Новинки

"Лейна. Вернуться домой"
В продаже с 07.05.2018 г.!


"Проклятое везение. Таурин"
В продаже с 20.03.2017 г.


"Лейна. Стать Демиургом"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна"
Переиздание книги в продаже!


"Лейна. Сделать выбор"
в продаже!


"Проклятое везение"
Доп. тираж!

«Лейна» Часть 4. Глава 6.

Глава 6

Друзья приходят и уходят.

Враги – накапливаются…

Закон Мэрфи

Лейна

Мы вышли из телепорта посредине небольшого, мощенного крупными коричневатыми плитками дворика, окруженного невысокими деревцами и кустарником, за которыми скрывалось одноэтажное здание из крупных камней песочного цвета. От него к нам уже бежала парочка встречающих. Раннее утро радовало прохладой. Похоже, нам удалось практически без потерь пережить самую «волшебную» ночь года. Повезло… Интересно, а где же город? Подняв взгляд от затейливо выложенной мозаики под ногами, замерла от восхищения. Я никак не ожидала увидеть такую дивную красоту. Недалеко от меня играло солнечными бликами большое озеро, окруженное невысокими, покрытыми лесом горами. Развернувшись спиной к озеру, я задохнулась, рассматривая столицу дроу. Веллариэль был светлым и прекрасным, но Сартар… Это было чудо – нереальная, сказочная, сияющая мечта испанских конкистадоров. Губы тихо шепнули: «Невероятно! Эльдорадо… золотой город…»

– Это амитей, – раздался за спиной хрипловатый голос.

Оглянувшись, я увидела за своей спиной одного из раненых. Дроу удивительно тепло мне улыбнулся и пояснил:

– Из этого камня построены почти все здания в Сартаре. Он необыкновенно прочен и к тому же мало поддается магии. И вы почти не ошиблись, леди, этот камень и впрямь ценится едва ли не на вес золота, так как единственный рудник находится на территории дроу примерно в дневном переходе от Сартара.

– Лейна, – представилась я, с улыбкой рассматривая собеседника. Светло‑пепельные волосы, заплетенные в множество косичек, подсохшая ссадина на виске и темно‑янтарные, необычно теплые глаза. Дроу был выше меня на полголовы, а фигуру рассмотреть не удалось: мой собеседник целомудренно закутался в плащ. – Мне кажется, что после нашего более чем интимного знакомства мы вполне можем говорить друг другу «ты».

«Ой, блин! И кто ж меня за язык‑то тянет! – мысленно простонала я, через секунду осознав, что ляпнула. – Сейчас он просто развернется и уйдет!» Из тяжких дум меня вывел странный звук. Смех?! Я изумленно подняла глаза на собеседника – тот искренне смеялся, сбрасывая с себя ужас произошедшего.

– Я Ларни Десс’Рин, офицер внутренней стражи и твой должник. Если понадобится моя помощь или помощь любого из нас, только позови, Лей’ена. Мы все – твои должники…

Я задумчиво посмотрела вслед отошедшему дроу и, пожав плечами, снова начала любоваться золотыми шпилями города, ожидая, пока соберется весь отряд. Тор и Дариэль, о чем‑то яростно споря, вышли из телепорта и направились в мою сторону.

– Любуешься? – В голосе Торрена звучала искренняя гордость за свой дом. Патриот, однако!

– Красиво! Знаешь, Тор, я никогда не думала, что столица дроу может быть такой… сказочной, – улыбнулась я.

– Это самый красивый город мира, – убежденно ответил мой друг. Дариэль тихонько фыркнул, явно считая, что Веллариэль ничуть не уступает темноэльфийской столице.

– Лейна, очнись! О чем задумалась? – Тор покосился на меня с насмешливым превосходством. Ах так…

– Прикидываю, – мягко отозвалась я.

– Что прикидываешь? – насторожился Тор.

– Сколько бабла можно заработать, если толкнуть пару башен с молотка в Тирилоне…

– Че‑ето?! – явно не понял мой друг. А может, просто решил, что ослышался.

– Я говорю: прикидываю, сколько мне заплатят за «золотые кирпичики» в Тирилоне. Зачем вам столько башен? Одну‑две вполне можно пожертвовать в пользу бедных, то есть в мою!

Не сдержавшись, оглянулась на приятеля, дабы насладиться его отвисшей челюстью. Ну надо же, повелся! Хотя от меня, похоже, теперь всего ожидают. Надо себя как‑нибудь поскромнее вести – дольше проживу.

