь? – Мой возмущенный вопрос стал последней каплей. Тор, доселе пытавшийся замаскировать придушенный смех, заржал в голос.

– Мне просто безумно интересно, что останется от светлоэльфийской столицы после твоего отъезда. Думаю, эпицентром разрушений станет дворец Правителя Линиэля! – выдавил дроу, ловя подозрительные взгляды наших попутчиков. Дариэль глубоко задумался. Наверное, прикидывал, какую казнь выберет эльфийский Правитель для мерзавца, приведшего в город такую ходячую беду, как я.

Я остановилась, пытаясь понять, что же так насторожило в окружающей местности. Рядом осадил коня Дариэль и поднял на меня вопросительный взгляд.

– Что‑то меня беспокоит… только не могу понять – что… – прищурив глаза, раздраженно зашипела я. Ненавижу такие минуты!

– Не мучайся, просто мы подъехали к границе Веллариэля. Знаешь, ты не перестаешь меня поражать! – вздохнул мой друг. – Обычный человек не чувствует магической преграды, людские маги ее видят, но проходят с большим трудом. А если их не приглашали, то вообще вязнут, как в паутине, а ты стоишь в толще защитного слоя, сплетенного лучшими эльфийскими магами, и всего лишь «не можешь понять, что тебя беспокоит»!

– Так я ее тоже не чувствую! Может, я все‑таки обычный человек? – отозвалась я, двигая Тигра вперед.

– Когда я сказал «не чувствует», то имел в виду, что люди просто не видят Веллариэля – для них этот лес продолжается дальше. Простым смертным никогда не найти нашей столицы, – флегматично отозвался эльф, наблюдая за тем, как мы с сэльфингом пересекаем невидимую черту, отделяющую город от нежелательных гостей. – В общем, не вздумай об этом кому‑то рассказать! Если будут задавать вопросы – скажи, что я провел, поняла?

– Поняла, поняла… Не бухти! – отрешенно откликнулась я, завороженно рассматривая открывшуюся передо мною картину.

Белый город был огромен, но ощущения массивности не создавал. Удивительно легкий и воздушный, он тянулся вверх острыми шпилями башен, переплетенных изумрудными лентами висячих садов и тонких, ажурных мостиков. Это была мечта, воплощенная в камне.

– Дариэль, как красиво! – выдохнула я. Обернувшись, подарила довольным приятелям улыбку и погнала Тигра вперед.

От отряда дроу отделился Трион, подъехал ко мне и, наклонившись почти к самому уху, тихо произнес:

– Лейна, веди себя прилично! Хотя бы в течение церемонии приветствия… – уточнил он, видимо, верно рассчитав мои силы. Покосившись на моих присмиревших товарищей, многозначительно добавил: – Вас это тоже касается!

– Конечно, любимый! – Я глупо захлопала ресницами.

– Как скажешь, дорогой! – жеманно протянул Тор.

– Э‑э… А я что, тоже в твоей свите фавориток? – насмешливо уточнил Дариэль. – Может, ты все же позволишь мне вести себя так, как ведут все нормальные эльфы, возвращаясь домой? Например, отправиться повидать родных? А то меня совсем не радует перспектива простоять следующие пару часов посреди Малого двора Снежного замка, выслушивая хвалебные речи в твою честь!

Трион оскорбленно сверкнул на эльфа зелеными глазами, но возразить было нечего. Мы с Тором, услышав о предстоящем нам «удовольствии», обреченно переглянулись. Трое суток скачки, так теперь еще вместо нормального ужина и ванны – церемонии на несколько часов!

– Трион, – окликнула я принца.

– Ну что тебе? – раздраженно отозвался дроу.

– Хочешь, лошадьми поменяемся? А то ты совсем не смотришься на фоне послов…

– Что?!

«И что за бес дернул меня за язык?» – пришла в голову запоздалая мысль.

– Ну не хочешь, как хочешь!

– Да нет, я‑то хочу, но вряд ли твой гарр’краши позволит сесть на себя постороннему! – отозвался слегка опешивший дроу.

Прикрыв глаза, я мысленно пообщалась с демонами.