Обернувшись, я увидела, как Трион последним покинул телепорт, развеявшийся за его спиной черным дымом. Дроу выглядел весьма ошарашенным. Интересно, что же там произошло? Впрочем, задавать вопросы этому мерзавцу я не собиралась: до сих пор при воспоминании о том, что все это время он представлял меня знакомым как свою постельную грелку, впадала в неконтролируемую ярость, издавая тихое рычание.

Пара дроу в темно‑зеленых, почти черных, колетах вытянулась перед Трионом по стойке «смирно». Тот тихо обронил несколько слов, и встречающие дунули в разные стороны с впечатляющей скоростью. Однако… Через четверть часа мы уже въезжали в Резные ворота Сартара. Большую часть раненых везли в повозках, напомнивших мне фургоны времен Дикого Запада, остальные поделили между собой сильфов, принадлежащих магам Светлого Леса, которые остались в резиденции Орр’Тен. Как выяснилось. Тор, пройдя через телепорт, не стал заниматься обустройством животинки, сразу рванув во дворец за подмогой.

Стены города не поражали своей массивностью, как в Тирилоне. Однако что‑то мне подсказывало, что они сродни гномьей оградке вокруг тамошнего королевского Дворца. Прикрыв глаза, я с интересом уставилась на сложное переплетение золотистых, черных, алых и темно‑бордовых Нитей Сил на месте стен. Надо же, они, оказывается, бывают разноцветными! Проезжая через ворота, я мысленно потянулась к ближайшей алой Нити, пытаясь рассмотреть диковинку получше… и получила подзатыльник! Какого…?!

– Жить надоело? – оскалившись, яростно прошипел Тор прямо в ухо. – Скажи мне, и я по старой дружбе сверну тебе шею быстро и безболезненно!

– А что я такого сделала?! – обиженно прошептала я, потирая пострадавший затылок.

– Мелочь, – ехидно пропел дроу, – ты всего лишь пыталась подсоединиться к Леррт’Инн – защитному плетению города! Которое постоянно контролируется нашими магами! И, кстати сказать, прикосновение любого магически одаренного существа воспринимает как нападение! Тебе так хочется ближе пообщаться с Ковеном магов?!

– Прости, просто я никогда не видела раньше разноцветных Нитей Сил, вот и стало любопытно, – покаялась я, чувствуя себя полной идиоткой. А еще собиралась быть тихой и незаметной. – К тому же как‑то странно себя чувствую, как будто под водой плыву…

– Понятно, – вздохнул Торрен. – Не переживай, просто действие зелья, выпитого перед штурмом резиденции клана Орр’Тен, явно подходит к концу. Странно, вообще‑то, по идее, на тебя напиток должен был действовать дольше, чем на дроу… До дворца еще минут десять ехать, продержишься?

– Да, если мне сразу покажут местечко, где можно поспать. Двухчасовых церемоний с восхвалениями мне точно не пережить!

Торрен откровенно заржал, не обращая внимания на возмущенное фырканье Дариэля:

– Что мы, светлые, так над гостями издеваться? Трион отправится отца просвещать, а остальные придворные перетопчутся без зрелища! А насчет поспать – это я мигом устрою.

Тор не соврал. Буквально через несколько минут мы подъехали к удивительно красивому и гармоничному, утопающему в цветах замку из золотистого амитея. Может, мне, конечно, не все видно, но по размерам он значительно уступал домику Линиэля. А еще спустя некоторое время я, буквально из последних сил, натягивала на себя покрывало в собственных покоях. Рядом пристроился сочувственно поскуливающий Малыш. Устало закрыв глаза, провалилась в сон, как в бездонный черный колодец…

Потянувшись, я открыла глаза. Как же хорошо! Сто лет так не высыпалась. Теперь можно и осмотреться. Лениво развалившись на кровати и почесывая за ушком блаженно постанывающего демона‑хранителя, я рассматривала свои покои при свете двух неярких магических светильников, даже скорее – ночников. Большая постель, на которой мы с демоном устроились, стояла на невысоком подиуме, компанию ей составлял небольшой резной столик и огромное, в данный момент занавешенное окно. Кстати, судя по тому, что сквозь занавески не пробивалось ни единого солнечного луча, сейчас ночь… Или это магия?.. Сквозь арку я рассеянно рассматривала кусочек гостиной, когда Малыш настороженно поднял голову. Интересно, кого это принесло на мою голову. Поморщившись, подняла свои поскрипывающие мощи с постели, осмотрела себя, пытаясь сообразить, насколько прилично принимать ночных визитеров в одной рубашке, плюнула на этикет и отправилась открывать дверь. Рядом бесшумно стелился сэльфинг. Странно: никого! Ну не зря же я встала! Ухмыльнувшись, наклонилась к демону и посмотрела в зеленые глаза, намекая, что неплохо было бы найти Торрена. Сэльфинг зажмурился и потрусил к соседней двери. Здорово! Так он поселил меня совсем рядом с собою. Радостно улыбнувшись, постучала в дверь. Черт! Ну и где этот засоня? Плюнув на приличия, задубасила в дверь.

– Лейна?! Какого демона ты шляешься по ночам? – сонно вопросило меня растрепанное чучело, небрежно завернутое в простыню. – Проходи…

– Привет! А где Дариэль? – полюбопытствовала я, пораженно рассматривая арсенал, развешанный по стенам гостиной.

– Первая дверь справа, – отозвался душераздирающе зевающий Тор. – Я велел поселить вас в соседних со мной покоях, мало ли что…

– Ладно, одевайся, а я пока за ним схожу, – отозвалась я, направляясь к выходу. – Думаю, самое время поговорить.

Сонный Дариэль собрался за минуту, натянув бриджи и накинув тунику, прихватил с собою гримуар и направился вслед за мной к дверям Тора. Вскоре мы удобно развалились на мягком диванчике, потягивая темно‑рубиновое вино и задумчиво рассматривая друг друга. Ну что ж, мой сольный номер!

– Вы знаете, что мне опасно находиться в вашем мире, что я хочу вернуться домой и что единственный известный на сегодня способ это сделать – воспользоваться Вельтсоррским гримуаром. – Я внимательно осмотрела погрустневших приятелей, но возразить было нечего. Вздохнув, продоложила: – Дариэль, тебя попросили дать клятву вернуть гримуар Линиэлю, так?

– Да, – хрипло ответил мой друг.

– А там что‑либо говорилось о том, что ты не должен туда заглядывать? – иезуитски улыбнулась я.

– Что? – Эльф изумленно замер.

– Ну ты же не думал, что мы попросим тебя нарушить клятву? Просто прочти его сам и скажи, есть ли там нужная информация.

Спустя три часа эта идея уже не казалась мне такой гениальной. Тор и Дариэль, переругиваясь, как две торговки рыбой на Привозе, тыкали пальцами в древние страницы, пытаясь разобраться, что содержится в этой чертовой головоломной книге.

– Надо быть полностью спятившим Черным Жнецом, чтобы понять, что здесь написано! – не выдержал Дариэль, явно разделяя мои мысли о гримуаре.

– Или иметь вторую часть головоломки, – тихо добавил Торрен.

– Что? Ну конечно! Часть гримуара, хранящаяся в сокровищнице дроу. – Мы со светлым эльфом с надеждой посмотрели на Тора.

– Ждите здесь, – усмехнулся мой друг, – и молитесь, если умеете!

Дожидаясь возвращения дроу, я теребила Дариэля, пытаясь выяснить, что вызвало столь горячие споры.

– Это древний диалект, на нем не разговаривают уже несколько тысячелетий. К тому же это очень странная книга. Такое ощущение, что она состоит из не связанных друг с другом кусочков. Бред какой‑то… – устало вздохнул эльф.

– А ты не мог бы показать мне гримуар, – неуверенно попросила я Дариэля.

– Смотри, – разрешил мой друг. – Хотя не могу понять, зачем тебе это нужно, все равно языка не знаешь…

Прежде чем бережно взять в руки древнюю книгу, я прикрыла глаза, выискивая Нити Сил. Удивительно, но никакой магии в гримуаре не чувствовалось. Осторожно открыв первую страницу, неуверенно уставилась на косую вязь древних рун. Глупо было надеяться, что я увижу ответ там, где не нашли его мои друзья. Странно: текст написан только на одной стороне листа, нумерации и оглавления нет. «Избаловалась ты, дорогуша, в своем мире!» – насмешливо пропел внутренний голос. Перевернув пару страниц, я вздохнула и протянула книгу Дариэлю.

– Ну что? – с надеждой спросил мой друг.