– Он позволит. Только веди себя корректно! – уточнила я, спешиваясь. Нежно чмокнув Тигра в клыкастую морду и ласково попросив быть хорошим мальчиком, подошла к жеребцу Триона.

– Спасибо, Лейна! – тихо отозвался дроу.

– Сочтемся, – усмехнулась я в ответ.

– Внутренний голос подсказывает, что мне это дорого обойдется, – пробормотал Трион, направляя Тигра к ожидающему отряду. Сэльфинг серой тенью последовал за принцем.

– Лейна, зачем ты это сделала? – напряженно спросил Тор.

– Подозреваешь меня в благотворительности? – ухмыльнулась я. – Зря! Во‑первых, твой братик выглядит солиднее, а во‑вторых, я привлекаю гораздо меньше внимания: теперь для остальных я всего лишь очередная человеческая игрушка наследника трона. А связь с демонами поддерживаю постоянно. Так что мне, ничего не грозит: при малейшей опасности сэльфинг телепортируется ко мне. Помнишь, мы на «Веселой селянке» отрабатывали такие фишки?

– Лейна, маг заметит, что ты Хозяйка демонов! – тихо уточнил Дариэль.

– Что‑то мне подсказывает, что Трион об этом позаботится! Прикройте глазки и посмотрите, что вы видите! – скомандовала я. Мои друзья послушно пробудили магическое зрение, рассматривая Нити Сил, связывающие меня с демонами.

– Невероятно! – прошептал Тор. – Лейна, почти все Нити сосредоточены вокруг Триона, а к тебе тянется только тончайшая паутинка! Так у нас защищают любимых или какую‑то ценность… Даже не знал, что мой брат может такое сотворить. Это же высочайший уровень Магии Хаоса!

Дариэль покосился на спину восседавшего на Тигре дроу с искренним уважением и тихо произнес:

– Трион создал великолепнейшую иллюзию, разбить которую сможет только равный ему по магическим способностям противник. Но, чтобы разбить иллюзию, надо хотя бы подозревать о ее существовании! Знаешь, Тор, чем больше я узнаю твоего брата, тем больше радуюсь, что он мне не враг…

У ворот города ждал небольшой кортеж. Окружившие нас светлоэльфийские воины под руководством молодого офицера были неразговорчивы. С трудом сдерживая несвоевременный смех, я рассматривала доспехи и оружие охраны из матового белого металла. Они подозрительно напоминали алюминиевые кастрюли моего мира, а гордые стражи – малолетних ролевиков. Белокурый офицер что‑то пропел на иллаэрини, Трион ответил. С легким полупоклоном стражи окружили наш отряд и повели в город. Все попытки разговорить симпатичного рыжеволосого эльфа на золотистом сильфе, сопровождающего мою бесценную персону, потерпели фиаско. Такое ощущение, что меня сопровождала статуя Командора наоборот. Плюнув на молчаливого стража, я с удовольствием стала рассматривать город, Широкие мощеные улицы, идеальная геометрия зданий, множество цветов, деревьев и фонтанчиков… Эльфы, прогуливающиеся по улицам, оглядывались на наш отряд, но приветливых улыбок я не заметила. На одном из перекрестков Дариэль повернул налево, пообещав найти нас вечером.

Развалившись на огромной кровати в одной из отведенных нам комнат, мы с Торреном блаженно улыбались. Две юные полукровки приготовили ванну и обещали в ближайший час легкий ужин, а пока принесли нам фруктов и вина. Я гений! Нет, не так… Я – ГЕНИЙ!!! Повернувшись к Тору, потребовала подтверждения своих слов. Приятель с энтузиазмом меня поддержал. Причиной нашего отличного настроения был маленький фокус, устроенный мною при первой же возможности. Увидев делегацию, состоящую из полудюжины высокомерных придворных и пары дюжин их сопровождающих и явно готовую продержать нас несколько часов ради «сохранения приличий», я аккуратно упала в обморок на руки рыжеволосого красавчика эльфа, бесшумной тенью скользившего за моей спиной в течение всего пути. Его счастье, что успел поймать! Слабым голосом, состроив виноватое лицо девочки‑цветочка, попросила воды и призналась, что мы ехали почти без остановки от самого Миирона. Додумать эту мысль милостиво позволила эльфам.