– Ничего в голову не приходит. Хотя книга действительно странная, – озвучила я свои наблюдения, – записи только с одной стороны листа, да и страницы не пронумерованы, вывалится какой – ищи потом, куда его вставить…

Эльф замер, уставившись невменяемым взглядом сквозь меня. Я неуверенно помахала рукой перед глазами приятеля, пытаясь добиться хоть каких‑то признаков жизни… Безнадежно!

– Дариэль, ты чего? – Я придвинулась и неуверенно потрясла эльфа за плечо.

– Повтори, что ты сказала. – Мой друг перевел на меня затуманенный взгляд.

– Спросила, что с тобой случилось…

– Нет, раньше, про страницы книги! Повтори! – потребовал мой друг.

– Ты что, думаешь, что листы в книге лежат в особом порядке? Точнее, в ДВУХ книгах?! – Теперь была моя очередь глядеть сквозь приятеля, осознавая гениальную простоту идеи.

– Дариэль, ты просто умница! – Я чмокнула эльфа в щеку.

– Только бы понять, какой шифр при этом применялся… – Эльф задумчиво вертел в руках древнюю книгу.

– «Не следует множить сущее без необходимости»…

– Что?! – прибалдел Дариэль.

– Этот принцип у нас называют бритвой Оккама, – ухмыльнулась я. – Вы, эльфы, так любите все усложнять, а внутренний голос подсказывает мне, что разгадка очень проста…

Спустя некоторое время скрипнула дверь, пропуская взъерошенного Торрена, победно прижимающего к животу странный сверток. Наткнувшись на наши откровенно плотоядные взгляды, дроу машинально попятился.

– Что вы на меня уставились, как нищий на кошель с золотом, – подозрительно осведомился Тор.

– Тащи сюда, что украл, – усмехнулась я. – Кажется, мы нашли способ решения этой загадки.

– Я не крал! – возмутился дроу. – Просто одолжил… Имею право как член королевской семьи!

Наверное, у меня есть дар предвидения, или, по крайней мере, в нашем роду затесалась какая‑нибудь заезжая пифия. К утру мы решили‑таки эту головоломку. Здесь действительно сработал принцип бритвы Оккама, все было до безобразия просто… и умно!

Одна из книг Вельтсоррского гримуара содержала в себе четные страницы, а вторая – нечетные. Имея одну из них, можно было получить только половину информации, да и то весьма отрывочной и непонятной. Бедная Дерейла, наверное, здорово’ поломала голову, пытаясь собрать в кучку лоскутки знания, заключенного в гримуаре, украденном из Светлого Леса. (Губы мои невольно растянулись в злорадной усмешке.) Но тот, кто разделил книгу, однозначно не был эльфом. Возможно, кто‑то из их многочисленных богов? Или здесь приложила свою музыкальную ручку Тиль? Хм, не исключено. Во всяком случае, тот, кто это сделал, обладал умом и изрядным чувством юмора. Отдать на хранение вечно враждующим эльфам и дроу две части книги, которые друг без друга не являются чем‑либо опасным, – было гениальной идеей! Вот только зачем гримуар вообще сохранили? Вопросы, вопросы… Ну в любом случае, кто бы это ни придумал, моего появления в этом мире он не предвидел, как и того, что мне удастся сдружить светлого эльфа и дроу. Нонсенс…

Посмотрев на усталых, зевающих приятелей, я предложила поспать пару часиков, а потом на свежую голову обдумать, что нам делать дальше. Идея была встречена на ура. Ребята тоже еще не отошли от бешеной гонки последних дней, а полученный адреналин от возможности решить «загадку тысячелетия» пошел на спад.

Сравнив умозрительно расстояние до входной двери и до своего номера с расстоянием до постели Тора, я нахально направилась в объятия Морфея кратчайшим путем… проигнорировав застывшего в полном апофигее темноэльфийского принца.

– Вы куда? – ожил Торрен, до которого наконец дошло, что его спальное место собираются нагло экспроприировать. Только странно… с чего это он ко мне на «вы»? Оглянувшись, едва не уткнулась в столь любимую Дариэлем светло‑голубую шелковую тунику. Эльф сделал аналогичные выводы касательно расстояний и безмятежно топал за мной к ближайшему спальному месту, зажав под мышкой бесценный гримуар.

– Лентяи! – прошипел Тор, явно не желающий делить мягкие метры кровати на троих… Четверых! – поправилась я, взглянув на развалившегося на постели Малыша. Впрочем, на таком сексодроме можно вольготно разместить взвод солдат, сонно решила я, сбрасывая туфли и заползая под одеяло.