Обиженный взгляд Триона был мною полностью проигнорирован. А что? Я вела себя очень даже прилично, а обморок – вполне допустимая дамская слабость! В общем, через пять минут нас с Тори, поминутно извиняясь, провожали в западное крыло дворца, отведенное для делегации дроу. По пути я с огромным удовольствием рассматривала сказочной красоты гобелены, мозаику, картины и огромное количество цветов, Похоже, история этих дивных растений насчитывает века селекции и магии, а также говорит о несомненно отличном вкусе их создателей. Большие стрельчатые окна открывали вид на город. Сразу захотелось забраться на крышу, чтобы увидеть всю эту красоту с высоты птичьего полета.

Нам с Тором, как дамам, выделили общие покои, состоящие из нескольких комнат. Сразу за холлом была очень светлая гостиная, украшением которой служили небольшой камин, выложенный светло‑голубыми, серебристыми и аквамариновыми изразцами, два очень правдоподобно выполненных гобелена – с единорогом и парящим в небе золотистым драконом – и множество различных подушек и подушечек, разложенных на мебели и полу. Напротив входа находилось большое окно с выходом на балкончик. Две двери вели в спальные комнаты. Как только служанки и сопровождавший нас рыжик ушли, мы с Тором, издав вопль команчей, рванули осматривать предоставленные нам помещения. Ванну я предусмотрительно застолбила первая.

Завернувшись в огромные полотенца, мы лениво доедали остатки шикарного и далеко не «легкого» ужина, когда входная дверь распахнулась, являя нашим взорам разъяренного темноэльфийского принца. Следом за ним шел ухмыляющийся Оллеро. По глазам Триона поняла, что сейчас нас будут убивать!

– Трион, а ты уверен, что нам стоило оставаться? – опасливо уточнила я, принимая низкий старт. В полотенце, конечно, особо не побегаешь, но, если жить захочешь, и не такое сделаешь.

Дроу покосился на меня с явным отвращением, плюхнулся на диванчик, скинув на пол горку расшитых бисером подушечек, и устало вытянул ноги.

– Лейна, скажи, что я тебе сделал, а? На меня смотрели как на изверга!

Расстегнув верхние пуговицы кожаного колета, Трион протянул руку и цапанул с блюда остывшую птичью ногу, на пару мгновений опередив Оллеро. Посол обиженно покосился на своего принца и перенес внимание на чудом уцелевший шницель. Развалившись в весьма неблагородной позе рядом с другом, посланник темноэльфийского короля ухватил второй рукой кувшин с вином и подмигнул мне:

– Не обращай внимания на его бурчание, принцесса! Нам просто «давили на психику», стараясь прощупать, насколько мы готовы прогнуться. А Трион обиделся, что пришлось выдерживать этот прессинг в гордом одиночестве.

– Скорее он должен радоваться своему одиночеству и нашей находчивости! Еще вопрос, как бы я повела себя, начни они давить на психику МНЕ! Надеюсь, кое‑кто представит возможные последствия и перестанет на нас дуться…

– Лейна, у нас чертовски сложная ситуация, держи свой темперамент в узде, – тихо произнес принц. Сейчас – именно принц Темного Королевства, а не Трион, старший братишка моего приятеля.

– Я постараюсь, но помни – это не мой мир, и многое здесь по‑прежнему непонятно и странно. Пиетета к местным аристократам у меня нет, и притворяться, что я в восторге от эльфов, было бы глупо! Дело не в том, что стану нарываться на скандал, просто на оскорбление, скорее всего, отвечу чисто автоматически… Постарайся донести до них эту мысль. Не факт, конечно, что кто‑то наглый получит фонарь под глаз, но порою и пары слов достаточно… Может, мне вообще лучше здесь посидеть? Скажу, что устала… – неуверенно закончила я, глядя на помрачневших дроу.

– Нет, сидеть взаперти глупо. Сегодня вечером ты идешь с нами на Большой Летний Бал. Думаю, «пару слов» я смогу замять, а достать кого‑то из эльфов тебе не удастся, – усмехнулся дроу, поднимаясь.

– Это почему не удастся? Тебя же достала! – искренне возмутилась я.

– Ну меня можно, ты же все‑таки моя диали! Мы вернемся примерно через час, будьте готовы. – Трион рывком поднялся и, дернув Оллеро за косички, пошел к двери. Посол, одним глотком прикончив вино в кувшинчике, скользнул за другом, улыбнувшись нам на прощание.

– Ну и что ты смотришь на меня, как на Владыку Бездны? – осторожно спросила я, подозрительно рассматривая скульптурную композицию «Светлая эльфийка и ее отвисшая челюсть».

Тор сфокусировал на мне взгляд и поинтересовался:

– Ты что, глухая? Не слышала, что он сказал?

– Сказал, что через час мы должны быть готовы! Давай поднимай задницу с дивана и пошли шмотки распаковывать! Зря тебя, что ли, казенными харчами в Магической школе целый век откармливали? – скомандовала я, ничуть не сомневаясь, что Тор в состоянии вскрыть «апельсины» с нашим барахлом.

– Он назвал тебя своей диали! – Судя по тону, Тор до сих пор пребывал в легком шоке.

– Ну назвал… Кстати, что такое это «диали» и с чем его едят? – полюбопытствовала я, лихорадочно размышляя, что же надеть на себя этим вечером. Усталость давала о себе знать, и ходить на каблуках очень не хотелось, а большинство привезенных платьев было рассчитано именно на высокий каблук. Ну не резать же такую красоту?

– Лейна, очнись! Диали – это значит любимая!!! – повысил голос мой друг.

– Ну и что? Все и должны думать, что мы – парочка! Твой братец просто тренируется, – безмятежно отозвалась я.

– О… об этом я как‑то не подумал… – сконфузился Торрен.

– Слушай, а почему он сказал, что мне «можно» наставить ему синяков? – заинтересовалась я, стараясь припомнить поднакопившиеся обиды. Что‑то с памятью совсем плохо! Такой шанс пропадает…

– Это долго рассказывать, – отозвался мой друг. – Просто тому, кого называют диали, доверяют абсолютно. Есть старый обычай: если диали предает, ему или ей дают шанс в поединке – тот, кого предали, сознательно пропускает первый удар, доказывая этим свою любовь…

– Скорее, свою глупость! И вообще, это больше похоже на церемониальное самоубийство, – проворчала я. – Хватит болтать о ерунде! Поднимись наконец с дивана и помоги мне распаковать вещи!

Наш разговор прервал вежливый стук в дверь:

– Леди, разрешите войти? Мы принесли вам платья для Летнего Бала.

Я открыла дверь, впуская давешних девушек‑служанок в комнату. На вытянутых руках они несли воздушные, украшенные вышивкой шелковые платья серебристо‑серого и густо‑зеленого цветов. Просто чудесно! В одном я буду смотреться как «моль бледная», а во втором как новогодняя елка. По моему, весьма предвзятому мнению, для Тора платья тоже не подходили. Кто‑то чертовски умно пошутил. Не наденешь – обидишь «гостеприимных хозяев», а наденешь – станешь посмешищем, ибо женщине простят многое, но не отсутствие вкуса!

– Спасибо, милые девушки, дальше мы сами справимся. – Я вежливо выпроводила хихикающих служанок. – А ты распаковывай наши вещи, времени совсем мало осталось!

– Предлагаешь отказаться от подарков? – приподнял брови дроу.

– Предлагаю нагло соврать, что подарки оказались малы! – отозвалась я. – Эти вещи сшиты не на нас и наверняка будут сидеть как на корове седло! Ты хочешь стать посмешищем?

Когда Трион с другом вошли в нашу гостиную, мы заканчивали мудрить с волосами. Оллеро изумленно уставился на нас. Похоже, я добилась желаемого эффекта! Длинное аквамариновое платье, очень простого силуэта, с открытой спиной было для замаскированного Тора идеальным вариантом. Я заплела белокурые волосы на висках «эльфийки» в пару тонких косичек и соединила своей заколкой. Сама же выбрала угольно‑черное платье, с открытыми плечами и длинным шлейфом. Пришлось пожертвовать ногами и влезть на высоченные шпильки. Для полноты картины подняла волосы в высокий хвост и воспользовалась косметикой. Тушь и темно‑алая, влажно поблескивающая помада довершили преображение.