Утро началось раньше, чем мы рассчитывали. И весьма забавно… Ну это с моей точки зрения.

Малыш, которого, видимо, запинали ночью беспокойные соседи в нашем лице, ушел дрыхнуть на огромную медвежью шкуру у камина. А к нам пришли гости. Точнее, к Тору…

– Торрен, ты долго собираешься валяться в постели? – прозвучал над головой незнакомый насмешливый голос. – Может, довольно изображать из себя изнеженную девицу?

– Тор, у тебя здесь что, проходной двор? – хрипловатым сонным голосом поинтересовался расхристанный Дариэль, выглядывая из‑под одеяла, дабы полюбоваться на ошарашенное лицо невысокого беловолосого дроу с удивительно яркими голубыми глазами… сейчас почти круглыми.

– Может, объяснишь этому невеже, что у нас была бурная ночь? – предложила я и душераздирающе зевнула. – Пускай попозже зайдет…

– Лорд Вортон… – потерянно пробормотал бордовый Торрен. – Это вовсе не то, что вы думаете!

– Откуда ты знаешь, о чем я подумал? – полюбопытствовал дроу, с интересом рассматривая нашу компанию.

Наверное, не каждый день обнаруживал в одной постели дроу, человека и светлого эльфа. Ну пускай полюбуется, лениво размышляла я. Дариэль отреагировал иначе – моментально вылез из постели и поклонился белобрысому дроу:

– Лорд Вортон!

В моем сонном мозгу что‑то щелкнуло, и я наконец поняла, кто передо мной – Вортон д’Орсвит из рода Шаррен, прадед Торрена и оружейник, создавший пару клинков, позаимствованных мною у разбойников. Сощурив глаза, с интересом уставилась на прадедушку. По моему непредвзятому мнению, выглядел он едва ли не ровесником Торрена. Тонкокостный, с длинными белыми волосами, заплетенными в ворох тонких, скрепленных в хвост косичек, ростом, может, всего на пару сантиметров выше моих метра семидесяти. Внешне очень похож на правнуков, только глаза ярко‑голубые, васильковые, а не зеленые.

– Ты Лей’ена? – полюбопытствовал дроу, рассматривающий меня все это время с неменьшим интересом, отмахнувшись от церемонных поклонов моих приятелей. Впрочем, проживи я столько, сколько он, меня бы тоже выводили из себя церемонии. Похоже, он начинает мне нравиться.

– Она самая, – призналась я, сползая с кровати и машинально протягивая дроу руку. Тот, замешкавшись на секунду, аккуратно пожал мое запястье. – Тор о вас много рассказывал. А… а почему у вас волосы белые?

– Повидаешь, сколько я в своей жизни успел, тоже поседеешь, – возмутился дроу.

– Вряд ли мне удастся столько прожить, – засмеялась я, – а лет через тридцать поседею вполне естественным путем – от старости!

– Какая старость, что ты болтаешь! – не выдержал Торрен.

– Обычная… я же человек, не забывай об этом, – удивленно отозвалась я.

– Люди живут лет до двухсот‑трехсот, а обладающие магией могут и до тысячи дотянуть, – усмехнулся мой друг. – Хочешь сказать, что тебе девятьсот лет?

– Нет, мне двадцать четыре года, – призналась я. – Только в нашем мире и до ста лет доживают считаные единицы, в основном живут лет до восьмидесяти, но последние двадцать – это уже глубокая старость!

– Но… это же… так мало! – ошарашенно прошептал Дариэль, глядя на меня с ужасом, словно я призналась в том, что смертельно больна.

– Возможно, в нашем мире ты будешь жить по нашим законам, – улыбнулся Вортон. – Так что вопрос только в том, есть ли у тебя Дар…

Дроу прикрыл глаза, сканируя ауру, и вдруг замер, побледнел и уставился на меня округлившимися глазами, не в силах произнести ни слова. Друзья машинально встали по бокам от меня, словно пытаясь прикрыть от опасности. Хотя все мы осознавали, что реши Вортон заполучить выходца из Закрытого мира, то есть меня, – шансов отбиться у нас не будет.

– Не беспокойтесь, я не собираюсь причинять ей вред, – слабо улыбнулся дроу. – У тебя странная аура, Лейна. За всю свою жизнь я встречался с подобным только один раз. Это была девушка из Закрытого мира… и случилась та встреча очень и очень давно.