– Хмм… А ты уверена, что это хорошая идея? – скептически поинтересовался Трион, рассматривая мой весьма откровенный наряд.

– Тебе что, не нравится? – Я надула губки и захлопала накрашенными ресницами. Только бы не заржать! Принц настороженно смотрел на меня, ожидая очередной пакости. Я вздохнула: – Ты зануда, Трион. Мог бы сделать девушке комплимент! Тебе‑то, конечно, все равно, а мне было бы приятно!

– Не обращайте на него внимания, леди, вы великолепны и станете украшением Летнего Бала, – засмеялся Оллеро, целуя мое запястье. Я подозрительно проследила за приоткрытыми в улыбке клычками, приблизившимися к моим венам на критически малое расстояние. «Начитаешься всяких Бремов Стокеров на ночь, и не такое привидится», – посетовал внутренний голос.

– Лучше надень что‑нибудь не столь привлекающее внимание, – посоветовал Трион.

– Я все равно буду весь вечер «под прицелом». Возможно, внешность слегка отвлечет любопытных от меня самой? Да и цвет платья – один из самых моих любимых. Не только же вам в черном ходить, – улыбнулась я, рассматривая почти одинаковые костюмы дроу. Элегантные, великолепно им подходящие, но весьма похожие. Может, здесь у мужчин есть официальная одежда для приемов? Что‑то вроде фрака? Додумать эту мысль мне не дал стук в дверь. Не дожидаясь разрешения, створка приотворилась, впуская Дариэля.

– Отлично, все в сборе! – кивнул Трион. – Дариэль, что у тебя?

– Я уточнил данные по своим дальним родичам. Есть один подходящий вариант: в Саллерене, на северо‑западной оконечности Светлого Леса, у меня живет младшая кузина – Литониэль из Младшего Дома Валлани’нор. Представлять девушку ко двору рановато, в лицо ее никто не знает, я проверил, так что рад тебя видеть, сестренка! – ухмыльнулся Дариэль опешившему Торрену.

– А как ты собираешься объяснять любопытным, почему твоя кузина живет здесь, а не в твоем доме? – скептически уточнила я.

– Не захотела бросать подругу, к тому же можно намекнуть, что Тори без ума от темноэльфийского посла – это отобьет у большинства эльфов желание за ней приударить! – предложил Дариэль. – Кстати, Лейна, отлично выглядишь!

– А почему я должен подыгрывать вам в этой авантюре? – настороженно перебил Дро’Шанети.

– Ты что, не сказал ему? – изумилась я, оглядываясь на Триона.

– Нет, это было не срочно. В общем, Оллеро, я не прятал брата, мы с Дариэлем его замаскировали!

– Да, и вы мне еще за это ответите! – мстительно пообещала белокурая красотка.

– ТЫ?!! – Оллеро выпучил глаза на юную эльфийку. Тор, не удержавшись, протянул руку и с громким щелчком захлопнул неэстетично отвисшую челюсть посла. Дро’Шанети дернулся и многообещающе посмотрел на шутника. Сжалившись над дроу, я протянула ему свой бокал с остатками вина.

– Тор, запоминай, повторять не буду, – перебил Дариэль. – Ты – моя кузина Литониэль из Младшего Дома Валлани’нор. Твоего отца зовут Ватоэль, а мать – Тассиэль. Про семью ври, что хочешь: их здесь никто не знает. Более внятной легенды за столь короткий срок придумать невозможно, но, думаю, сработает. Никому и в голову не придет, что светлая эльфийка станет лгать о своей семье – это же страшное бесчестье!

– Все готовы? – уточнил Трион. – Тогда пошли…

На первом же перекрестке нас ждали остальные послы. Коридоры, переходы, арки… Очень скоро я поняла, что самостоятельно найти свою комнату не удастся: дворец эльфийского Правителя был просто огромен! Смирившись с неизбежным, бросила безнадежные попытки запомнить дорогу и стала наслаждаться окружающей красотой. Наконец мы добрались до искомого места. Высокие, в два человеческих роста, двери бесшумно распахнулись, пропуская нас в сад, хотя правильнее было бы сказать – в оранжерею. Огромное пространство было накрыто радужной, почти незаметной магической пленкой, используемой эльфами вместо стекла. Повсюду висели изящные разноцветные магические фонарики: на деревьях, беседках, вокруг танцевального «зала», представляющего собою окруженную старыми дубами поляну, скапливаясь возле столиков с закусками и напитками. Поняв, что Летний Бал в прямом смысле будет проходить под чистым небом, я с ужасом уставилась на Триона, церемонно ведущего меня в этот ад. Нет, я очень люблю природу и с удовольствием провожу время в лесу, но не на высоченных же шпильках! Образно представив, как я ковыляю по оранжерее, вспахивая за собою целину, сделала первый шаг на ярко‑изумрудное покрытие – то ли траву, то ли мох, – растущее на земле странного «живого» зала для приема гостей. Просто поразительно! Ни малейших неудобств. Казалось; что я ступаю по ковру. Ну что же, повеселимся! Дариэль, подмигнув мне и пожелав удачи, потащил Тора в сторону стайки юных эльфиек. Что‑то мне подсказало, что эти малолетние изверги задумали какую‑то пакость…

Чудесное настроение продержалось минут пять, пока мы не подошли к небольшому возвышению, где стоял резной трон из белого мрамора. Рассмотрев пустой и явно неудобный каменный «стул», я шепотом предположила, что его владелец – Повелитель Светлого Леса – просто сбежал с пыточного места, вконец отсидев себе зад.

Трион шикнул на меня и перевел взгляд на белокурого красавчика, доселе незамеченного мною в тени трона. Юноша сделал шаг вперед, и я замерла. Сирин был красив, Трион – сказочно красив, но представить подобную красоту просто невозможно. Она была сродни боли. Мне было почти жаль, что наваждение закончилось так быстро. Я заглянула в лицо дивного существа и вздрогнула от холода. Ледяного, арктического холода синих равнодушных глаз. В сердце поселилась уверенность, что этот юноша смертельно опасен.

– Лорд Майрэль, позвольте представить вам мою спутницу – леди Лей’ену. – Я насторожилась, услышав в голосе дроу опасные нотки.

Окинув меня презрительно‑оценивающими взглядом, лорд заговорил с Трионом на иллаэрини, словно меня не существовало. Дроу сжал мой локоть, молчаливо предостерегая от глупостей. Да ладно, больно надо!

– Похоже, что ваша леди скучает. – Насмешливый голос Майрэля хлестнул меня подобно бичу. – Возможно, она согласится, чтобы я слегка ее развлек? А вы пока могли бы переговорить с моим дядей наедине.

– Благодарю, лорд Майрэль, но думаю, что мы с вашим дядей переговорим позже, в более спокойной обстановке, – вежливо улыбнулся Трион, не сводя с эльфа оценивающего взгляда.

– Вообще‑то, он вас уже ждёт, – усмехнулся эльф, пряча в глазах злорадные огоньки. – Офицер стражи отведет вас и остальных послов на совещание.

Трион замер. Ему столь явно не хотелось оставлять меня наедине с Майрэлем, что я утвердилась в своей мысли: к этому красавчику нужно относиться с опаской.

– Трион, не беспокойся, дорогой! Обещаю, что буду верна СЕБЕ… – Усмехнувшись, подмигнула дроу и протянула руку белокурому эльфу. – И, пожалуй, не откажусь от небольшой экскурсии.

– Конечно, леди. Ваше желание – закон! – удовлетворенно улыбнулся юноша, принимая мою ладошку.

Проводив Триона взглядом, полным нескрываемого торжества, эльф сбросил маску и покосился на меня с откровенным злорадством. Я смотрела на блондина восторженными глазами пятнадцатилетней фанатки, встретившей своего кумира, и лихорадочно просчитывала варианты поведения. Кто бы ни был этот мальчик с глазами пресыщенного маньяка, он явно очень не прост! Если я правильно поняла – передо мной племянник одного из самых высокопоставленных лиц эльфийского государства, ибо очень узок крут тех, кому Трион не может сказать «нет». По моим прикидкам, Майрэль – племянник короля.