– С Земли? – Я напряженно ждала ответа.

– Нет, она называла свой мир Эдемом, – спокойно ответил Вортон, глядя на меня странно печальным взглядом. – О Земле я никогда не слышал. Не беспокойся, другие вряд ли опознают в тебе жителя Закрытого мира.

– Спасибо! – невольно вырвалось у меня.

– За что? – удивился Вортон.

– За то, что не собираетесь порезать меня на ленточки, дабы получить Силу, – поморщилась я, вспомнив Морею Озерную.

– Пожалуйста, – усмехнулся дроу. У меня никак не укладывалось в голове, что стоящему напротив меня юноше более двадцати тысячелетий. – Торрен, у тебя минута на сборы. Мы и так уже опаздываем на Малый семейный совет.

Проводив взглядом поспешно покидающего комнату Торрена, я перевела взгляд на Дариэля.

– Не будем, пожалуй, плодить сплетни о нашем бедном друге и оставим его покои, – с трудом сдерживая смех, промурлыкала я. – К кому пойдем – к тебе или ко мне?

– Пошли ко мне, – предложил эльф. – Если тебя будут искать слуги, то заглядывать к светлому эльфу с вопросами о диали своего принца точно не додумаются!

– Ага, а если искать будет Трион, то все равно нигде не спрячешься, – пробормотала я в ответ. Дариэль согласно фыркнул и вытащил из‑под подушек две части гримуара. Мои жадные ручки подхватили со стола оставшиеся с вечера фрукты, вино и орехи: не пропадать же добру!

Спустя пару минут я захлопнула дверь в покои Торрена. Прикрыв глаза, полюбовалась изумительной красоты плетением защитного заклинания, укрывшего вход до прихода хозяина или тех, на кого он поставил метку‑пропуск. Открыв глаза, поспешила за Дариэлем, балансируя заваленным едой подносом.

До обеда мы занимались переводом гримуара. Точнее, Дариэль переводил, а я комментировала, развалившись на пушистом ковре и лопая виноград. Эльф сидел рядом, разложив перед собой две древние книги и опершись на флегматичного Малыша. Тот давно привык к моим приятелям, с удовольствием с ними играл и даже иногда слушался, то есть вел себя, по утверждению Торрена, совершенно нетипично для демона‑хранителя.

Ничего путного мы пока не узнали. Перевод книги шел черепашьими шагами. Древний чересчур описательный и витиеватый язык гримуара выводил из себя. Например, нам так и не удалось понять, что бы могла означать сия фраза: «…И умирая демонову дюжину раз, Лирриатэль укажет путь стоящему в Элинтер к Лестнице в Небо, ведущей в чертоги милосердной Смерти, либо в Бездну, хранимую Демиургами…» Это было единственное найденное нами упоминание о Демиургах за всю книгу. Мы устало переглянулись. Найти какую‑либо информацию о моем мире в этом сборнике головоломок так и не удалось. Правда, если нам повезет понять путаные указания, то, возможно, удастся пройти в мир Демиургов – уж они‑то точно знают, где находится мой дом. Вот только как это сделать? Да и слабо верилось, что меня там ждут с распростертыми объятиями. С отвращением покосившись на древнюю рукопись, я предложила:

– Дариэль, давай переоденемся, сходим поесть, а вечером соберемся все вместе и еще раз подумаем над переводом?

– Хорошая идея, только куда спрятать книги? Меньше всего мне хочется таскать их по замку, но оставлять в покоях – полное безумие!

– Давай прицепим сумку с книгами на ошейник Малыша! Я так клинки Сирина и запасные стрелы крепила, когда мы были в замке Дерейлы. Очень удобно! И вряд ли кто решится лезть к сэльфингу, чтобы полюбопытствовать, что содержится в сумке.

Надев «обновку» на страдальчески вздохнувшего демона, я мысленно объяснила, насколько важна возложенная на него миссия, и обернулась к эльфу:

– Пускай он у тебя побудет. Я умоюсь, переоденусь и зайду за вами через полчасика, хорошо?

– Давай, только не задерживайся, а то мы с голоду помрем, – усмехнулся эльф, безуспешно пытаясь изобразить голодный обморок. Юморист, блин.

Выскользнув за дверь и убедившись, что меня никто не видел, я мышкой прошмыгнула в свою комнату.

Глава 7.

Мои друзья:
23
Подпишитесь