– С чего же мы начнем экскурсию, леди? – Эльф рассматривал меня странным, предвкушающим взглядом. – Возможно, вы хотели бы начать осмотр с моей спальни?

М‑да… Вот и первый минус выбранной роли! Дурочка, взирающая на прекрасного эльфа влюбленным взглядом, была бы в восторге от такого предложения. Пожалуй, стоит открыть карты… Или идти «осматривать» спальню? Да я лучше под бульдозер лягу, чем под это земноводное!

– Сочувствую, красавчик, – усмехнулась я, – но ты уж постарайся как‑нибудь без меня обойтись!

– Что? – Эльф изумленно обернулся, не веря своим ушам. – Что ты сказала?!

– Я говорю: поищи другую дурочку! Что‑то мне подсказывает, что у тебя весьма нетрадиционные способы «осматривать» спальни.

– А у маленькой мышки, оказывается, есть острые зубки! – ухмыльнулся лорд. – Что ж, тем веселее будет…

– Не забывайся, мальчик! – Мой голос был холоднее жидкого гелия. – Я диали темноэльфийского принца. Не думаю, что дядюшка забудет тебе дипломатический скандал – у вас и так весьма напряженные отношения с дроу!

– Дроу стерпят, даже если я прилюдно вырежу тебе ливер! – мечтательно улыбнулся Майрэль.

– Ты не только садист, но и придурок! – вздохнула я. – Неужели и правда думаешь, что дядя подобное простит? Если ради удовлетворения своих животных инстинктов ты сведешь на нет преимущества, полученные им над дроу после кражи гримуара… Предполагаю, что он будет в бешенстве!

– Не с‑смей так говор‑рить со мной, с‑смертная! – разъяренно прошипел эльф. Глядя в горящие синие глаза, я поняла, что Майрэль ненавидит меня всей душой, но не могла понять – за что.

– Прекрати истерику, сюда идут, – равнодушно ответила я. Не знаю, что он задумал, но мне надо бежать от этого сумасшедшего подальше. Обернувшись, я с надеждой посмотрела на приближающихся эльфов… и людей? Странно, вот уж не подумала бы, что они тоже приглашены!

– Я убью тебя, и никто меня не заподозрит! – нежно пропел мне на ухо белокурый красавчик. – Ты будешь умирать очень долго… Кричать, умолять и звать на помощь, но никто тебя не услышит!

– А ты мечтатель, – усмехнулась я, отступив от эльфа на несколько шагов. Было очень страшно. Единственная радость – длинное платье скрывало дрожащие коленки. Майрэль сделал шаг вперед, намереваясь задержать меня. На людей он не обратил внимания, а зря…

Быстрая тень отделилась от человечьей делегации, метнувшись наперерез белокурому эльфу. Лорд Майрэль изящно изогнулся и перехватил напавшего на него смертного. На мгновение замерев, эльф одним, почти небрежным движением тонких рук сломал шею несостоявшегося убийцы. Поднял взгляд и улыбнулся мне нежной улыбкой.

– Простите, что шокировал вас, моя леди. Люди так быстро умирают! – На щеке эльфа набухала капелькой крови тонкая царапина…

Я действительно была шокирована, но не тем, что безумный эльф убил напавшего на него человека голыми руками, а тем, что узнала киллера! Пожалуй, это мой единственный шанс! Если все будут знать, что Майрэлю есть за что мстить, то у него будет меньше возможностей убить, а у меня больше причин, чтобы усилить свою охрану… например, на одного сэльфинга!

– Вы действительно поразили меня, лорд Майрэль! Правда, вовсе не фактом смерти этого человека, – мягко отозвалась я. Эльф насторожился. Резко выдохнув, нанесла удар: – Видимо, вы очень любили своего диали, если позволили ему изуродовать свое дивное лицо…

Взгляды окружающих завороженно провожали скатившуюся по щеке эльфа каплю крови – единственную слезу по погибшему воришке манускриптов – «Адепту Света»…

Глава 1.

Мои друзья:
23
Подпишитесь